Истории

«Кризис — это время, когда бизнес должен учиться адаптироваться». 7 проектов, которые намерены выжить

Истории
Софья Федосеева
Софья Федосеева

Редактор

Софья Федосеева

Кризис набирает обороты, и бизнесу с каждым днем все труднее оставаться на плаву — доходы снижаются, а обязательства (пока что) держатся на прежнем уровне. Так, с 30 марта в Москве на неопределенное время вводится режим всеобщей самоизоляции.

Многие компании уже не уверены, что смогут пережить пандемию коронавируса и экономический кризис. Но несмотря на трагические прогнозы, они не сворачиваются, а пытаются адаптироваться к новым реалиям и ищут новые возможности. 

Мы спросили у семи таких компаний, что они делают, чтобы остаться на рынке? Вот что они ответили. 

«Кризис — это время, когда бизнес должен учиться адаптироваться». 7 проектов, которые намерены выжить

Бьюти-сфера


Анастасия Шмакова, собственница сети барбершопов «Щегол»



Семь лет мы стрижем и бреем мужчин Москвы. Попутно психотерапевтируем, поим кофе, виски и дружим. Кризис сказался на нас крайне отрицательно. Загрузка салонов после объявления удаленной работы упала на 50%. 

Если говорить о барберах, то их доход напрямую зависит от количества клиентов, поэтому снижение спроса ударило по ним очень сильно. Но барберы у меня брутальные, оптимистичные, поэтому сохраняют спокойствие. 

Основной моей проблемой как владелицы бизнеса, конечно, остается аренда и налоги. У меня три точки, я арендую их у муниципалитета и частных арендодателей — ни те, ни другие пока никаких «каникул» или послаблений не дают. Налоги за первый квартал тоже не обнулили. 

Но мы не унываем и делаем все, чтобы держаться позитивного настроя. Ведь главное — не потерять сотрудников и вернуть клиентов после карантина. 

Во-первых, мы закупили дополнительно антисептики, градусники, маски, защитные халаты, перчатки. Всем клиентам, не говоря уже о барберах, на входе измеряли температуру (до введения режима самоизоляции). 

Во-вторых, я каждый день объезжала барбершопы, успокаивала ребят, говорила, что ни один наш целевой клиент (а это топ-менеджеры, предприниматели, спортсмены, артисты) не будет ходить обросший. 

Также мы предприняли ряд «антикризисных» мер:

  • закупили все расходные — косметику, бритвы, ножницы, моющие — по докризисным ценам;
  • оптимизировали график работы — барберы выходили реже, но работали с большей загрузкой;
  • придумали услугу «выездной барбер» — здоровые сотрудники до 29 марта включительно работали с клиентами на дому;
  • запустили депозит, «отложенную стрижку» — клиент, который пропускает посещение из-за карантина, может онлайн внести депозит и подстричься со скидкой после его окончания — сейчас, в режиме всеобщей самоизоляции, это единственная предоставляемая нами услуга;
  • продолжаем переговоры с арендодателями, чтобы добиться каникул или хотя бы временного уменьшения арендной платы.

Кроме того, я поддерживаю коллег из бьюти-сферы — предлагаю объединяться и коллективно просить от города/государства налоговой поддержки (отложить на последующие годы квартальные налоги для отраслей, пострадавших от коронавируса) и арендных каникул. Не отсрочки по арендным платежам, как это предусмотрено в приказе Росимущества, а аннулирования платы за кризисные месяцы. По государственному и муниципальному имуществу это нужно сделать однозначно. 

С частной собственностью сложнее, но почему бы государству не создать фонд для возмещения потерь частным арендодателям? Плюс временно убрать кадастровый налог и налог за землю — иначе нам после кризиса придется начинать с долгов, которые не из чего выплатить — мы не сможем получить сверхприбыль после карантина. Если мужчина не подстригся в марте и апреле, он не придет в барбершоп дважды в мае. Кроме того, бьюти-сфера сама по себе низкомаржинальна. Поэтому сработает не отсрочка, а именно каникулы.


Тревел-индустрия


Ольга Бортникова, основатель и гендиректор сервиса YouTravel.me



YouTravel.me — это агрегатор авторских путешествий от независимых тревел-экспертов. Сегодня в сервисе более 6 тысяч авторских туров почти во все страны мира и свыше 2 тысяч организаторов. Сервис появился в июне 2018 года и до кризиса показывал высокие темпы роста (30-40% в месяц). В январе-феврале мы проходили акселерацию в Португалии, развивали сервис за рубежом и продавали первые туры европейцам. 

В феврале 2020 года оборот упал на 40%, в марте падение было еще более драматичным в связи с закрытием границ — сейчас оно составляет около 90% неделя к неделе. 

Мы сократили расходы на маркетинг, пользуемся только бесплатными каналами, предлагаем клиентам бронирование со 100% возвратом средств в случае отмены. 

Клиенты продолжают бронировать путешествия по России, и это одно из антикризисных направлений. Еще одно — это онлайн-школа организаторов путешествий BeGuide, которую мы планируем запустить уже в середине апреля. 

Кризис — это время, когда бизнес должен учиться адаптироваться, а отдельно взятые люди — учиться и получать новые навыки. 

Туристический рынок до пандемии драматически менялся, требовал новых игроков и специалистов, способных удовлетворить запросы тех, кто не пользуется услугами классических турагентств. У нас есть сообщество независимых организаторов туров, большая база знаний, и мы намерены помогать тем, кто хочет развиваться в туризме. Пандемия не продлится вечно, а после нее рынку как никогда будут нужны идеи и свежая кровь.


Консалтинг


Василий Лебедев, основатель школы «ИКРА», сооснователь бутика презентаций wowmyslide



Наш продукт — это креативный и инновационный консалтинг. Практики с огромным опытом приходят в компанию и решают ряд проблем: 

  • помогаем провести стратегическую сессию, 
  • учим креативным методикам для роста и развития бизнеса. 

Мы даже можем построить креативное агентство внутри компании, чтобы ей не пришлось работать с подрядчиками. 

Мы помогаем компаниям находить наиболее эффективный путь развития, «перепридумать» продукт и найти новые источники бизнеса, переформатировав его.

Для нас количество продаж пока упало, причем достаточно радикально. В эти две недели b2b-рынок просто замер: он не принимает никаких решений. Хотя спрос, я уверен, остался прежним. 

Сейчас каждая компания должна сделать все возможное, чтобы делиться друг с другом, поддерживать и продолжать бизнес-процессы. Если мы глобально прекратим процесс купли-продажи услуг и товаров, то совершим откат года на три.

Пока что наши убытки составили примерно 50 млн рублей в b2b-секторе. Конечно, мы постараемся компенсировать это b2c-форматами, но получится только где-то 25 млн рублей.

Стоит ожидать, что настоящие результаты происходящего проявят себя через пару месяцев удаленки: начнется отток кадров, возможно даже расформирование сплоченных команд. 

Сегодня все говорят про помощь малому бизнесу. Но для рынка не менее важно то, что сейчас будет с его столпами. Пока все ищут деньги, крупный бизнес нуждается в пересмотре пользовательского опыта, улучшении HR-цикла, и многом другом, к чему никто не оказался готов.

В связи с этим мы запускаем бесплатные консультации для предпринимателей. Наша миссия — помочь рынку удержаться, поделиться наработанной экспертизой и проконсультировать любой крупный бизнес в том, как ему сейчас удержаться на плаву. Кому-то придется пройти полную трансформацию.


Экскурсионное агентство


Юлия Мезенцева, руководитель проекта «Москва, которой нет»



«Москва, которой нет» — историко-культурологический проект о старом городе, его домах и жителях. Мы выпускаем путеводители, альбомы, проводим лекции, экскурсии, организуем путешествия для небольших групп.

Понятно, что с нарастанием эпидемии и мер против нее, двери стали закрываться одни за другими. Сначала прекратились зарубежные путешествия, потом одно- и двухдневные выезды, следом — прогулки с лекциями.

Итого: обязательства по налогам, аренде и зарплате есть, а доходов — нет.

Пока у нас остался канал реализации книг и мы решили попробовать свои силы в онлайн-лекциях. Рассказываем о благотворителях, московской истории, архитектуре, искусстве и виртуально путешествуем — это тоже неслабая конкуренция, особенно на фоне множества бесплатных онлайн-сервисов, но у нас интересный контент, качество и те самые гиды, которые собирали массу людей на прогулки. 

Цену сделали самую щадящую, помимо трансляций сразу стараемся выложить и записи. Таким образом мы надеемся справиться с обязательствами, поддержать наших гидов и не умереть от скуки в закрытой комнате.


Дошкольное образование


Татьяна Амарян, соосновательница сети Preschool Discovery



Мы создали англоязычную среду, в которой дети естественным образом развиваются и учат язык. Сейчас в сети 23 филиала в Москве и Санкт-Петербурге. 

Дошкольные учреждения, в отличие от школ, не уходили на карантин, но с середины марта родители сами стали забирать детей, кто-то уехал за город. 

Средняя загрузка по сети в обычное время 70-80%, в период пандемии же она упала до 15%.

С 30 марта мы полностью закрыли сеть на карантин. Сейчас родители массово просят возврат средств за апрель, что сильно сказывается на состоянии всей сети. 

Основная часть расходов — это аренда и ФОТ, у нас высокий уровень зарплат — в сети работают билингвальные педагоги, носители языка. Мы пока не расстаемся с персоналом, потому что бережем кадры, но после этого месяца, возможно, придется идти на жертвы и сокращать людей.

Арендодатели отказываются давать отсрочку. Малый бизнес попал в ловушку, и непонятно, как выживать дальше, мы несем убытки каждый день.

Конечно, мы быстро сориентировались — каждый детский сад стал снимать ежедневные видеоуроки на английском языке, продолжая нашу программу. Педагогам пришлось учиться разговаривать с камерой, осваивать видеомонтаж. Методический отдел быстро перенес все видео на платформу, удобную для родителей, в нашем фирменном стиле. Мы даже сняли инструкцию для мам и пап, как заниматься с ребенком, а к урокам прикладываем домашние задания. 

Онлайн-занятия ведут те же педагоги, с которыми ребенок занимался в детском саду, — их знают и любят, по ним скучают. Родители очень благодарны, выкладывают сторис, как дети учатся дома — для нас это большой плюс к лояльности. 

С момента введения всеобщей самоизоляции мы дополнительно ввели индивидуальные онлайн-созвоны с детьми, чтобы вместе закрепить материал. Сейчас очень важно держать связь с родителями, чтобы окончательно не растерять клиентов.

Но, конечно, даже эти меры нас глобально не спасают. Особенно сложно только что открывшимся садам. Есть новый филиал, который полностью прекратил свою работу, хотя шел активный набор детей. Мы надеемся на лучшее, читаем новости как военные сводки и ждем, когда все закончится. 


Ресторанный бизнес


Максим Попов, совладелец гастрономической улицы strEAT



Фуд-холл — это арендный бизнес, каждый корнер — это отдельный проект со своей уникальной концепцией и бизнес-моделью. Мы находимся в центре Симоновского делового квартала на Автозаводской, поэтому основной трафик гостей — это сотрудники близлежащих офисов и жители жилых комплексов. 

Кризис сильнее всего ударил по клиентскому бизнесу, его последствия сейчас даже сложно осознать. За прошедшую неделю трафик гостей в ресторанах снизился в лучшем случае на 50%, где-то на 80-90%, а с 30 марта мы были вынуждены уйти на карантин на неопределенный срок. 

Первое, что мы как управляющая компания предприняли для поддержки 44 арендаторов — существенно снизили аренду. 

Кроме того мы приняли решение оперативно усилить доставку — организовали партнерство с сервисами «Яндекс.Еда» и Delivery Club и начали прорабатывать запуск собственной доставки. 

Буквально за неделю была проведена огромная работа по проработке концепции, логистики и верстке сайта, разработке нового маркетингового плана. 

Несмотря на огромные финансовые вливания в этот проект, мы понимаем, что использовали кризис как точку роста. Пандемия закончится, люди рано или поздно устанут есть гречку, а мы останемся с гостями в онлайн- и офлайн-формате. 


Офлайн-образование


Александр Альхов, основатель сервиса CourseBurg



Наш бизнес — это сервис по выбору офлайн-курсов дополнительного образования от компьютерных курсов до индустрии красоты. 

По офлайн-сектору кризис бьет больше всего — у нас все начало падать еще в феврале. Поэтому первое, что мы сделали, это разработали прогнозы по доходам и расходам на несколько месяцев вперед.

По одному из сценариев выручка в апреле упадет в три раза и, если мы ничего не изменим, она не покроет расходов. 

Параллельно мы сделали экспресс-анализ ниш и небольших сегментов, где, несмотря на панику, начался рост, чтобы перевести компанию на работу с рядом востребованных онлайн-направлений. 

Затем мы уведомили всех сотрудников, что в апреле будут задержки по зарплате, и начали договариваться с арендодателем об арендных каникулах или отсрочке.

Далее оплатили текущие задачи и перестали выдавать новые ТЗ нашим аутсорсерам и тем, кто на сдельной оплате. Вместо этого раздали полезные для образования материалы — в обычное время учиться некогда. 

И, наконец, вопреки обычным советам, не стали увольнять штатных сотрудников, а отправили их работать из дома.

Чтобы обеспечить занятость и полезность для компании, мы загрузили персонал пусть и непрофильными, но очень нужными в этот период задачами.

Кроме того, для работы с новыми направлениями мы наняли и быстро обучаем сотрудников в отдел привлечения партнеров. По сути наш отдел продаж вырос в три раза — так мы существенно увеличили количество новых партнеров, чьи теперь уже онлайн-курсы будем продавать. По нашим расчетам, когда пандемия закончится, мы будем в два раза сильнее за счет новых сегментов и увеличенного отдела продаж.


Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Коронавирус как форс-мажор: что делать, если ваша компания не может исполнять договорные обязательства?
  2. 2 «Чувство, будто я единственная не смотрю онлайн-спектакли и не медитирую». Как студенты в России и за рубежом учатся, отдыхают и работают во время карантина
  3. 3 Курс по истории искусств, бесплатные мультики и мобильный зубной кабинет: как компании помогают людям пережить карантин

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase