Истории

«Без судебной практики это по-прежнему риск»: инвесторы и стартапы оценили закон о конвертируемом займе

Истории
Анастасия Марьина
Анастасия Марьина

Руководитель новостного отдела RB.ru

Анастасия Марьина

Закон о конвертируемом займе упростит защиту интересов инвестора и сделает вложения в стартапы привлекательнее, однако на 100% не сможет гарантировать, что компании исполнят свои обязательства перед инвестором без суда. К такому выводу пришли опрошенные RB.ru стартапы, эксперты и инвесторы.

Участники рынка полагают, что риск при сделках конвертируемого займа будет сохраняться до тех пор, пока в России не сформируется судебная практика. При этом бизнес-сообщество признает, что закон позволит уйти от шаткой схемы «я знаю тебя, ты — меня, и поэтому мы заключим сделку».

«Без судебной практики это по-прежнему риск»: инвесторы и стартапы оценили закон о конвертируемом займе

Содержание:

13 июля в России вступил в силу закон, который устанавливает использование в России механизма конвертируемого займа. Документ должен позволить стартапам быстрее привлекать инвестиции. RB.ru разобрался, какие проблемы с договорами конвертируемого займа есть сейчас, как закон изменит работу с этим механизмом и нужен ли рынку единый стандарт договора под подобные сделки.

Что такое конвертируемый заем

Конвертируемый заем — механизм, при котором инвестор дает стартапу деньги, и при этом имеет право в будущем требовать либо погашения займа через возврат денег с процентами, либо через передачу доли в уставном капитале стартапа либо эмиссию акций, которые будут переданы инвестору либо проданы с дисконтом. Таким образом, сам заем может быть конвертируем в долю компании либо ее акции.

Как правило, в договоре устанавливаются условия, при достижении которых заем должен быть конвертирован. Если условия не выполнены, стартап должен вернуть деньги и проценты инвестору.

До принятия нового закона законодательство позволяло также оформить сторонам заем, который после мог быть конвертирован, но при этом требовалось применить больше усилий при формулировании условий соглашения и оформлении сделки, поясняет руководитель практики юридической компании «Интерцессия» Кирилл Стус.

Однако, по его словам, принятый закон не вводит единых формулировок либо единых стандартов, соблюдение которых необходимо для заключения договора конвертируемого займа. «Он, скорее, закрепляет общие положения, которыми должны руководствоваться стороны при заключении договора. Так, например, закон устанавливает условия, которые являются существенными для договора конвертируемого займа», — объясняет Стус.

Проблемы с договорами конвертируемого займа

Основная сложность договоров конвертируемого займа заключалась в избыточном количестве документов, необходимых для заключения договора: договор займа, опционы, а также корпоративный договор и приложения, перечисляет исполнительный директор Kama Flow Павел Охонин.

«На корректное составление и согласование документов уходит достаточное количество времени, что зачастую серьезно растягивает сроки закрытия сделки. Помимо этого, при заключении договора конвертируемого займа законодательно не закреплены гарантии конвертации для инвестора: да, риск может быть снижен с помощью различных финансовых санкций — штрафами, штрафными опционами на основателях, но полностью не уходит», — предупреждает Охонин. 

Сложностей было много, подтверждает руководитель направления «Регулирование финансовых рынков» ФРИИ Игорь Меркушов. По его словам, отсутствие гарантий для инвестора было связано с тем, что при наступлении оснований для конвертации стартап должен был принять решение об увеличении уставного капитала в пользу инвестора и совершить другие формальные действия.

«Но если для стартапа оказывалось более выгодным вернуть заем и заплатить штрафные санкции за нарушение договоренностей, то его сложно было юридически переубедить», — говорит Меркушов.

То, что основные риски для инвесторов лежали в части исполнения конвертации стартапом, подтверждают и сами компании.

«Если у стартапа дела пошли резко в гору, он мог просто вернуть деньги и отказаться от конвертации или начать затягивать ее», — рассказал сооснователь и CEO компании-разработчика растительного мяса Welldone Александр Киселев.

По его словам, способ гарантировать исполнение конвертации — заключить нотариальную оферту. «Тогда нотариус исполняет конвертацию при наступлении условий и каких-то согласий от стартапа не требуется. Соответственно стартап не может уклониться от конвертации», — отметил Киселев. По его словам, минус такой структуры сделки — достаточно сложная конструкциия, большое количество документов и высокая цена.

Основатель и СЕO сервиса YEZ.RU Владислав Матчин основной сложностью называет «отсутствие легальных, легитимных и при этом понятных всем участникам сделки инструментов структурирования прав и обязательств для юридического лица – российского резидента».

«Такая ситуация порождает наличие многих понятийных договоренностей по условиям (отдельный termsheet), что требует от инвестора и основателя высокой степени доверия друг к другу, — считает Матчин. — По сути, часто работает схема: я знаю тебя, ты — меня, и у нас есть бизнес-репутация на рынке, которой мы дорожим», — говорит он.

Что изменит новый закон

В соответствии с новым законом всю процедуру можно будет провести в один этап. «Решение об одобрении конвертируемого займа является одновременно решением о размещении акций, но с отсрочкой. Также, если основатели компании попробуют отказать инвестору в передаче доли, предусмотрен понятный механизм рассмотрения спора в арбитражном суде», — говорит сооснователь и генеральный директор платформы доставки «Чекбокс» Кирилл Евдаков.

По его мнению, новый закон усиливает защиту инвестора, поскольку он сам решает, какой именно способ исполнения обязательств по займу будет реализован. Инвестор может не входить в капитал компании и ограничиться лишь последующим возвратом вложенной суммы с процентами. А возможность конвертации может выступать своего рода обеспечением обязательств по займу.

Закон упрощает защиту интересов инвестора, однако на 100% не гарантирует исполнение стартапом обязательств без судебного разбирательства, так как стартап наделен правом направить возражения нотариусу в течение двух недель с момента предъявления требований, добавляет сооснователь Welldone Александр Киселев.

Пока судебная практика не сформирована, это по-прежнему риск для инвестора. Однако в перспективе закон существенно снизит инвестиционные риски, полагает Киселев.

«Стоимость сделки новый закон не уменьшит, для ООО даже увеличит, так как теперь обязательно привлечение нотариуса. Также у меня вызывает двойственные чувства обязанность отразить сведения о заключенном договоре конвертируемого займа в доступном всем ЕГРЮЛ, включая размер и стоимость доли инвестора — это может сильно повлиять на оценку компании при переговорах по новому раунду или при выходе», — высказывает свои опасения сооснователь «Чекбокс».

Мало кто обращает внимание на то, что закон позволил учредителю стартапа и инвестору обсуждать самые разные условия конвертации, в том числе установить скидку к рыночной оценке стартапа новым инвестором в следующем раунде или предусмотреть популярный за рубежом «предел оценки», отмечает руководитель направления «Регулирование финансовых рынков» ФРИИ Игорь Меркушов.

«Раньше, особенно в акционерных обществах, такой подход был сопряжен с риском квалификации действий сторон как причинение убытков обществу, когда инвестор "не доплатил" за долю в компании. В новом регулировании этот риск должен быть снят, что сделает инвестирование в стартапы более привлекательным», — полагает Меркушов.

Нужен ли рынку единый стандарт договора

Пока инвесторы и стартапы рассуждают о плюсах и минусах нового закона, сооснователь United Investors Александр Горный и юридический сервис для малого и среднего бизнеса «Ракета» решили предложить рынку шаблон корректного договора конвертируемого займа. Однако большинство опрошенных RB.ru экспертов сомневаются, что бизнес-сообществу нужен единый стандарт для договора под подобные сделки.

«Практика единого стандарта есть в США, она достаточно успешна. Существует похожий инструмент, называемый аббревиатурой SAFE, — его в 2013 году предложил один из крупнейших бизнес-акселераторов в США Y Combinator. Инструмент стал очень популярным и достаточно часто используется для структурирования сделок конвертируемого займа», — говорит сооснователь Welldone Александр Киселев.

Документ от Y Combinatior стандартный и простой, но не идеальный, признает предприниматель и инвестор, основатель DeckRobot Тони Урбан. «Я крайне рекомендую им пользоваться на первый миллион-два инвестиций», — советует предприниматель.

Урбан считает, что достаточно будет «просто взять SAFE и перевести его на российские юридические реалии». Сомнения есть только на счет восприятия таких условий у инвесторов, добавляет основатель YEZ.RU Владислав Матчин.

«На российском рынке значимый объем сделок на ранней стадии закрывают именно частные инвесторы, у которых толерантность к рискам может быть ниже, а ожидания по доходности — выше, чем у фондов. Поэтому, если что-то идет не так или инвестор чувствует возможность улучшения условий, он просто не готов будет брать стандартный, сбалансированный для основателя и инвестора termsheet», — объясняет Матчин.

Во ФРИИ единый для всех обязательный стандарт считают скорее лишним, так как «все многообразие инвестиционных ситуаций, условий и формул конвертации нельзя предусмотреть и новый закон не запрещает использовать в конвертируемом займе элементы корпоративного договора и других соглашений». 

При этом руководитель направления «Регулирование финансовых рынков» ФРИИ Игорь Меркушов признает, что разместить на общедоступных ресурсах шаблоны договоров — хорошая идея, которая сделает жизнь стартапов проще. 

В фонде считают, что в таком шаблоне необходимо как можно точнее определить условия конвертации и то, какими документами наступление этих условий должно подтверждаться. Корректное определение этих положений в договоре исключит споры о том, пора или нет конвертировать денежное требование по договору займа в долю в капитале заемщика, говорит Меркушов. 

Инициативу Александра Горного и сервиса «Ракета» для унификации процедуры считают полезной в Kama Flow. «В договоре, на наш взгляд, обязательно стоит проработать и предусмотреть наличие пунктов, регламентирующих возможность внесения изменений в договор, уступки прав, возврата, непосредственно конвертации», — перечисляет исполнительный директор инвесткомпании Павел Охонин.

Кроме того, по его словам, проработки требует момент, касающийся возражений основателей по поводу конвертации и подачи соответствующего возражения нотариусу. В таких случаях решение принимается в арбитраже. Однако в законе не прописана сама процедура конвертации по решению суда (кто инициирует, подает уведомление в ЕГРЮЛ).

По словам руководителя практики юридической компании «Интерцессия» Кирилла Стуса, в разработке единого стандарта договора конвертируемого займа нет необходимости. Тем не менее, он считает, что по мере развития закрепленной правовой конструкции на рынке юридических услуг появится большое количество «типовых» форм договоров конвертируемого займа.

Фото: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 От нуля до миллиарда: как запустить успешную локальную сеть отелей и не ошибиться
  2. 2 Кэти Вуд: путь знаменитой основательницы фонда ARK Investment Management
  3. 3 Сейчас лучшее время для стартапа, чтобы поднимать инвестиции — мнение
  4. 4 Куда идти стартапам в Израиле
  5. 5 «Не пытайтесь понравиться всеми силами»: как найти и заинтересовать инвестора
Куда идти стартапу в США
Список полезных контактов, предпринимательских сообществ и инвесторов
Получить список