Истории

«В 13 лет почти привлек $250 тысяч инвестиций. Но инвесторы узнали о моем возрасте и пропали»

Истории
Екатерина Гаранина
Екатерина Гаранина

Редактор рубрики «Спортивный маркетинг», беру интервью у ярк...

Екатерина Гаранина

Илья Спарк — парень из регионального городка. В 10 он сделал первый сайт, в 11 — начал фрилансить, в 13 попал в стартап, а затем создал свой проект. В 15 он выиграл престижный конкурс от Microsoft, затем переехал учиться в США, где сам оплачивал учебу. Между вузом и стартап-акселератором Илья выбрал второе. У него нет диплома, зато есть перспективный бизнес.

Илья рассказал Rusbase о том, как к этому пришел.

«В 13 лет почти привлек $250 тысяч инвестиций. Но инвесторы узнали о моем возрасте и пропали»

«Первый сайт сделал в 10 лет, а в 13 уже получал зарплату»

Меня зовут Илья. Мне 19 лет. Я родился и вырос в Альметьевске – это город в 250 километрах от Казани. Там живет почти 150 тысяч человек и находится офис «Татнефти», которая спонсирует множество мероприятий в регионе.

Читайте по теме: История школьницы, которая совмещает учебу и хакатоныПервый сайт я сделал в 10 лет. Хорошо, что мама не давала мне много играть на компьютере: я просто лазил в интернете. Нашел конструктор сайтов, начал читать про HTML. И увлекся.

Позже стал ездить по конкурсам для программистов, победил в IT-Jump (образовательный проект, в котором школьников обучают предпринимательству и IT. – Прим.). В 13 лет меня заметил один из менторов программы и пригласил в проект Sweet Coders, где я даже получал небольшую зарплату – 10 тысяч в месяц. С 11-12 лет я уже вовсю фрилансил.

Благодарен папе и маме за то, что они не заставляли меня учиться – я не был отличником. Учился в физико-математическом лицее, где мне помогли собрать команду на первый IT-конкурс. Мы сделали проект и сразу заняли второе место.

Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.

Я никогда не ставил школу на первое или даже на второе место. В приоритете всегда было программирование.

Учителя не очень хорошо к этому относились. Во время конкурсов бывали контрольные и сдача каких-то работ. У меня не было времени выполнять задания – часто получал двойки. Но все равно старался поддерживать оценки на уровне – двоечником не был. Родители поддерживали, потому что я добивался большего успеха в программировании, чем в учебе в школе. Сейчас я нигде не учусь, хотя папа и мама настаивают на дипломе.  


«Инвесторы узнавали о возрасте и исчезали»

С проектом Sweet Coders мы прошли акселератор казанского ИТ-парка, потом стартап закрылся, основатель уехал. В 13 лет я сделал свой проект: агрегатор новостей с социальных сетей и сайтов по интересам Fidz. Агрегатор собирал все новости в одну ленту, сортированную по времени. Мы стабильно набирали пользователей – в итоге их было около десяти тысяч, поэтому уже в 13 лет я начал искать инвесторов.

Я не говорил никому о своем возрасте. Когда заказчики по фрилансу предлагали созвониться, хитрил и выдумывал сломанный микрофон, болезнь или еще что-то, чтобы не общаться лично. Нужно было $250 тысяч инвестиций. Нашел потенциальных инвесторов, но как только они узнали о моем возрасте, один перестал отвечать, второй откладывал решение на потом и в итоге слился.

Этот проект закончился на том, что Facebook ограничил доступ к новостям – и мы закрылись. Я продолжал фрилансить, делал небольшие проекты для себя. В 15 победил в конкурсе Microsoft «Магистр Кода» с проектом шифрования сообщений в Facebook на клиентской стороне. Это программа, которая шифрует вашу переписку в социальной сети до ее попадания на сервер, чтобы в случае взлома или запроса переписки ее не увидели посторонние люди – программа превращает все в набор символов.

В качестве главного приза мне досталась поездка в Сиэтл. Отправился в Америку один: брату не выдали визу. В США чувствовал себя как дома – мне понравились и климат, и люди. Например, в Лос-Анджелесе, где я прожил пару лет, больше солнца: просыпаешься – и тебе сразу охота идти в школу. В Москве или Казани иногда хочется умереть от серости.

Как я поступил в американскую школу и поехал в Лос-Анджелес

До поездки в Сиэтл мне казалось, что жить и учиться в США — это что-то из области фантастики. Смотрел цены — слишком высокие для моей семьи. Но в Сиэтле мне рассказали, что все не так уж нереально. Понял, что нужно выходить на новый уровень. На YouTube я случайно познакомился с человеком, который учился в частной средней школе Southwestern Academy San Marino в Лос-Анджелесе. Благодаря блогу я узнал о школе.

Обучение там стоит около $50 тысяч, но можно получить финансовую помощь и скидку. Собрал портфолио. Очень помогли победы в конкурсах и Microsoft. Родители думали, что меня никто не возьмет и скидку не даст: когда пришло приглашение, они обалдели! Созвонились со школой несколько раз – и меня приняли. Я потратил пять тысяч долларов на оплату занятий в летней школе и еще десять на оплату основного учебного года. Учебу оплачивал сам: удаленно работал с Россией, делал небольшие сайты в США. Жил в кампусе.

В школе учились 150 человек, в классе — 10-15. Это было более индивидуальное обучение, чем в России. Учителя помогали во всем. Когда приехал, думал, что будет сложно в 16 лет с моим плохим английским воспринимать термины. Но за три месяца летней подготовки подтянул знания. Я думаю, что несколько месяцев общения с американцами дали мне больше знаний английского, чем 10 лет в российской школе. 

У нас не было формы, мы просто ходили в брюках и рубашках. В школе было много практики. Например, на химии уже на втором уроке мы начали проводить эксперименты, а в Альметьевске было две-три лабораторные работы в год. В России химию ты учишь пять лет, а в Америке ты можешь изучить сразу весь пятилетний курс за один семестр. Еще в России предметы меняются: ты каждый день ходишь на разные, а в США было шесть предметов в течение года. Ты их проходишь и больше к ним не возвращаешься.



В США нет как такового общего обязательного экзамена в конце обучения. Там учатся 12, а не 11 лет, как у нас. Во многие государственные университеты и колледжи ты проходишь только исходя из твоего GPA – среднего балла по предметам за последние несколько лет. В частные университеты и в некоторые государственные нужно сдавать SAT (тест для поступления в вузы США. Введен в 1901 году и разрабатывается негосударственной организацией College Board. – Прим.) или ACT (тест для поступления в американские колледжи и университеты, который состоит из четырех частей: чтения, английского, научного рассуждения и математики. – Прим.). Это непростые тесты. Математика там довольно легкая, но для тех, кто не учился в школе в США, задания по чтению и английскому будут очень сложными. Чтобы поступить в университеты уровня Лиги Плюща, нужно написать этот тест почти на 100%.

Учеба в американской школе дает плюс при поступлении, а вот с практикой для интернациональных студентов проблематично. Ты не имеешь права работать в школе и университете по учебной визе. А чтобы найти практику, нужно отучиться год в вузе. Поэтому многие студенты подрабатывают нелегально.

После школы я поступил в несколько хороших университетов, но в итоге выбрал акселератор и уехал в Нью-Йорк.

Как открыть стартап в США

В 13 лет я подавался во все акселераторы, но из-за возраста меня никто не брал. Сейчас вместе с еще тремя людьми я делаю стартап Kryptaxe по защите от взлома соцсетей. Дело в том, что каждый день взламывают 600 тысяч аккаунтов Facebook. Я сам могу войти в профиль любого человека, используя только логин. Мне интересна кибербезопасность: я знаю ее с разных сторон. И знаю методы взлома, с которыми социальные сети никак не борются. Это и позволило прийти к технологии, которая будет защищать аккаунт.

На старте я писал российским инвесторам. Случайно связался зимой со Starta Ventures – они сказали, что в мае запускается акселератор. Я временно про это забыл и стал учиться в школе, занимался кодом для своего проекта. Параллельно подаваться в другие программы тоже не пробовал, потому что проект был на ранней стадии. А в мае нас приняли в акселератор.

Starta Ventures инвестирует 130 тысяч долларов, из которых 110 – стоимость программы, получая долю в 7%. Это делается для поднятия стоимости стартапа. Открыть юрлицо в США легко – мы заплатили $1300 юристу, хотя самому можно было все сделать и за $500. Чтобы оформить документы, нужно быть старше 18, гражданство неважно.


Русский в Нью-Йорке

Акселератор был в Нью-Йорке, поэтому я снял комнату в Бруклине за $1200 в месяц. В Америке иностранцу сложно снять квартиру на короткий срок. Я нашел жилье через русскоязычную группу в Facebook, на Airbnb это вышло бы в два раза дороже. В Лос-Анджелесе комнату можно снять за $600, квартиру за $1500. В Нью-Йорке квартира стоит примерно $2500.

В акселераторе были в основном взрослые стартаперы от 30 лет из СНГ, Латвии, Эстонии – и только один проект из США. Мы все подружились. Каждую неделю к нам приглашали экспертов, которые читали лекции про бизнес, право, налоговую отчетность. За каждым проектом был закреплен ментор.

В 9–10 утра уже был там, работал до 7–8 вечера. Прокачивали навыки питча. Нас постоянно пихали на инвесторские и стартаперские ивенты, которых полно каждый день, но для меня это было тратой времени. На таких событиях было много разговоров, которые ничем не оборачивались. В это время можно было бы кодить.

С приложением Kryptaxe мы три месяца пытались попасть в App Store. Нас отклоняли без конкретных причин. Месяц назад пришло письмо, что мы нарушаем правила авторизации Facebook – а сделать по-другому мы не можем. Это порушило планы. Потому что мы строили все планы развития через попадание в App Store: были уже согласования по текстам о нас на разных ресурсах.

Акселератор Starta Ventures

Как мы переориентировали стартап на бизнес

Я привык всегда рассчитывать на худшее и иметь запасной план. Да, это не очень хорошая новость, но приложение есть в Google Play. С ним мы набрали порядка двух тысяч пользователей. Параллельно начали работать над вторым продуктом для бизнеса под названием Delta Security. Мы делаем антифрод-технологию защиты от мошеннических транзакций для магазинов или сайтов, где к оплате принимаются банковские карты. Дело в том, что в США интернет-магазины теряют около $90–100 млрд в год из-за мошеннических транзакций. В даркнете есть сайты, где ты за $15 можешь купить карты обычных американцев и заказать по чужой карте, например, айфон. Наша задача в том, чтобы понять, действительно ли покупку оплатил владелец карты.

Читайте по теме: Почему у молодого бизнесмена пропадает мотивация и что с этим делать Как эти карты попадают в базу? Хакеры взламывают базы данных сайтов и даже физических магазинов/ресторанов в США и Европе. Когда хакеры находят незашифрованную базу карт, они дают ее под реализацию крупным магазинам с картами в даркнете, получая определенный процент с каждой проданной карты. Сейчас в таких магазинах находятся данные по миллионам карт. Их цена – от $5 до $40 и выше в зависимости от типа и статуса карты. Например, дебетовые стоят дешевле, так как на них может вообще не оказаться денег, в отличие от кредитных. У кардеров (мошенники, чья цель – снять деньги с карт любыми доступными способами. – Прим.) есть негласное правило не работать по России.

Проект пока в разработке. Мы ведем переговоры с инвесторами и компаниями, которым нужен антифрод. В первую очередь ориентируемся на США, потому что там устоявшаяся методика работы банков. В России на мошенничестве теряют деньги обычные люди: банкам и магазинам нет до этого дела. А в США теряют и банк, и магазин. Допустим, мошенник по чужой карте оплачивает в магазине телефон. Магазин отправляет гаджет, потому за него отдали деньги. Потом выясняется, что карта чужая. Банк обязан возвратить тебе эту сумму. В итоге деньги потерял магазин, у которого нет ни оплаты за товар, ни самого товара. Причем банк без лишних вопросов может возвратить тебе деньги. Я пробовал, они возвращали и 800, и 1000 долларов! Зато в России при транзакциях тебе приходит смс. В США такого почему-то нет.

Читайте по теме: Как научиться программировать в 16 и поехать в американский офис Microsoft В Америке в нашей нише – с десяток компаний. Но они работают по системе, которая устарела 3–4 года назад. Все это уже умеют обходить.
У нас в команде четыре человека. Я и кофаундер — из СНГ, остальные из Штатов. Мы собираем информацию со всех даркнет-магазинов о картах, которые когда-либо были в продаже. Но полный номер карты и владельца мы узнать не можем. Мы не покупаем данные, а делаем технологию, которая сама собирает их. Далее мы сопоставляем информацию о транзакции с тем, что есть в нашей базе. Если мы находим карту в базе, вероятнее всего, ее использовал мошенник.

Второе: кардеры должны подстраиваться под локацию владельца карты и покупать взломанный IP под город и штат биллинг-адреса владельца карты. Эти IP-адреса взламываются специальным методом. Мы, опять же, их собираем и проверяем на взломоустойчивость. Делаем автоматический прозвон покупателей. Кардеры вводят или фейковый, или настоящий телефон владельца, но не могут ответить. Это тоже помогает.

Мы не получаем как таковую зарплату: все еще развиваем проект на инвестиции от Starta Ventures. Сейчас мы привлекаем $150 тысяч. Плюс b2b-проектов в том, что нам не нужно тратить кучу денег на рекламу. Мы пишем напрямую компаниям и предлагаем выгодные условия, сразу продавая продукт. На $50 тысяч хотим найти первых 50 клиентов и привлекать уже более крупные инвестиции.

Почему мы начали развиваться с продукта для обычных юзеров? Чтобы создать репутацию в сфере информационной безопасности, прежде чем идти к большим компаниям. Репутация – это количество пользователей, рекомендации. Мы стремимся через знакомства найти крупных клиентов. В Штатах эффективно работает LinkedIn с премиальной подпиской, которая позволяет писать всем пользователям без ограничений. Знаю случай из акселератора, когда люди писали в LinkedIn руководителям сети магазинов – им отвечали. С холодными звонками и письмами вероятность меньше. А нетворкинг – только если ты знаешь, что нужный человек будет в нужное время в нужном месте. Я ходил на многие мероприятия в попытке найти инвестора... Вряд ли.


Вернусь ли я в Россию?

Сейчас передо мной стоит вопрос с визой. По туристической или бизнес-визе (B1/B2) ты не можешь жить в США больше шести месяцев в год, поэтому мне приходится летать туда-обратно и думать над иммиграцией. Конечно, хочу рано или поздно переехать в США на ПМЖ.

Главный совет тем, кто только начинает заниматься бизнесом – никогда не сдавайтесь. Это очень банально. Но в любом деле у вас всегда будут неудачи и падения. Сто человек будут отказывать, а один заинтересуется. В закрытую дверь биться не нужно, но и сдаваться после первой неудачи не стоит.
Если бы все было так просто, каждый из нас был бы уже миллионером или миллиардером.


Материалы по теме:
Фотографии предоставлены героем интервью

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

Комментарии

ВОЗМОЖНОСТИ

14 октября 2019

RUSSOL

15 октября 2019

PwC Russia Accelerator

ВОЗМОЖНОСТИ

14 октября 2019

RUSSOL

15 октября 2019

PwC Russia Accelerator

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

21 октября — 9 декабря 2019

Управление проектами