Стартап Platforma: как развивать сервис по финансированию судебных процессов в России

Светлана Зыкова
Светлана Зыкова

Главный редактор Rusbase

Расскажите друзьям
Светлана Зыкова

Продолжаем рассказывать про интересные российские стартапы.

Сервис по финансированию судебных процессов Platforma был запущен в декабре 2016 года. Сейчас на сайте зарегистрировано около 400 инвесторов, общая сумма исков за год составила порядка 700 млн рублей, сумма инвестиций — около 24 млн рублей. Основатель сервиса, адвокат Ирина Цветкова рассказала Rusbase о своем проекте и финансировании судебных процессов в России, а мы спросили экспертов об особенностях рынка.

Судебное финансирование — это услуга, при которой третья сторона (инвестор) финансирует судебные издержки истца, получая процент от присужденной истцу компенсации, рассказывает Ирина Цветкова. Новое направление для бизнеса сформировалось в США почти 20 лет назад, когда стало понятно, что истцы не могут самостоятельно оплачивать судебные процессы — особенно дорогостоящие услуги юристов. Несмотря на то, что финансирование судебных процессов появилось в стране с англо-саксонской правовой системой, сейчас, по словам Ирины Цветковой, оно развивается и в странах с другим правовым ландшафтом — например, в Гонконге, Сингапуре, Канаде.

Ирина Цветкова
Основатель Platforma

Принципиальной разницы в работе схемы финансирования судебных процессов в разных странах нет. Главное, чтобы в стране не было запрещено на законодательном уровне финансирование судебных процессов. Например, в нескольких американских штатах оно до сих пор запрещено. А в Великобритании, напротив, легализовано и рассматривается как один из путей доступа к правосудию.

По словам генерального директора Юридической группы K.O.R.D. Алины Беляевой, финансирование судебных процессов особенно распространено в Европе и развитых странах Азии. Например, в Великобритании существует понятие «гонорар успеха», финансирование судебных процессов получило развитие благодаря соглашениям адвокатов и их клиентов об условном гонораре. Адвокат вкладывал свои средства в ходе рассмотрения уголовного дела и получал долю от выигрыша, рассказывает Беляева.

В России, говорит Ирина Цветкова, сейчас конкурентов у Platforma нет — да и рынок еще не сформирован, в отличие от США и Великобритании:

Ирина Цветкова
Основатель Platforma

В США и Великобритании на рынке инвестирования в судебные процессы (litigation finance) доминируют специализированные банки и хедж-фонды (Burfod, Counsel Financial). Их основные клиенты — юридические компании, которые приводят к ним клиентов, нуждающихся в финансировании судебных процессов. В США также есть несколько краудфандинговых площадок (Funded Justice, Lex Shares, FundRazr), где можно объявить сбор средств на ведение дела или найти единичного инвестора.

На Западе есть отдельные стартапы, например, Legalist, поддерживающий в судебных делах компании, которые не могут позволить себе судебные тяжбы с крупными корпорациями. Алгоритм оценки успешности дела Legalist разработали на базе 15 млн судебных дел. Всего на рынке альтернативных инвестиций в судебные процессы в США работает более 100 хедж-фондов и более 1000 частных инвесторов.

По мнению генерального директора Юридической группы K.O.R.D. Алины Беляевой, для развития инвестиций в судебные дела в России для начала необходимы специалисты с хорошей юридической базой, которые будут разрабатывать стратегию судебного спора, проводить экспертизу документов и смогут оценить перспективы,  а также необходима уверенность в судебно-правовой системе и органах взыскания. С ней соглашается Ксения Третьякова, заместитель руководителя департамента маркетинга и продаж патентно-адвокатского бюро «Гардиум»: «Отсутствие гарантии исполнения решения суда — это большой риск как для участника спора, так и для инвестора», — говорит Третьякова. Кроме того, стоит обеспечить со стороны участника спора раскрытие всех фактов и документов по конкретному делу. Алина Беляева отмечает, что в некоторой мере обезопасить инвестора сможет лицензирование юридической деятельности:

Алина Беляева
Генеральный директор Юридической группы K.O.R.D.

Во многих странах деятельность юристов лицензируется, и юристы стоят не просто дорого, но и отказываются от определенных дел, так как могут пожизненно лишиться лицензии на осуществление юридической деятельности. В России пока таковых ограничений нет, но рассматривается вопрос о лицензировании юридической деятельности или приобретения отдельного, иного статуса. Это может снизить риск инвестора, финансирующего судебные процессы.

Ирина Цветкова считает, что в России риски инвесторов в судебные процессы даже ниже, чем на Западе: «У нас кодифицированное право, мы лучше прогнозируем сроки рассмотрения. В России на один процесс в среднем уходит год-полтора. В Великобритании просчитать срок дела сложнее. Кроме того, в России удобно руководствоваться судебной практикой. Есть kad.arbitr.ru, в свободном доступе можно найти постановления вышестоящих судов. Юристы прогнозируют результаты дела исходя из законов и судебной практики, а также с помощью систем предсказания исхода дела (CaseLook и другие)».

Юрисконсульт компании Alta Via Светлана Васильева считает, что риск инвесторов в судебные процессы и истцов вполне оправдан. «Важно все просчитать заранее. Для инвесторов в данном случае важны компетенция и опыт в юриспруденции: сильный юрист всегда сможет оценить перспективы дела и "вычислить" выигрышное. А тем, кто пользуется услугами судебного инвестора, я бы посоветовала внимательно отнестись к договору на услугу и обязательно провести предварительную правовую экспертизу с независимым специалистом».  

Монетизируется Platforma сразу по нескольким каналам:

  1. Компания берет 10% комиссии от суммы инвестиций, которую получил истец. Если дело проиграно, то деньги, которые получил истец ведение процесса, не возвращаются инвестору. «Это главный принцип судебного финансирования, так происходит по всему миру», — отмечает Ирина Цветкова.
  2. При любом исходе дела сервис удерживает комиссию в 10%. «Именно поэтому в работу мы берем дела, вероятность выигрыша в которых выше 75%, — комментирует Цветкова. — Мы проводим due diligence c привлечением собственных и внешних экспертов и отказываемся от кейсов, вероятность успеха в которых ниже этого прогноза».
  3. За платформой остается процент в случае положительного разрешения спора. По словам Цветковой, это основной источник дохода компании.
  4. У сервиса есть дополнительные платные опции — это каталог юристов с возможностью платного размещения, размещение дел для поиска адвокатов.

По данным сервиса, средняя доходность по инвестициям в судебные процессы составляет 100%, минимальная — 30%, максимальная — 500%.

Ирина Цветкова
Основатель Platforma

У нас был кейс, когда инвестор заработал 500% за полгода. В конце августа 2017 года в ходе судебного разбирательства российская теплоснабжающая организация подписала мировое соглашение с тепломагистральной компанией, в рамках которого истец получил запрашиваемую сумму 18,5 млн рублей и пени, а судебный инвестор — доход в 15% от суммы иска. Судебный прецедент возник из-за неуплаты в установленные договором сроки тепломагистральной компанией (ответчиком) поставленных ей тепловой энергии, теплоносителя и горячей воды на сумму более 18 млн рублей со стороны теплоснабжающей организации (истца).

Истец привлек через Platforma инвестора, покрывшего судебные расходы и услуги юристов. Теплоснабжающая организация обратилась в суд с исковым заявлением о принудительном взыскании с ответчика суммы задолженности и пени.

На урегулирование спора ушло около 4 месяцев. В результате ответчик погасил сумму долга и пошел на мировое соглашение по уплате пени. Инвестор, вложив около 500 тысяч рублей в судебный процесс, получил доход почти в 2,8 млн рублей.

Минимальная сумма инвестиций за год работы сервиса составила около 500 тысяч рублей. «Но мы обеспечиваем финансирование коммерческих дел практически любого размера — при условии, что финансирование будет экономически выгодным для клиента», — замечает Ирина Цветкова. Окончательное решение принимается на основе нескольких факторов:

  • Убытки в коммерческих спорах должны быть хорошо обоснованы. Другими словами, они должны быть в несколько раз больше, чем прогнозируемые расходы на ведение дела.

  • Срок рассмотрения спора.

  • Платежеспособность ответчика.

  • Затраты на судебное разбирательство должны прогнозироваться: соотношение суммы иска и суммы инвестиций должно быть таким, чтобы инвестору было выгодно финансировать дело.

Хотя среди профинансированных через сервис дел нет ни одного проигранного, статистика по возможному «проценту неудач» у Platforma пока не сформировалась окончательно. Ирина Цветкова говорит, что при среднем сроке рассмотрении дел в России в один-полтора года понадобится еще около года, чтобы довести до конца дела, которые сейчас в работе.

В продвижении на российском рынке Platforma встречается с определенными сложностями. В основном из-за того, что судебное финансирование у нас — новая услуга, об особенностях которой мало кто знает:

Ирина Цветкова
Основатель Platforma

Приходится для начала рассказывать о том, что такое финансирование судебных процессов, о его преимуществах и как это работает. Мы активно пишем в СМИ, проводим опросы, изучаем и переводим западные тексты, по сути — формируем этот рынок. Кроме того, некоторые спрашивают про легальность таких инвестиций. Да, это легально. В России судебное финансирование пока не регулируется специальным законодательством, но не запрещено. В апреле 2017 года в поддержку развития в нашей стране института судебного финансирования выступил председатель Совета судей России Виктор Момотов. Но более частая реакция на наш проект — живой интерес: «Да ладно? Такое есть? Как интересно».

В продвижении мы делаем упор на то, что финансирование судебных процессов — это доступ к правосудию. Это новые возможности для юридических компаний в борьбе за клиента — предлагать дополнительные возможности, и не упускать клиента, у которого нет денег, но есть интересные кейсы. Это новая возможность и для компаний, которые не хотят ухудшать финансовую отчетность и тратить деньги на судебные тяжбы. Для инвесторов — это легальный инструмент и возможность высокого дохода.

Но продвижение может стать не единственной сложностью проекта. Управляющий партнер Международной юридической группы KDS Legal Сослан Дарчиев называет сразу несколько возможных проблем стартапов в области судебного финансирования в России, особенно они заметны, если сравнивать наш рынок с американским: «Уровень дохода российских и американских компаний несоизмеримы. У нас нет такого количества дел, чтобы масштабировать подобные проекты. Поэтому мы видим, что в США суды удовлетворяют многомиллионные иски и взыскивают судебные расходы на оплату услуг представителей полностью. При этом стоимость юридических услуг в США в разы превышает стоимость юридических услуг в России. Развивать такие проекты в нашей стране мешает то, что суды, как правило, взыскивают судебные расходы не в полном объеме».

Алексей Федоряка, руководитель практики защиты промышленной собственности патентно-адвокатского бюро «Гардиум», говорит, что нельзя сбрасывать со счетов и экономические аспекты: «Компании в России достаточно быстро создаются и ликвидируются, поэтому, инициируя абсолютно прозрачный судебный процесс с высокими перспективами удовлетворения требований, нет никаких гарантий, что к моменту завершения разбирательства ответчик будет финансово состоятелен и судебное решение удастся исполнить».

Антон Пронин, директор центра юридических технологий Фонда Сколково, рассказал Rusbase, что видит «приземление» финансирования судебных процессов в B2C-сегмент уже в перспективе 3-5 лет. Генеральный директор Global Venture Alliance Замир Шухов согласен, что, если взять в расчет опыт локальных LegalTech-стартапов, потребуется еще 3-5 лет до момента, когда инвестиции в судебные дела станут возможными и прибыльными. По его мнению, с развитием технологий искусственного интеллекта эта отрасль должна трансформироваться, а исход дела будет легче предсказать:

Замир Шухов
Генеральный директор Global Venture Alliance

При помощи ИИ происходит автоматизация ранее утомительных ручных процессов, которые не менялись десятилетиями. Это позволяет, например, адвокатам уделять больше времени стратегической работе. Пару лет назад профессор Даниэль Мартин Кац и его коллеги создали алгоритм для прогнозирования результатов дел в Верховном суде США. Он достиг 70-процентной точности для 7700 решений с 1953 по 2013 год. Компания Лейба продвигает идею дальше, работая с анализируемой информацией для прогнозирования будущих судебных процессов. ИИ классифицирует и упорядочивает данные быстрее, лучше и дешевле, чем человек. Это позволяет юристам использовать огромные объемы данных, чтобы принимать правильные решения и лучше структурировать кейс.

Таким образом, предсказание результатов исхода судебного процесса с аккуратностью 70-80% становится абсолютно реальным — если говорить про судебную практику США или Великобритании.

О важности технологий в этой отрасли говорит и Александр Сарапин, исполнительный директор «Право.ру»: «Ежегодно в арбитражных судах РФ регистрируется около 2 млн дел. Без соответствующих алгоритмов, моделей и прочих технологий проанализировать этот объем, участников этих дел, вероятность победы, вероятность исполнения достаточно тяжело».

Юрисконсульт компании Alta Via Светлана Васильева говорит, что, несмотря на отсутствие регулирования, в России область инвестирования в судебные процессы перспективна: «Когда экономика в стране и мире нестабильна, в сложной финансовой ситуации может оказаться любая компания. Но малый и средний бизнес всегда более уязвим. Поэтому стартапам по инвестированию в судебные процессы лучше изначально нацелиться на эту аудиторию, а развитием отрасли крупные российские компании станут с большей охотой прибегать к услугам инвесторов». Пользоваться такими предложениями выгодно, когда процесс сложный, перспективы не совсем ясны и разбирательство может затянуться на долгое время, отмечает эксперт.

Проект Platforma появился в 2016 году в Москве, здесь же находится и головной офис компании. Но в компании работают и специалисты из Новосибирска, а также из Греции и Великобритании. В декабре эксперты конференции Skolkovo LegalTech 2017 признали Platforma самым перспективным юридическим стартапом в области правовых технологий в России. Привлекать средства на развитие Platforma пока не планирует: «Инвестора в проекте рассматриваем только в случае, если появится инвестор и партнер в одном лице, который будет вкладываться в развитие как деньгами, так знаниями и временем», — подчеркивает Ирина Цветкова.


Материалы по теме:

Алексей Пелевин (Pravo.ru): Россия — в топе стран по уровню развития LegalTech

Искусственный интеллект в суде, боты-юристы и краудфандинг правовых споров – как начинается LegalTech-революция

Уильям Алсап — американский судья, который умеет кодить

Фото на обложке: José Martín Ramírez C on Unsplash


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

  • Miroslav Svobodin
    Miroslav Svobodin 15:13, 22.12.2017
    0
    Как физлицо разместил недавно свой кейс на этой Platforma, искал инвесторов, чтобы судится в банками из-за форекс. В итоге через пару недель закрыл этот кейс у них, так как их поддержка по имейл оказалась недиееспособна оказывать качественную помощь - всё куда-то "налево", в другие юрконторы отсылали, мол у вас в плане выигрыша этого вашего дела перспектив ноль, поэтому давайте советуйтесь с юристами и узнайте у них, причём за деньги их мнение - такое впечатление, что они промоушеном этих сторонних юрконтор занимаются и это как-то странно, что они сами отказываются объяснять, что в моём кейсе не так. Вот владельцам Platforma зачем это надо? Их задача помочь мне как физлицу найти инвестора и юриста заодно и получить своё вознаграждение, однако мы явно друг друга не поняли. То есть я им просто говорю, что вот деньги и их надо взять, поскольку было нарушение законов, но в ответ слышу рассуждения типа - а получится ли взять? И без чёткого пояснения почему они так уверены в этом. Ну какой это сервис то для людей, причем обывателей? Просто думаю, что им больше юрлица интересны, чем физлица - у юриков объемы вознаграждения другие - могут быть миллионы и миллионы рублей. Вообщем как они собрались работать с физлицами, у которых будут не такие простые кейсы - ума не приложу. Оставшиеся впечатления от общения с ними по имейл - негатив. ((
  • Нина Данилина
    Miroslav Svobodin Нина Данилина 20:02, 24.12.2017
    0
    Мирослав, добрый день! Подскажите, пожалуйста, по какому именно вопросу вы обращались на Platforma. В сентябре у нас было одно обращение по форекс, но в том случае истцу требовались не инвестиции, а совет.
  • Roman Rodin
    Roman Rodin 19:20, 24.12.2017
    0
    На сайте есть критические ошибки. Например, при попытке посмотреть дело, просит зарегистрироваться, хотя я уже зашел в свою учетку.
  • Нина Данилина
    Roman Rodin Нина Данилина 10:23, 27.12.2017
    0
    Роман, благодарим за обратную связь! Возможно так происходит в том случае, если вы зарегистрированы на сайте как инвестор и интересуетесь делом, в котором не нужны инвестиции, а требуется адвокат. Для просмотра такого дела в данный момент нужно зарегистрироваться под другим мэйлом в качестве адвоката.
  • Нина Данилина
    Нина Данилина 20:01, 24.12.2017
    0
    Мирослав, добрый день! Подскажите, пожалуйста, по какому именно вопросу вы обращались на Platforma. В сентябре у нас было одно обращение по форекс, но в том случае истцу требовались не инвестиции, а совет.
Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Russian Internet Week – RIW 2018
21 ноября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase