YOUNG

«От определения проблемы до суда – весь процесс идет онлайн». Как выпускник Физтеха создал сервис для решения типовых юридических споров

YOUNG
Анна Меликян
Анна Меликян

Редактор Young

Анна Меликян

Даниил окончил бакалавриат МФТИ в 2018 году. Вместе с братом Борисом год назад он создал сервис Destra, который помогает решать типовые юридические споры онлайн. На сайте есть инструкции для решения проблем с соседями, некачественным товаром или нечестным работодателем и много других. Весь процесс от сбора информации до подачи иска в суд братья сумели автоматизировать. Сейчас стартап проходит Акселератор «Физтех. Старт».   

Даниил рассказал, почему на ранних этапах брать деньги у друзей лучше, чем у бизнес-ангелов, как работа в найме научила его управлять командой и почему быть генеральным директором не так круто, как кажется. 

«От определения проблемы до суда – весь процесс идет онлайн». Как выпускник Физтеха создал сервис для решения типовых юридических споров

Первая работа в «Тинькофф»  

На Физтехе самый жесткий курс – третий. На четвертом времени побольше, поэтому я начал искать работу сразу после третьего. Мне хотелось как можно раньше получить опыт, чтобы начать карьеру и достичь успеха. Если такая возможность есть уже в студенчестве, глупо этим не воспользоваться. 

Я пришел на позицию младшего аналитика в «Тинькофф», но фактически работал технологом. Собирал данные, выдвигал гипотезы, тестировал их, на основании тестов делал необходимые доработки и ставил ТЗ команде разработки. Работал над проектом WebOffice – домашний колл-центр для удаленных работников банка. 

Я очень доволен этим опытом. Мне сразу дали много свободы.

В других компаниях на начальных позициях ты в основном SQL-запросы (язык, с помощью которого получают нужные данные из базы – прим. Rusbase) в базу пишешь. Я их, конечно, тоже писал, но практически с первого дня самостоятельно принимал решения и уже в первый месяц я придумал небольшую фичу: оператор мог пригласить друга работать, и получить за это деньги. Я поставил на нее ТЗ, и ее сделали, а я измерил результат.

В рамках своего направления ты, по сути, руководитель. За два года я вырос до ведущего аналитика и успел получить опыт управления продуктами и проектами. 

Даниил Фельдман

«Я ушел из найма, потому что придумал классную идею и мог ее реализовать» 

Мы придумали Destra с братом Борисом. Идея прошлым летом – всего год назад, хотя кажется, что намного раньше! Мой брат – юрист с достаточно большим опытом. У него сломался телефон, и он, как любой дилетант, сидел в интернете и искал, как его вернуть, потому что он не специалист по гражданским делам. 

Мы поняли, что если ты не юрист, ты найдешь статьи и форумы, которые цитируют законы, но на практике никак не помогают.

А если пойдешь к юристу из-за сломанного телефона, который стоит 30 000 рублей, то отдашь 20 000, не зная, выиграешь дело или нет. Даже если выиграешь, то не больше 30 000. Это бессмысленно. 

Так у брата появилась идея сделать онлайн-юрфирму, которая бы существенно дешевле решала подобные проблемы. Я много думал об этой идее и понял, что в таких делах тебе вообще не нужны никакие юристы – можно все автоматизировать. 

Все, что тебе нужно сделать, это объяснить пользователю порядок действий и дать ему инструменты для их выполнения. Когда мы пришли к этой идее, я загорелся и взялся за дело. Я, конечно, не ушел из «Тинькоффа» сразу: мы только начали исследовать рынок, общаться с людьми, чтобы убедиться, что у них есть такая боль. 

В декабре мы начали разработку, и я ушел из банка в наш с братом проект. У меня нет существенных финансовых обременений в виде ипотек, жен, детей – так что риск был невысок, и это было правильное время. 

Даниил и Борис

Как работает Destra 

Сейчас мы покрываем четыре сегмента: товары и услуги, трудовые, автомобильные и жилищные споры. У пользователя есть юридическая проблема. Он пишет, что хочет сделать: например, вернуть товар. Мы говорим ему: введи параметры своего дела, мы дадим алгоритм конкретно под твою ситуацию. Он отвечает на вопросы, которые ему задал бы юрист: какой товар, есть ли на него гарантия, когда и как (онлайн или офлайн) была совершена покупка. На основании ответов на эти вопросы автоматически составляется инструкция – алгоритм действий. Алгоритм для возврата товара, например, содержит несколько шагов: составить претензию для продавца, жалобу в Роспотребнадзор и исковое заявление в суд. Алгоритм меняется в зависимости от обстоятельств. 

Чтобы составить претензию, мы задаем пользователю еще несколько уточняющих вопросов. Затем – составляем документы, рассчитываем цену иска и госпошлины в нашем сервисе «Калькулятор», а также объясняем пользователю, как их подать онлайн.

Весь процесс от определения проблемы до суда идет онлайн. Юрист в процессе не участвует – и пока мы не планируем его вводить. 

Мы берем только типовые случаи. По каждому вопросу мы покрываем до 80% кейсов. Если у человека какая-то действительно сложная ситуация, то с этим надо идти к юристу. 

У нас в команде работают семь юристов – каждый отвечает за свои инструкции. Сначала он делает исследование: просматривает порядка 100 дел по этой теме, смотрит, какие случаи менее спорные и их можно решить автоматически. Обычно таких порядка 80%. Затем юрист составляет инструкцию на основании законов, судебных прецедентов и прочей информации, которую он нашел. Перед тем, как выкладывать инструкцию на сайт, он сам проходит по всем шагам. Каждую смотрят как минимум два человека. Если где-то возникает вопрос и непонятно, что делать, все переделывается.

Как понять, что все инструкции верные и рабочие? Критерий качества инструкции такой: если человек сможет применить ее на практике и ни разу не обратиться к юристу – значит она работает. Если ему нужна дополнительная юридическая поддержка – не работает. Мы всегда говорим, что если наши инструкции для вас не сработают, то мы вернем деньги. 

Как избежать хаоса в управлении командой 

Сейчас нас в команде 12 человек. Я руковожу проектом, Борис – директор по юридическим вопросам. Вместе с еще шестью юристами он делает весь контент. Из них два человека работают фултайм, остальные фрилансеры. Еще у нас есть два разработчика в штате и дизайнер, маркетолог, SЕО-специалист и авторы блога на фрилансе. 

Мы все работаем удаленно, и это, конечно, усложняет взаимодействие. Главное – организовать процессы, чтобы они не были хаотичными и стихийными. Я не использую ничего нового, обычный scrum. Чтобы не было беспорядка, для каждого направления есть своя доска задач: разработка, создание контента, продвижение, sео-оптимизация, дизайн и так далее. И у каждой – ответственный. Раз в неделю мы созваниваемся и планируем задачи на следующую неделю. Так я всегда знаю, что будет сделано на следующей неделе, что я в принципе хочу сделать по каждому направлению и знаю, что из этого самое важное. Если бы мы созванивались со всеми этими людьми каждый раз, когда возникают вопросы, была бы полная жесть. 

«Быть генеральным директором не так круто, как все думают»  

В найме я был проджектом, а проджект в IT-компании — это фактически СЕО своего продукта. Тебе надо делать все то же самое, только управлять не своими сотрудниками, а работниками других отделов. В роли главы компании я себя чувствую достаточно комфортно. Ответственность, конечно, высокая, но я бы не сказал, что это какая-то проблема. 

Мне всегда хотелось сделать свой проект, но цели быть главой компании не было. Вообще, быть генеральным не так круто, как все думают, – потому что это скучно. Возможно, в больших компаниях это не так, но когда команда небольшая, тебе приходится заниматься неинтересной рутинной работой: писать отчеты, подключать бухгалтерию, давать всякие закрывающие документы, искать офис, ездить в налоговую подавать документы, подключать онлайн-эквайринг, все со всеми подписать, потом передать документы в бухгалтерию... Работать продактом гораздо круче, чем СЕО. 

Friends, family and fools 

У нас был стартовый капитал в $50 000. Это частично собственные средства, частично FFF – и я считаю такими инвестиции самыми подходящими.  

Собрать такую сумму не всегда просто. Есть два способа: ты можешь или найти их сам, или пойти к бизнес-ангелам. Но они обычно сотрудничают на не очень выгодных условиях: например, дают 3 000 000 рублей под 10% или 15%. Их можно понять: они заходят на суперранних стадиях с огромным риском. Но мне кажется, бизнесу это невыгодно. Лучше найти эти деньги самостоятельно. 

По опыту могу сказать, что $50 000 – это слишком много, потому что если не делать все те ошибки, которые мы совершили, то же самое можно сделать дешевле. Лучше взять немного своих денег, найти на рынке боль, потратить двадцатку на рекламную кампанию и запустить продажи. Даже если дизайн плохой, надо проверить, продается ли твой продукт.

Если есть хотя бы три продажи и люди готовы платить, то все – можешь брать деньги и смело вкладывать в разработку. 

Наша основная ошибка была в том, что мы поздно начали продавать. 

О планах 

Наши планы на ближайшее время –  закрыть раунд инвестиций на следующий год, увеличить команду юристов и разработчиков, чтобы освободиться от части задач. Мне хочется переехать в офис, чтобы можно было работать всем вместе. 

Сейчас у нас 20 инструкций, но их должно быть намного больше. В следующем году мы сфокусируемся на автоматизации: не хотим нанимать юристов-консультантов, потому что верим в полностью автоматизированную историю. Хотим работать и с подачей документов. Сейчас мы все остальное делаем за пользователя, а подавать ему приходится самому, хотя и с нашей помощью. Будет здорово, если и этот этап получится автоматизировать

Фото предоставлены героем материала

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Самое важное – это нетворкинг». Как в 22 года стать фаундером сервиса по поиску работы для выпускников
  2. 2 «Люди неверно представляют, как развиваются технологии». Зачем молодые программисты идут в науку
  3. 3 «Я набрал долгов у друзей, родственников и дураков». Как студент запустил онлайн-курсы для будущих экономистов

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase