Интервью
Андрей Кавун, Ironstar: «Триатлон — тусовка классных успешных людей»


23 августа 2019



Гендиректор Ironstar — организатора серии международных стартов по триатлону — Андрей Кавун выглядит так, как будто сошел с обложки мужского глянца. Он со школы занимался фитнесом, учился на факультете Интерпола, затем сменил фитнес на авиационно-космическое страхование, жил три года в ОАЭ и вернулся в Россию.

Мы разговариваем через два дня после того, как он преодолел один из самых тяжелых российских стартов на открытой воде — Кавун проплыл 27,5 км из Петербурга в Кронштадт. На столе бутылка воды: «Отравился. Только-только отошел», — говорит он. Сразу после интервью Кавун вместе с командой вылетает в Калининград — готовить очередной старт Ironstar.

Rusbase узнал у Андрея, когда в России появится старт Ironman, каково это — плыть 27 км в холодной воде, как он переехал из Сыктывкара в Москву, чем его впечатлила жизнь в ОАЭ и как он ставит цели.
Из текста вы узнаете:

— Андрей мог стать «агентом 007»: про факультет Интерпола;
— можно ли увлечься триатлоном за компанию;
будет ли в России Ironman;
— что такое «секс» в триатлоне;
зачем, как и почему Кавун проплыл одну из самых сложных дистанций в России;
— об Африке: «В одной части города припаркованы Lamborghini, а в другой люди пьют из лужи».

Из Сыктывкара — на факультет Интерпола
Я родился и вырос в Сыктывкаре. Прежде чем стать генеральным директором Ironstar, сменил много работ. Но триггером ярких событий в жизни всегда был спорт. Уже в школе я занимался единоборствами, фитнесом, танцами.

На одном из мастер-классов по фитнесу меня заметили и предложили переехать в Москву, чтобы расти дальше в этом направлении. Было сложно поступить в вуз на бюджет, но у меня все было хорошо с успеваемостью и физическими нагрузками, поэтому я выбирал среди вузов системы МВД. Поступил на факультет Интерпола в Московский институт МВД РФ (через два года произошла реформа и факультет был переименован в факультет информационной безопасности. — Прим.). Первые два года обучения прошли в городе Тверь на казарменном положении…
После окончания университета совмещал руководство курсантами и работу в фитнесе. Спустя полгода уволился из органов и полностью посвятил себя фитнес-индустрии. Работал консультантом по продажам, инструктором групповых и персональных программ, являлся международным презентором по фитнесу — выступал от имени сети на больших конференциях и представлял программы.

В 22 года мне предложили стать фитнес-директором трех клубов в Ростове-на-Дону. Я уже собирался уезжать, но тут мне позвонил Олег Самохвалов — человек, которого я считаю ментором. Олег — легенда, семьянин, спортсмен (Самохвалов — предприниматель в сфере страхования и спорта, отец пятерых детей и президент Ironstar. — Прим.). Он предложил попробовать себя в авиационно-космическом страховании брокером. Я решил рискнуть, хотя потерял в зарплате в 2,5 раза, не понимал, понравится ли мне эта сфера.

Я начал карьерный путь с младшего эксперта. С нуля изучал страхование, авиацию, подтягивал иностранные языки. Меня затянуло. На третий год работы меня пригласили в ОАЭ на позицию управляющего директора авиационного управления, где я работал с рынками Африки и Ближним Востоком.

Потом понял, что нужен другой вызов, и стал думать о новой работе. Мне как раз предложили должность управляющего директора в A3 Retail Group (дистрибьютор Nike, VANS, Lee, Wrangler и других брендов в России. — Прим.). После нескольких лет работы там вновь захотелось чего-то нового — и опять мне помогла встреча с Олегом. В 2015 году Олег сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться. «Мы с ребятами создали компанию Ironstar — через два месяца у нас первый триатлонный старт. Ты нам нужен». И я согласился на новую работу.
«Триатлон попробовал за компанию. Первый старт сделал на алюминиевом велосипеде»
С триатлоном я познакомился в ОАЭ. Я был типичным менеджером, представителем корпоративной среды: много командировок, много ужинов и встреч. На спорт не всегда хватало времени.
Вдруг позвонил Олег [Самохвалов] и предложил мне и моему коллеге и другу попробовать триатлон: «Я тут еду на гонку. Попробуете вместе со мной, что это такое?». Мы парни амбициозные — не вопрос.
Нашли какие-то велики, узнали, что нужен шлем. Начали готовиться сами, без тренера. Конечно, взяли минимальную дистанцию — 750 м в воде, 50 км на велосипеде и 5 км бега. Первую дистанцию в 2012 году сделал на алюминиевом велосипеде в кроссовках. Год ничего не делали. Потом предложил ребятам «повысить градус»: взять уже 1,5 км плавания, 100 км велосипеда и 10 км бега. Парни поддержали.

Триатлон в Абу-Даби был образцово-показательным мероприятием — к такому уровню захотелось прийти в России.

Но когда я принял предложение, я не понимал масштаба бедствия. Ребята, мои партнеры, хорошо подготовились. На первых стартах мы сами делали все своими руками — вешали баннеры, расставляли барьеры по дороге.

Мы совершили все возможные ошибки, которые могут совершить менеджеры. Никогда не забуду, как в час ночи мы вешали баннер в транзитной зоне и один из коллег сказал: «Не умеете работой головой — будете работать руками». После этого менеджерский подход стал другим.

После возвращения в Россию я ни разу не проходил триатлонную дистанцию. Условия очень отличались от тех, к которым я привык в Дубае. Решил осуществить свою детскую мечту — принять участие в первых в России соревнованиях по бодибилдингу Men's Phisique. Подготовился за пять месяцев и вошел в топ-10 участников. У меня такой характер — мне всегда нужен драйв, вызов. Зарегистрировался на полумарафон в Лондоне, марафон в Москве. Потом начал плавать на открытой воде и сильно этим увлекся.
Реально ли привезти в Россию Ironman
Когда в России будет Ironman? Без спойлеров, но следите за новостями — это пока все, что могу сказать. У Ironstar тоже серия стартов станет шире — ведем переговоры по теплой локации вне России.

Рынок триатлона в России растет, хотя это не те темпы, которые мы бы хотели видеть.
В 2018 году мы зафиксировали 7000 финишеров дистанций Ironstar. В этом году у нас будет 10 000 человекостартов (общее количество участников. — Прим.) на всех стартах. Каждый год число атлетов у нас растет на 25-30%.
Сейчас 62% участников стартов — москвичи. Чтобы число участников росло, нужно проводить старты по всей России. Но не во всех городах можно устроить триатлон: это инфраструктура — акватория, дорожное полотно; размещение участников и болельщиков, красивый пейзаж, соблюдение безопасности, возможность перекрытия многокиллометровых трасс и готовность самого региона принимать масштабное событие. Не каждый регион готов вкладываться и готовить локацию. Плюс, нужны тренеры, школы по подготовке триатлетов любителей — чтобы был рост, нужно время.

Для сравнения: в Германии 100 000 уникальных триатлетов, в Великобритании под 140 тысяч, в Штатах — за миллион. Почему так в России?
Триатлон как массовый любительский спорт в России стал развиваться недавно — в 2014 году. Даже многие мои знакомые путают триатлон с чем-то еще или вообще не знают о нем. Вторая причина — климат. Третья — триатлон не самый доступный вид спорта. Нужно купить оборудование, экипировку, билеты до места проведения, слот, проживание и не только. Ты не можешь тренироваться во дворе, как с пинг-понгом или теннисом. Но в этом прелесть триатлона. Этого «зверя» нужно оседлать.

Почему триатлон интересен всем
В триатлоне в России 75% мужчин и 25% женщин. Зачем триатлон мужчинам? В этот спорт приходят те, кому нужен вызов. 35% участников стартов — топ-менеджеры и собственники бизнесов. Это тусовка классных успешных людей, среди которых банкиры, министры, главы регионов, «форбсы», топ-менеджеры. Быть «внутри» и доказать, что ты можешь больше — это мотивирует.
Триатлон не происходит на дистанции. Он происходит задолго до этого, когда тысячи сумасшедших людей, заряженных эндорфинами, приезжают и общаются перед стартом.
Они обнимаются, обсуждают новинки индустрии, свои успехи в тренировках и многое другое.

Мне кажется, что происходящее на дистанции волнует мало кого из участников. «Секс» в триатлоне происходит до и после гонки. И это самое крутое!

Мы в Ironstar считаем, что фигура триатлета по сравнению с другими видами спорта — самая сексуальная. Но не думаю, что мужчины идут в триатлон, чтобы выглядеть стройнее и моложе. Любой человек, который занимается спортом, будет бодрее и моложе. Классно быть в теле, классно быть энергичным. Приходят за этим ощущением. Ведь в какой-то момент ты понимаешь, что не хочешь впустую прожигать жизнь. Когда тебе за 35, время начинает бежать быстро — ценен каждый день.
Достижения на открытой воде:

  • Oceanman, 2016 — 10 км;
  • Селигер, 2017 — 10 км;
  • Копанское водохранилище 2017 — 10 км;
  • Siberman, 2017 — 10 км;
  • Вертерзее, 2018 — 19 км;
  • KotlinRace, 2019 — 27,4 км.

    «Это были адовые 3 километра. Я вошел в топ-15 — с конца»
    Когда ты бросаешь себе вызов, ты не думаешь о зоне комфорта.

    Мои первые соревнования на открытой воде были в 2015 году в Казани на ЧМ FINA по водным видам спорта. Для меня это были адовые три километра. Уверен, что первый заплыв на открытой воде у всех одинаковый: ты можешь паниковать, терять ориентиры. Было холодно, на адреналине проплыл первые 150 метров, потом уткнулся в темную воду. Напетлял много. Хотел несколько раз вылезти… Но перетерпел.

    Это хорошая параллель с жизнью: когда тебе тяжело, нужно перетерпеть. Тогда я был в числе 15 участников с конца.
    Начал повышать планку: стал плавать по 5 или 10 км. И решил, что раз это получается неплохо, надо попробовать что-то еще. Друзья предложили проплыть 42 км по Байкалу. Я даже продекларировал, что поплыву. А потом мне сказали, что Байкал — это не про дистанцию, а про очень низкие температуры, волну, природные условия. Понял, что для меня это будет история про экстрим, так как старты я обычно делаю одним днем: приезжаю — плаваю — уезжаю на работу. Решил попробовать что-то промежуточное. Проплыл 17 км в Австрии в 2018 году и так «наелся», что не плавал почти полгода.

    Когда мне прислали ссылку на заплыв Котлин (25 км из Санкт-Петербурга в Кронштадт. — Прим.). Списался с организаторами, понял, что все реально, и купил слот.

    25 км из Петербурга в Кронштадт: «Вода упала до 15 градусов»
    К Котлину я готовился полгода по специальной программе. Честно скажу, что три месяца халтурил, выполняя задания на 90% — первые тренировки были 3,5–4 км, потом подняли до 6 км. С 21 июня по 5 августа я наплавал 132 км. Но я такой и есть — когда висит дамоклов меч, начинаю фигачить.

    В день старта, 5 августа, воздух был +17, а вода из-за холодов упала до +15. Было и питание, и группа поддержки в лодке. Зашел спокойно в воду, надел очки и прыгнул. Сказал своим: «Ну что, увидимся на финише». Старт начался с восходом солнца и закончился, когда оно уже садилось. 10,5 часов — маленькая жизнь.

    Первую четверть дистанции думал о многом: о жизни, о людях, об успехах, о команде — обо всем. Потом голова стала легкой и пустой. Я люблю плавание за то, что это очищение — ты как будто рождаешься заново.

    На второй четверти поднялись волны, к которым нужно было привыкнуть. Адаптировался. Тяжело. Но плыл. Говорил себе, что начал это не для того, чтобы сойти. На 21 километре почувствовал озноб. И тут включился здравый смысл: ты понимаешь, что есть спорт, а есть твое здоровье. Постарался естественными методами согреть организм — через ускорение темпа. Да, было сложно, но у меня получилось.
    Когда согрелся, уже включилась выносливость. Понимал, что не могу сойти за 4 км до финиша — за меня переживали все коллеги, друзья, знакомые. Была команда в лодке, были те, кто откликнулся на благотворительный сбор. Хотелось ли курицу или шашлык, во время заплыва? Нет — большую часть дистанции ничего не хотел. Только бананы из твердой пищи, остальное — спортивное питание. В аттестационных гонках ты даже не имеешь права касаться лодки. А больше всего энергии ты тратишь во время приема пищи: нужно доплыть до лодки, которая из-за волн все время уплывает, потом взять, не касаясь борта, питание...

    Последние 5 км было настолько грустно, что даже есть не хотелось — мечтал финишировать.

    Во время заплыва отравился водой так, что два дня лежал и ничего не ел. Пока не хочу плавать. Но уже мечтаю, конечно, проплыть 42,2 км.

    Чем похожи спорт и бизнес
    Я по натуре спринтер: мне комфортно во взрывных историях. Длинными дистанциями я стал заниматься как раз потому, что хотел открыть другую сторону себя.
    На длинном отрезке видно, насколько хорошо ты подготовился. Как в спорте есть контроль пульса, так в бизнесе есть KPI. Время от времени необходимо сверяться. Тренер дает тебе установки и задания, составляет программу, которую ты должен выполнять — так и в бизнесе: если ты идешь step by step, то постепенно приходишь к результату.

    Помню, как мне было тяжело начинать плавать — сейчас у меня восемь серьезных заплывов на открытой воде. Точно так же в бизнесе: если сложно, понимаю, что это просто этап.

    Триатлон и спорт в частности дают огромное количество энергии и друзей. В тусовке мы решаем много задач, которые к триатлону не относятся вообще. Например, иногда друзья просят помочь с поиском сотрудников. Иногда участники помогают чем-то в организации стартов. Кто-то работает в СМИ — тебя могут упомянуть, потому что автор сам горит спортом. Это win-win для всех.


    Про цели и планы на год
    Без целей в спорте мне было бы скучно. У меня есть традиция: 31 декабря я ставлю цели по нескольким сферам: карьера, семья и личное, саморазвитие, духовная сфера. Выбираю реалистичные цели, которые при этом будут зажигать меня. Год делю на периоды, по которым отслеживаю прогресс.

    Это нормально, когда твоя цель трансформируется во что-то другое или ты понимаешь, что она не твоя. Просто определите новую цель.
    «Могу и на барной стойке станцевать»
    Спорт повлиял на личный менеджмент: 95% тренировок я делаю до работы. Встаю обычно в 5.30–6, стараюсь ложиться в 23:00. Естественно, у меня бывают рабочие форс-мажоры: иногда в 23:30 может только закончиться планерка, есть перелеты. Но ты понимаешь, что если ты ляжешь поздно, завтра тренировка отменяется, и в итоге распределяешь время так, чтобы все успеть.

    Я могу и зажечь, и в караоке спеть, и на барной стойке станцевать. Но при этом понимаю, что есть глобальная цель, работа, команда.

    В компании Ironstar все занимаются спортом. Но задачи заставить всех бежать и плыть нет. У нас был один сотрудник, который не понимал ценность спорта — мы быстро с ним расстались. Ты не можешь работать в команде, если сам не понимаешь, почему кому-то нужен спорт. Будет очень трудно вовлечь участников и предоставить им достойный сервис.

    «Видел, как люди пили из лужи»
    Дубай — демократичный город с большим русским комьюнити. Удивляет красота, масштаб: там все самое дорогое, высокое, длинное. Но привыкаешь быстро. Я приезжал раз в полгода в Россию, потому что скучал по близким и потому что не хватало души, искренности.

    Благодаря работе я объездил всю Африку и Ближний Восток: был в Судане, Ливане, Зимбабве, Замбии, Нигерии, Анголе, Танзании, Пакистане и много где еще. Видел джунгли и не только.

    В Африке много контрастов: роскошь часто соседствует с тотальной бедностью. Например, Луанде — по некоторым исследованиям — самая дорогая столица в мире. Там в одной части припаркованы Lamborghini, а в другой люди пьют из лужи. Это правда, у меня остались фотографии. Тотальная беднота и богатство. В такие моменты ощущал, что пусть я где-то посередине, но у меня все классно.

    ©Rusbase, 2019
    Автор: Екатерина Гаранина
    Фотографии к материалу предоставлены пресс-службой Ironstar / личная страница героя в Facebook



    Екатерина Гаранина