Колонки

«50% своей жизни ты проводишь за делом, ценность которого для тебя не очевидна». Как я ушла из корпорации в социально ориентированный бизнес

Колонки
Мария Ситковская (Резник)
Мария Ситковская (Резник)

Глава Московской школы кино

Софья Федосеева

Мария Ситковская (Резник), глава Московской школы кино, рассказала о своем карьерном пути. Она начинала с запуска онлайн-кинотеатра ivi, потом занимала позицию директора по развитию медиабизнеса в «ВымпелКом», а затем сменила карьерный вектор, чтобы возглавить Московскую школу кино. С 2018 она развивает стратегию университета креативных индустрий Universal University. 

Мария поделилась опытом перехода из корпорации в социально ориентированный бизнес и рассказала о плюсах и минусах работы в этих форматах.

«50% своей жизни ты проводишь за делом, ценность которого для тебя не очевидна». Как я ушла из корпорации в социально ориентированный бизнес

Сначала из стартапа в корпорацию

У меня никогда не было цели делать корпоративную карьеру. Я работала в медиабизнесе, где все не по графику. Мне всегда нравилась такая стартаперская среда, потому что мне в принципе интересно сделать что-то быстро, работая интенсивно полгода, а потом отпустить и переключиться на другой проект. 



Но так случилось, что последние десять лет я провела в корпорациях. Сначала перешла из стартапа ivi (сегодня это крупнейший онлайн-кинотеатр в России) в «Газпром-Медиа», где мне нужно было трансформировать достаточно заскорузлый бизнес, а затем в «ВымпелКом», развивать медиабизнес.

Там мне дали возможность самостоятельно регулировать свою занятость, работать с распределенными командами, миновать внутренние процедуры при согласовании, — в общем, такой внутренний стартап. Но несмотря на всю ту тепличную среду, которая была создана для меня и моей команды, какую-то часть корпоративного токсика я все-таки ощутила.


Минусы работы в корпорации

  • Разнесенные во времени прилагаемые усилия и результат.

Ты должен сначала очень долго работать, не понимая, когда и как твой результат материализуется. Для человека, который ориентирован на результат, а не на процесс, это суперсложно. Я предпочитаю двигаться долго, но короткими спринтами.

  • Ощущение собственной никчемности.

Все, что ты делаешь в системе, влияет только на один процент прибыли в большой структуре, оборот которой — условно 300 миллиардов рублей. В то же время, когда ты приходишь в социально ориентированный бизнес, начинаешь получать удовлетворение не от цифр, а от совершенно других вещей. В корпорации мы небольшой командой из 30 человек генерили прибыль в три миллиарда рублей. В университете команда из 200 человек производит в несколько раз меньше.

  • Теряется ощущение конкретного человека.

В корпорации деньги — это просто цифры в таблице. Ты не можешь использовать их как инструмент для решения конкретных проблем конкретных людей. Твоя база — это даже не люди, а абоненты: два миллиона пользователей. «Три миллиарда рублей выручки» звучит хорошо, но тебя совершенно не определяют. Ты не можешь соотнести себя с этим результатом. Для тебя это просто цифра в Excel.

 

Когда тебе больше 35 и у тебя несколько детей, в определенный момент ты понимаешь, что проводишь 12-15 часов на работе и, приходя домой, не можешь рассказать ребенку, что ты делал. В результате 50% своей жизни ты проводишь за делом, ценность которого для тебя не очевидна.


Ломка

Все, что тебя держит в корпорации, — это стабильность: бонусы, хорошая зарплата, классный офис, социальная защищенность. У тебя есть все удобства, но нет ощущения собственной личности: ты не понимаешь, что ты вообще тут делаешь.

И чем дольше ты так живешь, тем тяжелее уйти, потому что каждый год ты планируешь расходы (школа для детей, отпуск). При этом корпорации устроены так, что чем больше ты хочешь оттуда вырваться, тем сильнее они тебя засасывают. 



Вот работает человек, стремится к повышению, а его никогда не повышают. В итоге он говорит: «Все, я пойду». А ему в ответ: «Подожди, есть еще вот такая штука». И он отвечает: «Ну, ладно». И чем меньше ты хочешь работать, тем больше у тебя предложений. И вот ты говоришь: «Я не хочу делать то же самое, что уже делала», — а окружающим кажется, что ты сошел с ума — в середине подъема уходишь в другую сторону.

В этот момент происходит адская ломка: ты думаешь, что это все неправильно. Наверное, это юношеский максимализм, что в 35 лет ты вдруг не хочешь делать то, что делал и что у тебя хорошо получается, а хочешь делать что-то социально значимое.


Из корпорации в (кино)образование

За десять лет работы в корпорациях я прошла путь от бизнеса OTT и pay-TV до спутникого телевидения и телекома. Это помогло понять, как пользователи делают свой контентный выбор на каждом экране: что человек смотрит и как долго, на каком моменте он отключается. А ведь это и есть самое интересное для тех, кто производит контент. 

Сегодня наступает время производителей контента, так как ключевые дистрибьюторы Netflix, Apple TV, HBO и несколько локальных игроков уже поделили рынок. Наступил кризис идей и идти нужно не в дистрибуцию контента, а в производство. А если смотреть еще дальше, то нужно идти туда, где готовят тех, кто будет производить контент. 

В кино и в целом в контент-индустрию приходят люди очень честолюбивые: продюсеры, режиссеры, — все они хотят отражаться в глазах миллионов и влиять на массы. Образование в этом смысле — еще более интересная, даже можно сказать, богоподобная, задача. 

Когда к нам на курс Filmmaking приходят ребята с нулевым опытом в кино и через пять месяцев я сижу с ними в зале и смотрю фильмы, которых у них не было, я чувствую причастность к этому результату. А через два года — это уже дипломный показ, после которого выпускникам открывается большая судьба с поездками на фестиваль «Кинотавр», на Sundance и так далее. Ты понимаешь, что помог создать для них эту среду. Поэтому я сменила карьеру не просто на образование, а на образование в кино.


Марафон vs спринт

Чтобы в корпорации произошло изменение, на согласование любого проекта должна уйти пара лет. Поэтому после корпораций образование показалось мне довольно спринтерской штукой. Здесь через два года ты уже видишь результат своей работы. Это люди с реальными изменениями в жизни, со своими фильмами, дизайнами, треками, альбомами, фестивалями. А это уже более понятная история.



Я спринтер. Мой забег может длиться полгода без сна и отдыха. Потом в июле я уезжаю с детьми в Италию, во Францию, закрываюсь там на месяц и занимаюсь только детьми. То же самое зимой — я провожу целый месяц в горах с детьми: катаюсь на лыжах, готовлю, никуда не выхожу, не читаю новостей и ничего про работу, смотрю фильмы, читаю художественную литературу. За счет такого детокса я могу работать оставшиеся десять месяцев по 18 часов без выходных.


Плюсы

  • Результат — не цифры, а люди и их судьбы.

Результат твоей работы — это не полпроцента в прибыли, а тысячи студентов, у которых трансформируется жизнь. Ты видишь, как через два-три года после выпуска меняется киноиндустрия, растет удельный вес российских фильмов в прокате, и понимаешь, что эти ребята уже сопричастны. Да, они пока еще не самостоятельные творцы, но уже задействованы в команде сценаристов, продюсеров, операторской группы. Ты видишь их имена в титрах. Эти ребята способствуют тому, чтобы индустрия в стране росла.

  • Внутренний баланс.

Мне важно ощущение, что я хороша везде: на работе, дома — как мама, жена и дочь. Если есть ощущение этого баланса, то энергия внутри меня ходит очень продуктивно. 

Образование в этом смысле — идеальный баланс между социальным импактом и эмоциональной отдачей, которую дает мне проект. Приходя домой, я могу рассказать своему ребенку, как прошел мой день и что я сделала. Кроме того, я создаю образование, которое поможет моему ребенку в будущем найти себя. Эта идея позволяет чувствовать себя удовлетворенной ежедневно.

Я доверяю результатам своей деятельности настолько, что я готова отдать ребенка в университет, в котором работаю.

  • Инновации.

В любой корпорации — что бы ни говорили сегодня про распределенные команды — есть иерархия и боязнь ошибок. А там, где есть страх ошибиться, нет инноваций. В небольшом бизнесе все по-другому: у тебя есть возможность построить структуру нового типа. 

Когда я пришла в университет креативных индустрий Universal University в 2018 году на роль Chief Visionary Officer, передо мной стояла задача — из нескольких школ собрать совершенно новую, цифровую институцию, которая бы отличалась от средневекового понимания того, что такое университет.

Самое интересное для меня — найти правильных людей, расставить их на правильные места и создать для них продуктивную рабочую среду. В корпорации этого сделать нельзя, а в небольшом бизнесе есть некая степень свободы, определенные размеры и тематика, которые это позволяют.

  • Люди с общими целями и разным бэкграундом.

Если тебе не все равно, с кем проводить 12 часов каждый день, то в этом смысле образование — очень продуктивная среда. Здесь нет больших бонусов и соцпакетов, зато есть люди, которые пришли со своим миром, компетенциями, но ведомые общей целью. Они променяли устойчивую работу в больших компаниях, чтобы заниматься тем, что в кайф.



Прибавьте сюда еще студентов: сегодня это 300 студентов Московской школы кино, через год их уже тысяча, а всего в университете креативных индустрий — 6,5 тысяч. Ты понимаешь, что силами не очень большой команды каждый год меняешь жизнь шести тысяч человек.

А еще есть преподаватели: тысяча человек из индустрий кино, архитектуры, дизайна, музыки, маркетинга, собранных под одной крышей. Ты каждый день общаешься с суперталантливыми людьми из разных сфер. В результате у тебя, твоих коллег, студентов и преподавателей идет «взаимоопыление» и возникает совершенно другой жизненный опыт.


Минусы

  • Ты сам творец своего материального благосостояния, поэтому работать нужно гораздо больше.
  • Очень быстро виден результат работы и, соответственно, ошибки. В корпорации можно легко «спрятаться» или пересобрать все так, что неуспех окажется вообще достижением. В небольшой компании так не получится.
  • Большая ответственность. В университете я несу ответственность за 250 сотрудников. Кроме того, управленческая ошибка может отразиться на студентах и преподавателях. В корпорации я была укрыта щитом самой компании.
  • Тем, кто не может жить в состоянии неопределенности, в предпринимательской среде будет сложно.

Что в итоге

  • Если тебя устраивает стабильность, нормальный жизненный ритм, когда ты два раза в месяц получаешь зарплату на карту, и тебе не столь важно быть значимым, то не надо менять место в корпорации на социальное предпринимательство.
  • Если ты сам не готов формулировать идеи и их реализовывать и тебе нужен кто-то, кто подержит за руку, то не надо идти в социально ориентированный бизнес. Здесь ты сам будешь продвигать идеи и всех убеждать, что все нормально и мы идем в правильном направлении.
  • Если для тебя важно, чтобы ты всегда мог ответить себе или ребенку на вопрос, как прошел день, и знать, что он прошел не зря (ты не постоял в курилке, не сходил на обед с коллегами, не переделал три таблицы в Excel и не нарисовал PowerPoint для собрания во вторник), то стоит рискнуть.

Фото в тексте и на обложке: Unsplash

Материал обновлен 12.03.2020 в 17:50

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Привлекать бизнес и строить сети: шесть правил успешных социальных проектов
  2. 2 «Они ищут компанию с социально значимой ролью» — и еще 7 фактов о найме молодого поколения в России и за рубежом
  3. 3 «Наша бизнес-модель не предполагала больших инвестиций на старте». Как создать сервис корпоративных подарков с товарами социальных предпринимателей

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase