«Разработчиков мы вынуждены выращивать сами»: кого сложно найти на рынке mobile

Никита Стаценко

Внештатный автор

Расскажите друзьям
Светлана Зыкова

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил о разработках мобильных приложений с директором Agima.mobile — Владиславом Крайновым и креативным директором Agima.mobile — Андреем Аликимовичем.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

Владимир: Сегодня мы говорим про мобильный интернет и мобильные приложения. У меня в гостях Владислав Крайнов, директор Agima.mobile, и Андрей Аликимович, креативный директор компании. Скажите, когда бизнесу нужно было выходить в мобильный интернет?

Андрей: В этом году мы празднуем десятилетие iPhone. По сути, это десятилетие мобильного рынка, поэтому 10 лет назад компаниям уже можно было бы задуматься о мобильном интернете.


Те, кто не успел, идут с десятилетним опозданием?

Андрей: Рынок растёт, всё меняется. Всегда есть шанс впрыгнуть в поезд, он ещё не ушёл...


И всё-таки — когда бизнес готов к тому, чтобы делать своё мобильное приложение? Это достаточно дорогой продукт.

Андрей: К этому нужно подходить осознанно. Мобильное приложение — это не про мгновенное привлечение клиентов, а про лояльность, про постоянную пользу, которую компания может приносить. Разрабатывая мобильное приложение, не надо ожидать, что это привлечёт большое количество новых пользователей. Ведь как мы привыкли: есть лендинг, вы зашли, вдохновились и купили товар. Mobile так не работает; скорее, он для тех пользователей, которые приобрели какой-то товар и теперь хотят ещё один.


Что есть в mobile дополнительного для сайта?

Андрей: Это называется — ближе к телу; нативная штука, иконка в рабочем устройстве. Мы больше контактируем с телефонами, чем с компьютерами. Кроме того, мобильное приложение позволяет иметь доступ к некоторым системным функциям, к которым невозможен доступ через сайт.

Владислав: Немного дополню. Это классический вопрос: зачем нам мобильное приложение, если есть адаптивная мобильная версия сайта. Можно рассматривать прямо по пунктам то, какие преимущества даёт приложение, но суть такая — пользователю приложение ближе, чем сайт; проще и быстрее воспользоваться. Постоянная аудитория, получается, работает вот с этим бизнесом, который представлен в мобильном приложении.


Слева направо: Андрей Аликимович, Владислав Крайнов, Владимир Смеркис


Почему клиенты идут в студии, в компании по разработке, а не собирают команды разработчиков приложений «внутри» своих предприятий?

Владислав: Безусловно, взять одного разработчика для iOS и Android — это просто. Подали объявление, сделали отбор людей, посадили в офис. Потом штат начинает расти, нужно искать менеджера, который станет всем этим управлять. Когда объёмы растут, требуется арт-директор, группа дизайнеров, технический директор. Потратив 2-3 года, вы сможете собрать компанию, которая способна создавать приложение под заказ для коллег. Можно построить бизнес внутри бизнеса, а можно купить уже что-то готовое.


Сколько времени проходит от первой встречи с клиентом до реализации конечного продукта? Какие основные этапы?

Владислав: Здесь огромный разброс, усреднённое значение — как средняя температура по больнице. Самое быстрое, что было в нашей истории, — пара месяцев.

Андрей: По поводу этапов. Мы встречаемся с клиентом, «брифуем», проводим интервью, собираем данные, проектируем приложение, рисуем и сопровождаем разработку. Дальше — бэкенд, тестирование, запуск. Наполнение контентом — по мере создания приложения самого.


Почему возникают задержки? С чем это связано?

Андрей: Это всегда из-за согласования, обсуждения того, что клиент хочет. Управление ожиданиями.

Владислав: Сам по себе продукт — непростой. Для того, чтобы обычному обывателю-клиенту понять, что ему надо, требуется участие и с нашей стороны. На это требуется время.


Когда клиент приходит к вам, то у него есть какая-то идея. Насколько идея изначальная трансформируется в нечто большее?

Андрей: В первую очередь мы проводим интервью, исследование. Человек (или компания) пришёл к нам и рассказал, чего он хочет. Допустим, есть 2-3 месяца для разработки. Запускаем первую версию ровно такую, какую хочет видеть заказчик, а потом её развиваем.

Если есть больше времени, то мы проводим исследование, внедряем аналитиков, то есть собираем данные. Затем — собираем бэклок того, что должно быть в проекте; иными словами, делаем список требований к проекту — каким функционалом должен обладать. Расставляем всё в соответствии с приоритетами и внедряем в продукт.

Таким образом, у нас всегда есть план на дальнейшее развитие, а также есть понимание того, что требуется клиенту. Это понимание — не придуманное им самим, а реально выявленное в результате исследования компании заказчика или аудитории.

 

Правильно ли я понимаю: сначала вы делаете некую mvp, то есть базовую модель, запускаете её, а потом уже дополняете функционалом?

Владислав: Да, так часто бывает. О таком подходе рассказываем нашим клиентам. Нужно максимально быстро запустить какую-то версию. Всё, что ты придумываешь, через пару месяцев может перестать быть актуальным. В разработке мобильных приложений такие гибкие подходы работают лучше всего.


Как правильно с клиентов брать деньги, чтобы и клиенту было понятно и вас устраивало? Как правильно строить сметы?

Владислав: Практически всем моим коллегам по рынку я говорю о том, что наиболее подходящие для разработки мобильных приложений методологии — это те, которые основаны на принципе Scrum. Такие схемы позволяют запускать версии более гибко, обрабатывать нечётко сформулированное видение клиента. Политика цен идёт отсюда. Наиболее подходящий способ подсчёта — time and material. Безусловно, не все клиенты готовы понимать такую систему оплаты, поэтому есть возможность формирования цены по релизам. Сделали один релиз, MVP, бэклок, а дальше — сели, обсудили, что ещё нужно.


Сейчас есть такие модные термины — виртуальная реальность, дополненная реальность, нейросети, машинное обучение. Есть ли у ваших клиентов (ритейловых компаний, например) запрос на эти технологии?

Андрей: Машинное обучение — наиболее применимо. Рекомендательная система: на основе истории пользователя, истории его покупок формируются специальные предложения, которые подобраны для конкретного человека.


Это эволюция тригерных email? Например, если человек в течение месяца не заходил и у него в ближайшее время будет день рождения, то ему отправляется оповещение о скидке...

Андрей: Да. Предположим, мы ещё знаем, что у этого пользователя есть ребёнок, у которого день рождения через две недели. Кроме того, нам известно, что он любит «Лего». Специально для ребёнка в течение двух недель будет скидка на конструкторы «Лего» с Бэтменом.


И это всё можно завязать на машинном обучении, чтобы эти рекомендации в полуавтоматическом режиме создавались?

Андрей: Да, конечно.

Владислав: Нейросети решают эти вопросы.


А что касается виртуальной и дополненной реальности?

Андрей: Это круто. Наиболее актуальна сейчас для застройщиков, которые могут проводить виртуальные туры. Кроме того, полезны для узких тем медицины или инженерии. В службе доставки, я слышал, был какой-то крутой кейс, когда доставщики, благодаря виртуальной реальности, смогли сократить время поисков товара на полке. Были специальные очки, в которых высвечивалась стрелка, указывающая путь к нужной коробке.

В основном VR используется для внутренних корпоративных сервисов компании или сервисов для специалистов. Массовое применение — игры, развлечения.


Недавно, я прочитал, что Pokemon GO в феврале 2017 года заработала 1 миллиард долларов. Но вернемся к нашим разработкам. Есть умные часы, Smart TV и так далее. Есть ли у вас запросы на такие штуки и будут ли они вообще развиваться?

Владислав: Вообще, я впервые услышал о подобных вещах в Корее, когда был приглашён компанией, занимающейся техникой. Мне рассказали о концепции холодильника, который распознаёт, что находится внутри (по сканированию штрих-кодов). Читайте по теме: «В будущем холодильник сможет сам себе заказать еду. Криптовалюта здесь будет необходима»
Ты можешь с помощью экрана выбирать какие-то рецепты, а он понимает, чего не хватает, автоматически заказывает в магазине, доставку оформляет, списывает с твоей карты деньги.

Это круто, но, если, честно, я больше нигде не видел такого холодильника, не знаю, где его купить. Сегодняшняя история развития интернета вещей — пока на уровне крутых идей.

Андрей: Мы разрабатывали приложение для умных розеток. У каждого из нас дома есть Smart TV (Apple TV). Кстати, я недавно купил умную кофеварку, но, к сожалению, она оказалось глупой.


Видите ли вы какое-то будущее для таких IoT-вещей?

Андрей: Конечно, нас потом просто захватят роботы.


Это страшно. Был блокчейн на РИФе, люди спрашивали о том, не вытеснят ли роботы людей с рабочих мест. В Швейцарии или ОАЭ людям уже платят просто за возможность быть людьми.

Андрей: Чего бояться, это будущее, его нужно ждать. Просто надо думать, куда себя применить.

Владислав: Человечество стремилось к тому, чтобы упростить свою жизнь. Технологии развиваются именно для таких целей.

 

Давайте поговорим о команде. Из каких отделов состоит ваша компания? Какие функции командные есть в AGIMA.mobile?

Владислав: Наверное, никого не удивлю из представителей digital-рынка, что требуются дизайнеры, чтобы рисовать, проектировщики, чтобы проектировать и так далее. Как я уже говорил, любой может построить маленькую компанию внутри большой, но для этого, конечно, потребуется наличие всех компетенций.

Есть менеджеры, которые управляет разработкой. Тим-лидеры — промежуточное звено между менеджером и разработчиком. Арт-директор управляет дизайнерами. Проектировщики — знают всё об интерфейсах. Бэкенд-разработчики — сильно отличаются от тех, кто разрабатывает саму платформенную часть. Есть аналитики, которые занимаются исследованиями.


Тема достаточно молодая. Например, в МГУ нет такой специальности — проектировщик интерфейса мобильных приложений. Кого вам не хватает, кого вы ждёте в команду? Насколько проблематично найти таких людей?

Владислав: Не хватает квалифицированных кадров. Да, в университетах не учат этому. Разработчиков мы вынуждены выращивать сами: проводим курсы в университетах, проводим внутрикорпоративный курс, берём на стажировки. Мы делаем всё, чтобы утолить свой кадровый голод самостоятельно. И этот голод растёт быстрее, чем мы с ним можем справиться.


А кто настоящий «агимовец» по характеру? Тот, кто не спит ночами, или тот, кто может за час придумать крутую идею?

Андрей: Саша Богданов говорил в прошлом интервью, что настоящий «агимовец» — это человек, у которого горят глаза.

Владислав: Да, это тот, кто загорается от своей работы. Мы свято верим, что если человек приложит максимум усилий (даже если сегодня он ничего не знает и не умеет, но пылает), то он — через месяц, полгода или год — точно всего добьётся.




Материалы по теме:

«Бизнесу важно быть там, где покупатели». Как ритейлу зарабатывать в мобайле?

«Мобильная реклама в России растёт»: куда нас приведёт mobile

В мобильных телефонах тоже нужны блокировщики рекламы?

О чем Цукерберг говорил в своем выступлении - ключевом событии Mobile World Congress 2016

Фото на обложке: stockasso/Depositphotos.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
BigData Conference (ICBDA'2017)
15 сентября 2017
Ещё события