Архив rb.ru

Пользователи рассуждают, превратится ли плач по пармезану в прощание с Европой

Архив rb.ru
Полина

Полина

И что дальше: безработица, рост цен и железный занавес или все будет хорошо?

Пользователи рассуждают, превратится ли плач по пармезану в прощание с Европой
В соцсетях и медиа продолжают обсуждать продовольственные запреты РФ в ответ на западные санкции. Массовая либеральная истерия вокруг этой темы, как "плач по пармезану", звучит на большинстве информационных площадках, но есть и противоположное мнение пользоватлей сети, которые считают, что запрет на импорт – не самая большая трагедия.


Экс-председатель Госкомимущества России Альфред Кох проводит интересную параллель между сюжетом тургеневского "Муму" и событиями сегодняшнего дня. Вот как он описывает настоящее: "Отказ от импортной еды вкупе со сливом проекта "Новороссия" - очень русская история, в духе тургеневского "Муму". Там ведь у Герасима было две рациональный стратегии: либо собачку утопить, но с барыней не ругаться, либо с барыней поругаться, но тогда - собачку не топить. Однако, как настоящий русак, Герасим выбрал самую экстравагантную и мазохистскую линию поведения: он и собачку утопил и с барыней поругался. Так и тут: можно было либо от еды отказаться, но тогда уж Новороссию не сливать, либо, если уж решили слить Гиркина и Ко, то на фига было с Западом ругаться? Впрочем зачем искать рациональность там, где ее нет? Воистину умом Россию не понять..."

Ректор "Школы новых медиа" Софья Соколова постит в своем Facebook ссылку на гневный материал "Платный сыр" ресурса Kermlinrussia, в котором выражено либеральное мнение противников режима президента РФ. По мнению автора, запрет на импорт означает  выключение России из международного обмена, что обречет страну на нищету. На вопрос, почему этого не видят россияние, автор отвечает: "Все просто  в большинстве стран мира Путина и его друзей вполне заслуженно считают бандитами. А 86% населения России не видят этого только потому, что Путин и его друг Ковальчук контролируют все телевидение в стране".

Пользователи считают, что последствием запрета станет  рост безработицы: "Закроются всякие макдональдсы, другие предприятия тоже начнут экономить на всех издержках, перестанут принимать на работу новый персонал, и повалит народ на улицы, голодный народ. А "безбашенное" НТВ начитывает частенько очевидный бред, пытаясь объяснять, что все будет хорошо, и что наши производители готовы и могут быстро повысить производство отечественных фруктов и ягод, дают кусок интервью где аграрий сообщает, что саду нужно минимум 3 года при наличии супер-качественных саженцев, которых в России нет в принципе", - рассуждает один из пользователей. "Свободных мощностей в стране уже давно нет, советские уже исчерпали, а новых не ввели. При всем желании обеспечить доп.предложение без инвестиций не получится. Но ни одна частная компания сейчас не станет инвестировать ни рубля в новые мощности при таком деловом климате. Инвестировать будет опять-таки лишь госсектор и приближенные компании на деньги ВЭБа, как обычно. А населению это будет преподносится как "частные инвестиции", как было в Сочи. В итоге из Фонда нац.благосостояния уведут очередную сумму Тимченки и Ротенберги, а народ будет жить в новой реальности более высоких цен на продукцию более низкого качества. Кстати, если санкции снимут через год, то Вы же понимаете, что цены никто не понизит", - рассуждает другой пользователь.

Между тем, добрая половина россиян призывает подождать развития событий и не торопиться с выводами.  Так Егор Холмогров, главред "Русского обозревателя" в своем Facebook предлагает рассмотреть ситуацию с точки зрения социологии. Он рассуждает, что Европа – это определенный уровень жизни и комфорта, набор стандартов жизненного уровня, выработанный в течение всей европейской истории, и качественные продукты, от которых мы отказались, это часть этого набора. Он задается вопросом, способны  ли мы сами производить такой образ жизни в соответствии с этими стандартами. При этом Холмогоров приводит в пример и отечественные продукты высокого качества со своей особенной русской историей, но не считает, что кроме импортной еды есть вещи гораздо более важные. "Тамбовский окорок или белевская пастила, не говоря уж о тульском прянике... При этом важно понимать, что настоящий уровень комфорта - это не хамон, а, к примеру, дороги. Хамон можно завезти. Можно без него прожить, как отлично живу я со своим тамбовским окороком. А вот дороги - совсем другое дело… Причем европейские дороги тоже бывают разные. Есть такие как в Австрии. Идеальные как не поверни. Есть такие как во Франции - мощные, но очень запутанные, с неудобными и интуитивно непонятными съездами. Есть такие как в Италии - первоклассные шоссе с удобными выходами выводящие тебя на средненькую по качеству дорогу. Есть такие как в Греции, где тебя все путеводители предупреждают, что дороги ужасные, а они всюду очень даже хороши, включая гористые районы Беотии и Эвбеи. А есть наши дороги. Где железнодорожная ветка наглухо разрубает надвое Юг Москвы, из-за отсутствия переездов, где между Киевским и Минским шоссе нет ни одного подземного переезда или моста и все стоят в чудовищных пробках с барьерами-автоматами. Но "креаклу" (креативному классу – прим.ред) до дорог дела нет. Для него символ цивилизации - хамон, бейби, хамон... ", - рассуждает Холмогоров.

Социолог Борис Кагарлицкий называет истерию вокруг продуктов "плачем по пармезану, превращающимся в прощание с Европой". С сарказмом в своем Facebook называет либералов смущенными интеллектуалами, которые говорят, что дело не в том, что "мы не можем жить без дорогих заморских деликатесов, а в том, что без еды нет культуры. Сегодня у нас отняли пармезан, а завтра отгородят от Запада железным занавесом. Помните: "сегодня он танцует джаз, а завтра родину продаст". Кагарлицкий продолжает мысль о том, что никто права есть пармезан и камамбер не отнимает. "Запрещается (сроком всего-то на год) не акт поедания камамбера, хоть бы даже и публичный, а ввоз сыров французского производства. Так что камамбер или пармезан, сделанный, допустим, в Швейцарии, ешьте на здоровье. Но по большому счету, главная проблема тут не в отношении к санкциям, а в отношении к Европе. Для них Европа – это, прежде всего, сыр и комфорт. А моя Европа это Вольтер, Дидро, Гете, Маркс, Гарибальди. Это из области "того, что в любых испытаниях у нас никому не отнять". Потому что это должно быть внутри", - рассуждает автор.

Он уверен, что писать трагические тексты про грозящий дефицит деликатесов на фоне ежедневно поступающей информации о горящих городах и горах трупов в соседней, приграничной стране, ни один уважающий себя европейский интеллектуал не решился бы, а либеральная интеллигенция РФ, решилась. "Люди, для которых культурный опыт поедания сыра важнее, чем осознание гражданской ответственности и признание элементарных гуманистических принципов, как бы ни ценили они тонкости французской гастрономии, не очень похожи на европейцев. Куда больше напоминают они мне провинциальных каннибалов, научившихся позировать в европейском наряде", - заключает социолог.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase