Кто и зачем создает социальные IT-стартапы?

Мария Колодина
Мария Колодина

Участник команды Philtech Initiative

Расскажите друзьям
Полина Константинова

Совсем скоро создавать успешные компании без социальной ответственности будет невероятно трудно: 94% представителей поколения Z убеждены, что бизнес должен решать социальные проблемы. Они просто не будут покупать продукцию компаний, не доказавших свое положительное воздействие на общество и окружающую среду. В нашей стране уже начинают появляться бизнесы будущего — одновременно и технологичные, и прибыльные, и помогающие людям.

Кто их создает и какие инвесторы вкладывают средства в такие проекты? Мария Колодина, участник команды Philtech Initiative, разобралась в особенностях нового рынка вместе с теми, кто на нем уже преуспел (или провалился).

Ролевые модели


Хотя термин «филтех» (филантропия+технологии) появился недавно, IT-стартапы с социальной миссией начали зарождаться еще во время бума доткомов. Джимми Уэйлс, один из основателей Википедии, признается, что в самом начале пути у него была мысль превратить проект «в коммерческую компанию с рекламными баннерами». «Но я решил сделать что-то другое», – говорит Джимми. Так получилась бесплатная энциклопедия для каждого человека на планете на его родном языке.

C тех пор философию «расти так быстро, как только можешь, и срывай куш» отвергают все больше IT-стартапов, и не только в Кремниевой долине. В нашей стране по принципу open acсess работает «КиберЛенинка» – электронная библиотека, построенная на концепции открытой науки. Это пятая в мире научная библиотека по количеству публикаций, все они доступны бесплатно по лицензии Creative Commons.

Для проектов, где прибыль – не главное, Y Combinator еще в 2013 году запустил отдельную программу и финансирует две партии стартапов в год. Гранты получили 25 некоммерческих проектов в таких областях, как глобальное здравоохранение (Noora Health, New Incentives), борьба с нищетой (No Lean Season, New Story, Zidisha), развитие демократии (vote.org, ACLU).

Робби Уокер
Лидер программы YC для некоммерческих организаций

Мы финансируем команды, которые работают над решениями, способными охватить большое количество людей и принести большое социальное благо. Мы относимся к некоммерческим стартапам почти точно так же, как к коммерческим. Они получают $100 тысяч финансирования и проходят стандартную программу YC, участвуя в ней бок о бок с коммерческими проектами.

Программа помогает основателям сосредоточиться на неуклонном росте ключевой метрики и на создании такого продукта, который хотят люди. Даже некоммерческие организации должны быть одержимы метриками, ведь это главные индикаторы долгосрочного воздействия.


Филтех-проекты могут существовать в режиме non-for-profit или принимать форму обычного бизнеса, а некоторые ищут промежуточные варианты. В 2015-м, на пике роста, Kickstarter преобразовался из коммерческой в общественную благотворительную корпорацию (public-benefit corporation): теперь руководство обязано не только приносить прибыль, но и делать мир лучше. Уже больше 2,5 тысяч организаций в 60 странах сертифицированы как B Corporations: они юридически обязаны учитывать влияние своей работы на сотрудников, клиентов, поставщиков, общество и окружающую среду.

Вложиться от души


Теперь любой, кто хоть раз поддерживал тот или иной проект на Kickstarter, может считать себя импакт-инвестором. Помимо финансовой выгоды, инвестиции с приставкой «импакт» ориентированы на положительное воздействие на общество и экологию. В США эта концепция весьма популярна: по данным Wells Fargo/Gallup Investor and Retirement Optimism Index, каждый третий инвестор в США интересуется импакт-инвестированием, а каждый десятый уже вложился в социально ориентированные проекты.

В мире за последний год объем импакт-инвестиций удвоился – и составил $228 миллиардов. Согласно исследованию Global Impact Investing Network, в социальные стартапы вкладывают инвестфонды (59%), благотворительные организации, банки, family offices, пенсионные фонды и страховые компании. Почти половина из них базируется в Штатах и Канаде, еще треть – в Европе.

В России главным импакт-инвестором, подогревающим рынок социальных услуг, является государство. По данным Минэкономразвития РФ, если в 2014 году объем господдержки социально ориентированных НКО составил 4,2 миллиарда рублей, то в 2016-м – 11,3 миллиарда рублей.

Отдельная «статья» этой поддержки – президентские гранты: в 2018 году более 8 миллиардов рублей получат организации, реализующие социально значимые проекты. Это беспрецедентная сумма. Сравните: за 10 лет, с 2006-го по 2016-й, объем президентских грантов составил 22 миллиарда рублей.

Зачем это нужно государству? Одна из причин – возможность частично уйти из сферы социальных услуг. В 2016 году правительство утвердило комплекс мер, которые поэтапно обеспечат социально ориентированным НКО доступ к 10% бюджета, выделяемого на социальные услуги населению. IT-стартапы уже начали осваивать эти средства: в прошлом году выпускник Philtech-акселератора DonorSearch получил почти 3 миллиона рублей на развитие онлайн-платформы, решающей проблему нехватки донорской крови.

Кто развивает социальные стартапы в России?


Алексей Сидоренко
Руководитель «Теплицы социальных технологий»

Точно можно сказать, что для новой когорты молодых социальных предпринимателей наличие IT-компонента является обязательным: если на вас нет ссылки, вы не существуете. Самые успешные из них в первую очередь решают собственную проблему, заодно помогая всем вокруг. По моим ощущениям, таких около 70%. Например, многие молодые мамы запускают социально ориентированный интернет-бизнес вокруг детского образования, в том числе детей с инвалидностью. Им все равно, насколько это престижно, им важно решить проблему. Может быть, даже хорошо, когда нет большого количества людей, которые пришли в социальный сектор, потому что это модно. Такие стартапы часто совершают много ошибок, не по своей вине, а из-за недостаточной осознанности.

Мы попытались разобраться, кто создает остальные 30% социально ориентированных IT-стартапов, и расспросили основателей о мотивации и подводных камнях.

Сотрудники коммерческих организаций

Многие стартапы в идеологии филтех создаются бывшими работниками коммерческих компаний. Даже если карьера в корпоративной среде или традиционном бизнесе идет успешно, в какой-то момент они задаются вопросом, насколько полезно для людей то, что я делаю? И уходят запускать собственные социально ориентированные проекты, которые рождаются на стыке их передового опыта и неудовлетворенной потребности «причинять» пользу.

Анастасия Шнайдерман
Основатель Dreamo — благотворительной лотереи со знаменитыми людьми

Я строила карьеру в страховании, экономике, консалтинге, маркетинге и продажах. Когда работаешь в больших российских и международных компаниях, часто твоя работа не доходит до финального ощутимого результата, а теряется в каких-то текущих процессах и согласованиях. В Dreamo я всегда вижу свой результат, и любое мое действие в итоге выражается в конкретном благе. Самым полезным, наверное, оказался опыт в продажах. Ведь практически во всех филтех-проектах идет продажа продукта или услуги клиенту или покупателю, только в данном случае для благих целей.

Меня удивило сообщество, которое складывается сейчас в России в области филантропии и социального предпринимательства. Практически все люди готовы взаимодействовать, делиться навыками или знаниями. На рынке, в обычных компаниях, больше действует принцип конкуренции или соревнования. А здесь, наоборот, все понимают, что любое действие идет на благо общества, поэтому все очень открыты и готовы быстро помочь.

Разработчики

Часто социальные стартапы — это платформы, соединяющие тех, кто хочет помогать другим людям, и тех, кому нужна помощь. Благодаря цифровым технологиям эту помощь можно оказывать эффективнее и большему числу людей. Поэтому среди основателей филтех-стартапов немало специалистов из IT.

Алексей Мельник
Основатель «Сурдо-Онлайн» (SOL) — платформы для онлайн-сурдоперевода

Я начинал как программист и консультант. Десять лет строил собственный IT-бизнес по внедрению CRM-систем. Он был очень прибыльным, но каждый день я задавал себе вопрос: «Зачем я этим занимаюсь?». Когда мне исполнилось 30, я запустил IT-проект, помогающий глухим людям… и нашел в нем для себя новый смысл. Для меня социальный IT-бизнес — это вопрос реализации в большой открытой нише, в которой можно делать большие дела. Конечно, часто хочется все бросить. Люди вокруг спокойно себе живут, делают какие-то проекты, получая за них большие деньги. А ты много времени тратишь на доказывание, что твой проект реально стоящий.

Вначале было сложно найти в команду людей искренне горящих, способных разобраться в специфических проблемах мира глухих. Проблема была в том, что я пытался нанимать с позиции бизнес-ценностей. Но когда я начал говорить о человеческих ценностях в своем бизнесе, сотрудники стали приходить сами. Самое важное — говорить, выступать, иметь большую сеть контактов и знакомых и не стесняться к ним обращаться с прямым запросом.


Классические социальные предприниматели

Создать малый бизнес и нанять на работу инвалидов — благое дело. Но многие социальные предприниматели со временем понимают, что такие меры не решают главную проблему: нетрудоустроенными остаются еще тысячи людей, которым они помочь уже не могут. Поэтому соцпредприниматели ищут способы решать проблему технологично, а значит, более эффективно и масштабно.

Екатерина Затуливетер
Основатель Altourism и «Онлайн-сельпо» – платформы для деревенских предпринимателей

Я пришла в филтех из социального предпринимательства. Хотела помочь жителям деревень и малых городов, создающих уникальные вещи своими руками. И понимала, что здесь не подойдут единичные акции, — нужна технология. «Онлайн сельпо» стал каналом продаж для деревенских предпринимателей. Собралась идеальная команда для такого стартапа: IT-специалист, предприниматель, который думает про прибыль, плюс человек из социального сектора.

Стартап с социальной составляющей дает большую отдачу: мы не просто зарабатываем деньги. Во-первых, мы собираем сообщество уникальных людей. Несмотря на депрессивную окружающую обстановку, они смогли создать бизнес в деревнях и теперь могут обмениваться опытом и поддерживать друг друга. А во-вторых, радуют клиенты. Внутри компании мы их называем «ангелами», потому что они несмотря ни на что остаются с нами, поддерживают нас звонками и письмами, даже когда опускаются руки.


Менеджеры НКО

Очень социальные, но очень нетехнологичные — так можно охарактеризовать этот тип филтех-предпринимателей. У них много опыта в некоммерческой области, массивы накопленных данных и десятки методичек… Но часто «олдскульные» способы не работают: нужны сайты, приложения, платформы, особенно для работы с молодежью. Поэтому передовые сотрудники НКО берут в команду IT-специалиста и сами погружаются в специфику цифровых технологий.

Татьяна Никушина
Старший менеджер благотворительного фонда социальной помощи детям «Расправь крылья»

Мы в фонде уже более десяти лет занимаемся социальной адаптацией детей-сирот и выпускников детских домов. Параллельно развивалась и документация, которую ведут специалисты. Образовался огромный массив информации. Все это обобщать и быстро анализировать стало просто невозможно физически. Нужен был удобный инструмент, который будет помогать сотрудникам НКО в каждодневной работе, а не перегружать их.

Мы долго искали IT-специалистов, которые смогут воплотить нашу идею и вообще поймут, что мы хотим. У нас файлы в экселе, аксессе, ворде. Никто не хотел во все это вникнуть и подсказать нам, куда двигаться. Между нами и программистами не было переводчика. После года поисков мы нашли команду на хакатоне Добро 2018. Они задают правильные вопросы, на которые мы можем ответить. Погружаются в нашу тематику и немного разъясняют нам кухню программирования. Работаем в режиме agile, постоянно обмениваемся информацией и вносим корректировки.


Студенты

Поколение Z — истинный носитель «гена филтеха». Традиционные благотворительные фонды уже не отвечают их требованиям — прозрачности, подконтрольности, возможности отслеживать судьбу своих пожертвований. Поэтому родившиеся после 1995-го сами строят бизнес, чтобы не просто заработать, а сделать это с пользой для общества.

Владислав Куренков
Сооснователь проекта «Ленивый Робин» – браузерного расширения, где 80% выручки от продажи рекламы идет на благотворительность

Мы с Константином Оноприенко познакомились еще во время учебы в физико-математической школе при Новосибирском госуниверситете. Поступили в один вуз, только он на факультет компьютерных наук, а я на факультет менеджмента. Однажды я наткнулся на исследование «Левада-Центра» о благотворительности в России. Факт, что лишь 6% людей за год поддерживали деньгами благотворительные фонды, общественные организации или инициативы, заставил задуматься. Мы решили придумать способ, как это исправить. Поняли, что нас двоих вполне достаточно, чтобы начать реализацию идеи прямо сейчас. Костя взял на себя все технические вопросы, а я маркетинг.

Мы развивали «Ленивого Робина» в течение года, но, к сожалению, не взлетело. Сейчас активно думаем над новой идеей. После опыта развития собственного стартапа мы уже не видим себя в корпоративной среде. Хочется большего. Хочется реально менять мир и видеть результат своих трудов. Работа в корпорации этого дать не сможет.

Если у вас есть идея, как при помощи технологий помогать людям, подавайте заявку в Philtech-акселератор.


Материалы по теме:

Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
EMERGE
31 мая 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase