Архив rb.ru

Вадим Ванеев: Россияне еще полностью не оценили пользу индейки

Архив rb.ru
Андрей

Андрей

Основатель и глава группы компаний "Евродон" рассказал RB.ru о сложностях "пернатого" бизнеса в России

Вадим Ванеев: Россияне еще полностью не оценили пользу индейки
В 2012 году компания "Евродон" полностью завершила первый технологический цикл выращивания индейки, построив 12 участков (по 5-10 комплексов на участке) с проектной  мощностью  34 тысячи тонн мяса индейки в год. Как все начиналось и какие были трудности при создании "индюшачьей" империи, основатель компании рассказал в интервью RB.ru.
 
- Вадим Шалвович, первый вопрос: почему индейка? Как пришла в голову такая идея?
 
- Каждый раз, когда я об этом рассказываю, я вновь понимаю, насколько объемное понятие - бизнес-интуиция. Знаете, это как байка про Менделеева, который увидел таблицу химических элементов во сне или как Нильс Бор увидел структуру атома в образе солнечной системы. Казалось бы, озарение – это так просто, оно ж само пришло. Но до этого надо было стать Менделеевым или Бором: то есть, жить, круглосуточно работая над своим проектом…
 
У меня тоже – со стороны – наверное, все получилось спонтанно. Я был успешным бизнесменом, ресторатором – и когда, будучи дистрибутором в Европе, оказался на производстве мяса индейки, понял, что я хочу и смогу это сделать в России. Затем было очень много работы, я и моя команда много учились…
 
Но еще тогда, к примеру, познакомившись с великим музыкантом Валерием Гергиевым, я  уверенно сказал: "Вы покорили мир музыкой, а я его накормлю…" И, представьте, он поверил. Тогда мне мало кто верил. Я сидел неделями в приемных десятков банков – мне отказывали со словами "индейку в России есть не будут". А теперь я читаю в СМИ – чуть не каждую неделю открывается новый проект по индейководству. Наш успех вдохновляет…
 
- Что бы вы могли им посоветовать?
 
- Понимаете, они даже не подозревают, насколько сложный и рискованный это проект – индейка.  Я не говорю о том, что они чаще болеют, чем бройлеры, что окупаемость в два с половиной раза ниже, чем у бройлеров – и вообще тонкостей много. Достаточно вычленить два вопроса: яйцо и специалисты. Чтобы произвести 30000 тонн мяса, нужно иметь 3 миллиона яиц.
 
Где их взять? В Европе? Там яйцо ограничено.  Именно поэтому мы обеспечили себя сами – но это очень дорого, а для маленьких проектов просто слишком дорого. Еще сложнее вопрос: где взять специалистов отрасли, которой еще не сформировалось как таковой. Мы собирали, растили, обучали специалистов семь долгих лет. Сегодня это 1700 человек – эту команду признает мировой лидер отрасли, Америка приглашает поделиться опытом.
 
- Но новички изучают ваш опыт, или идут, совершая аналогичные ошибки и просчеты?
 
- Многие "новые" проекты "по индейке" - при ближайшем рассмотрении – на 95% напоминают наш проект в стартапе. Настолько, что иногда думается, не тиражируют ли его (и наверное же, не бескорыстно?) наши бывшие партнеры. Но наш первый план в процессе исполнения изменился на 80%! Мы же были первыми! Конечно, у нас возникал миллион непредвиденных обстоятельств на каждом шагу. Теперь мы приобрели опыт, переходим на новый этап развития более подготовленными – и понимаем, что начинать сегодня так, как мы это делали в начале 2000-х уже нельзя, все изменилось.
 
- Сколько стартап потребовал стартовых инвестиций? Откуда они были получены? Сколько пришлось обойти банков и инвесторов, прежде чем убедить кого-то в реальности своих замыслов?
 
- В 2002 году нам удалось договориться с ВТБ о проектном финансировании на условиях: компания строит объекты, которые в залоге до погашения кредита. Позже мы начали сотрудничать с Внешэкономбанком, стали участником "Национального проекта по АПК" (государство возвращает компании две трети процентной ставки по кредиту).
 
В 2003 году появилась компания "Евродон". В 2004-м мы начали строить. Я сам проехал 30 000 километров в поисках места. В июле 2004 года на площади 102 га в 80 км от Ростова-на-Дону мы построили практически одновременно 11 объектов (инкубатор, птичники, мясоперерабатывающий и комбикормовый заводы). Как и сейчас, так и тогда основной проблемой были коммуникации. До 20%  кредита уходит на эти работы. Были бы готовые коммуникации, мы бы окупились за четыре года. Не было и готовых специалистов.
 
Чтобы создать костяк из 1000 человек, потребовалось много времени и усилий. Специалистов собирали по всему пространству бывшего Советского Союза. К примеру, руководителя проекта нашли в Узбекистане, где в конце 1990-х годов был птицеводческий комплекс, специализировавшийся на индейке, но закрылся. Главного технолога нашли в Москве - работал прежде в хозяйстве по производству индейки в Самаре, но тот проект провалился. Все это затраты – и временные, и финансовые, и интеллектуальные.
 
Кроме того, брендирование марки "Индолина" нам разрабатывала британская компания Identica, ее услуги обошлись нам в $128 000. Всего в создание "Евродона" было вложено 45 млн евро. Теперь это лидер отрасли. Мы построили уникальный проект с глобальными возможностями. Это огромный модульный комплекс, включающий все этапы производства, начиная от производства яйца, выращивания и подращивания птицы, убоя и переработки, брендирования, упаковки и логистики.
 

Сегодня мы выпускаем 34 тысячи тонн мяса индейки в год, занимая 30%, а в некоторых сегментах и около 45% рынка – и переходим на новый этап развития, планируя уже через два года выпускать 150-170 тысяч тонн мяса индейки в год. Замечу в скобках, что объем российского рынка оценивается сегодня примерно также, плюс столько же импорта.
 
- Какие первые сложности возникли при реализации проекта?
 
- Проблем была масса. Основные сложности при строительстве агрокомплексов – это коммуникации. Их создание – с нуля – потребовало около 20% финансирования. Затем пришлось решать проблемы с получением яйца, поиском специалистов, отладкой логистики и продаж, созданием бренда. Первые четыре месяца шла наладка мощностей, потом наладили переработку: стали выпускать уже не только монолит и упакованные охлажденные полуфабрикаты, но также продукцию глубокой переработки: колбасы, ветчину, сосиски, рулеты, копченые крылья и бедра индейки. Удельный вес готовой продукции, поставляемой клиентам составляет сегодня свыше 5% оборота, однако наш основной "конек" - свежая брендированная "охлажденка".
 
- В чем основные трудности развития индюшачьего бизнеса в России?
 
- Трудностей развития производства мяса индейки в России много. Начиная от строительства коммуникаций для объектов, особенностей самой птицы и ее разведения, заканчивая логистикой, брендированием, продажами. Основные трудности – с яйцом и специалистами я уже называл.
 
Но есть еще и проблемы психологические. Россию долго считали – и у нас, и на Западе – "куриной" страной. То есть, курица  была и остается для многих основным продуктом питания. Несмотря на уникальные полезные качества индейки (гиппоалергенное, диетическое мясо, богатое белком, кислородом и витаминами, содержащее 9 незаменимых – то есть, невоспроизводимых человеком – аминоклислот, низкокалорийное и при этом вкусное) у нас еще есть стереотипы, основанные на неумении готовить индейку. И это еще одна проблема, которую мы стремимся преодолеть широким информированием, стимулируем желание узнать этот продукт лучше. Проводим фестивали шашлыка, конкурсы рецептов, общаемся в сетях – стараемся, чтобы в совместном творчестве с нашим потребителем донести ему все замечательные качества этого полезного и здорового продукта.
 
Некоторое время назад я рассказал на совещании по животноводству в Тамбове, как под Новый год нам с приятелями в ресторане, где мы любим собираться, вынесли шашлыки с предложением угадать, какое это мясо. Все говорили разное, и никто не угадал: это была индейка. Это удивительное мясо в зависимости от способа приготовления принимает разные вкусовые качества.
 
- Экспорт не предполагается?
 
- Дело в том, что мясо индейки - это уникальный продукт, который подходит к пищевому рациону представителей разных конфессий. Сейчас мы прорабатываем возможные варианты сотрудничества. Одним из привлекательных районов являются страны арабского мира, где объем потребления птицы значительно превышает российский. Начать поставлять мясо за рубеж можно будет после завершения проекта по увеличению производственной мощности компании.
 
- Тяжело ли отучить россиян от курицы в пользу индейки?
  
- Если сравнивать с Америкой, которая составляет в общемировой структуре поголовья индейки 65% (по 6,8% - доли Франции и Италии, Россия -3,2%) и где объем рынка составляет 2,5 млн тонн и прирост в год всего 30 тысяч тонн в год, то там индейка давно завоевала приоритет в питании. Это уже давно не праздничный продукт, а повседневный. А уж День Благодарения – это просто Праздник Индюка. Среднедушевое потребление продуктов из индейки в  Европе составляет 4-6 кг, в Великобритании - 7 кг/год, в США - 9 кг/год, в Израиле 15 кг на человека в год. Среднедушевое потребление мяса индейки в России в 2010 году составляло 0,8 кг, сейчас чуть более 1 кг.

 Так что у индейки в России еще неисчерпаемые возможности.  Однако те, кто уже знаком с качествами этого продукта, прекрасно знают насколько индейка выигрывает по сравнению с другими видами мяса, в первую очередь, за счет своих питательных качеств. Почему его советуют диетологи? Потому что только в этом мясе почти нет холестерина, наибольшее количество незаменимых аминокислот и наименьшее содержание жиров из всех видов мяса.

На определенном этапе развития российской птицеводческой отрасли была поставлена задача удовлетворить потребности российского рынка по относительно дешевому мясу бройлера. Сейчас приоритет несколько смещается в сторону насыщения рынка более качественными продуктом.
 
- Какие планы и прогнозы?
 
- Мы производим в год 36 тысяч тонн мяса индейки. В этом году мы планируем приступить к реализации проекта по увеличению мощности индейководческого  комплекса еще на 60 тыс. тонн. Это один самых масштабных проектов в отечественном птицеводстве. Он позволит укрепить наши позиции на рынке.
 
Хочу заметить, что сегодня в различных регионах страны заявляется ряд проектов по индейке, но их мощность несравнима с нашей и составляет около от 10 до 20 тыс тонн в год.
 
- То есть конкурентов вы не боитесь?

- Не совсем понятно, как будущие производители собираются решать два главных вопроса, связанных с реализацией подобных проектов. Первый - это налаженная поставка инкубационного яйца и второй - обеспечение предприятия квалифицированным персоналом. Во многом от этих двух факторов зависит успех проекта. В противном случае большинство потенциальных инвесторов ждет крах и неокупаемость.
 
Мы уже прошли этот этап. У нас получилось создать команду, готовую в короткие сроки реализовывать сложные птицеводческие проекты. Например в следующем году мы завершаем строительство комплекса по производству мяса пекинской утки мощностью 20 тыс тонн в год.
 
- Но курица дешевле индейки, а индейка дороже свинины, наверное?
 
- Неправильно сравнивать индейку с бройлером или свининой. Это абсолютно разные вещи. Но если говорить о ценах, то индейка ближе к свинине и говядине.

Почему бройлер дешевле остальных видов мяса? Потому что влияние капитальных затрат на себестоимость продукта по сравнению с другими видами мяса ниже. У бройлера 7 оборотов в год. 40 дней – и можно забивать птицу. А у индейки – 140 дней. Есть разница? Ее нужно все это время еще кормить, содержать. Поэтому всего три оборота в год.

В сегменте бескостного мяса филе индейки дороже филе бройлера на 40%, в то же время она на 15% дороже, чем бескостная свиная вырезка. С учетом высокой потребительской ценности мяса индейки цена вполне привлекательна. При этом надо понимать, что ценовое предложение от крупного производителя мяса минимум на 30% дешевле, чем фермерских хозяйств и частных подворий. А  безопасность и защита от всех возможных проблем типа птичьего гриппа в современных производствах несравнимо выше.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter