Колонки

Закон о просветительской деятельности: кого касается на самом деле

Колонки
Анита Кактыньш
Анита Кактыньш

Адвокат бюро «S&K Вертикаль»

Ирина Печёрская

1 июня 2021 года вступил в силу Федеральный закон, который в широкой общественности назвали законом о просветительской деятельности. Еще после внесения законопроекта в Госдуму в ноябре 2020 он вызвал общественный резонанс и множество опасений и вопросов.

Анита Кактыньш, руководитель проектов частной практики и специалист в области интеллектуальной собственности и налогового права адвокатского бюро «S&K Вертикаль», дала пояснения к новому закону.

Закон о просветительской деятельности: кого касается на самом деле

Этот акт дополнил Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» определением просветительской деятельности и новой статьей 12.2 об общих требованиях к осуществлению просветительской деятельности.

Дефиниция просветительской деятельности в законе весьма неопределенная, а статья закона о просветительской деятельности крайне лаконична: она определяет круг лиц, которые вправе осуществлять просветительскую деятельность и в дополнение к уже существующему законодательному запрету напоминает, что нельзя использовать просветительскую деятельность для агитации, разжигающей рознь в обществе и подрывающей конституционные устои, и отсылает к актам Правительства Российской Федерации в части установления конкретного порядка, условий, форм и контроля за осуществлением просветительской деятельности.

Закон о просветительской деятельности вызвал широкий общественный резонанс сразу после внесения законопроекта в Государственную Думу РФ в ноябре 2020 года, а также позже, в апреле 2021 года, когда на федеральном портале проектов нормативных правовых актов был опубликован для обсуждения проект Постановления об утверждении Положения об осуществлении просветительской деятельности, призванного конкретизировать положения закона. 

На портале change.org петиция против закона набрала почти 250 тыс. подписей, а в мае после обсуждения на федеральном портале проектов нормативных правовых актов Минобрнауки отказалось от продолжения разработки проекта Постановления Правительства и объявило о своем решении существенно его доработать, поскольку в ходе общественного обсуждения он получил очень большое количество отрицательных отзывов и оценок. 

То, что окончательный текст закона и проекта Постановления противоречит целям и области применения, заявленным в пояснительных записках к обоим проектам, отмечается всеми. Далекая от юриспруденции широкая общественность, научное сообщество, деятели культуры могли почувствовать это интуитивно, в результате логических размышлений или переложив закон мысленно на свою профессиональную деятельность. 

Подавляющее большинство юристов, высказавшихся по вопросу, отмечают крайне низкую юридическую технику обоих актов, что на практике всегда затрудняет толкование, исполнение и правоприменение. Есть ощущение, что такие несостыковки явились результатом очень стремительного прохождения законопроекта от момента внесения до принятия Госдумой в виде закона.

Общественная палата РФ, Правовое управление аппарата Государственной Думы, Комитеты Государственной Думы по образованию и науке и по делам национальностей в заключениях на законопроект отмечали многочисленные его дефекты, но тем не менее в один голос рекомендовали его принять. 

Впоследствии на уровне подготовки подзаконного акта дело также разошлось со словом.

Все это породило неопределенность и множество предположений и теоретических построений о порядке и последствиях применения данного закона в детализированном Правительством виде. Так, большинство людей посчитало, что широта формулировок о направлениях и формах просветительской деятельности исключит свободный обмен знаниями и сделает незаконным любое распространение информации — от лекций про права человека до кулинарных мастер-классов на канале в интернете. 

Юристы, читающие закон по правилам юридического толкования, отмечают, что он касается только определенных поименованных видов организаций, а не каждого гражданина, имеющего, например, свой телеграм-канал с просветительским контентом.

Напомню, что согласно пояснительной записке к законопроекту, закон о просветительской деятельности должен быть направлен на совершенствование правового регулирования образовательной деятельности и реализацию возможностей образовательных организаций по распространению среди различных слоев населения достижений отечественной науки и культуры, исторического наследия, на недопущение бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя.

Из этого (исходя из формулировок Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», касающихся образовательной деятельности и лиц, которые вправе ее осуществлять) следует, что закон должен регулировать осуществление просветительской деятельности именно в лицензированных организациях, осуществляющих образовательную деятельность школьников и студентов в качестве основного или дополнительного вида деятельности, то есть, закон должен касаться организаций, осуществляющих образовательную деятельность уровня начального, основного и среднего общего образования, среднего профессионального образования, высшего образования

Косвенно вывод о том, что закон касается только организаций, осуществляющих образовательную деятельность, подтверждается тем, что тот же закон о просветительской деятельности в целях недопустимости негативного иностранного вмешательства в образовательный процесс обязал образовательные организации согласовывать с органами государственной власти, уполномоченными в сфере образования, договоры в области международного сотрудничества (оставим в стороне вопрос о том, какое чрезмерное дополнительное бремя ляжет на образовательные организации в связи с данным требованием).

Согласно пояснительной записке к несостоявшемуся Постановлению Правительства, проект Постановления должен был установить порядок, условия и формы осуществления просветительской деятельности в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (и только в них), а также порядок проведения контроля за ней. 

Несмотря на это, проект расширил сферу применения закона, распространив его не только на организации, осуществляющие образовательную деятельность, но также на организации, осуществляющие научную деятельность и деятельность в сфере культуры.

Понятие организаций, осуществляющих образовательную деятельность, четко определено в законе. Определить же круг лиц, осуществляющих научную деятельность и деятельность в сфере культуры, не представляется возможным. Постановление Правительства, будь оно реализовано, сделало бы сферу применения закона о просветительской деятельности неопределенно и необоснованно широкой.

Несостоявшееся Постановление правительства является примером «чрезмерной свободы подзаконного нормотворчества», что является коррупциогенными фактором, устанавливающим для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил (в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96). 

Итак, на данный момент бланкетный закон о просветительской деятельности действует без какой-либо конкретизации на уровне подзаконного нормативного акта, и, соответственно, практическое его применение невозможно. 

То, что под давлением широкой общественности законодатель согласился с необходимостью доработки данного нормативного акта, следует считать всеобщим благом. Остается надеяться, что в новом Постановлении у его авторов достанет здравого смысла не толковать закон расширительно, а ограничить его действие только организациями, осуществляющими деятельность в области образования. 

В конце концов, это прерогатива государства — определять политику в сфере всеобщего (массового) образования, не допускать деятельность, направленную на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Статья 13 Конституции Российской Федерации остается неизменной с момента ее принятия в 1993 году. 

Также выражаю надежду на то, что временное затишье не будет использовано на разработку отдельного закона о просветительской деятельности, за который ратовали Комитет Госдумы по образованию и науке и даже Общественная палата в своих заключениях по поводу законопроекта. 

На мой взгляд, просветительство согласно дефиниции закона очень близко именно к образовательной и информационной деятельности и очень далеко от просветительства, известного из истории и «Википедии» как «общественно-политическое течение, представители которого стремились устранить недостатки общества путем распространения идей справедливости и научных знаний». Значит, издание отдельного закона просто наплодит сущностей.

Конкретизация закона не должна вносить неопределенность и необоснованно ограничивать право на распространение и получение информации, а также свободу преподавания. Формулировки должны быть четкими и точными, ведь всем хорошо известно, кто кроется в деталях.

 

Денис Имшенецкий, CEO Nethouse


Разумеется, мы не могли проигнорировать новость о новом Федеральном законе, ведь совсем недавно запустили платформу для организации, проведения и продажи онлайн-обучения «Nethouse.Академия». Самым важным для нас было понять, чем это грозит (или нет) нам и нашим пользователям и как новые изменения могут отразиться на работе нашей платформы. 

Не обошлось и без панических настроений — вдруг все зря и эту лавочку с онлайн-образованием прикроют? Но оказалось, что не так страшен черт, как его малюют.

Так, теперь нельзя будет, например, просто прийти в вуз и прочитать лекцию студентам: сперва вам как лектору необходимо будет заключить с этим образовательным учреждением договор. При этом, в случае если образовательные курсы приобретает ученик-физическое лицо, такой договор заключать нет необходимости. 

Кроме того, ограничения никак не коснутся тех, кто занимается просвещением в сфере бизнес-образования, хобби, иностранных языков и прочих, а также тех, кто занимается подобной деятельностью в рамках образовательных программ. Так что, если вы продаете курсы не образовательным, научным или культурным организациям, можете смело продолжать это делать без новых ограничений.

Какой вывод можно сделать из всего вышесказанного? Продолжать заниматься просветительской деятельностью, в результате которой человек приобретает новые знания, навыки и умения, можно и нужно. Просто теперь в некоторых ситуациях нужно учитывать внесенные ограничения, которые мы описали выше. 

 

Соня Смыслова, программный руководитель School of Education университета креативных индустрий Universal University


Негативные факторы, которые несет за собой данный закон, уже многократно обсуждались. Я бы сфокусировалось на том, в какую сторону стоит корректировать подобного рода регуляцию. 

Если предположить, что в ней есть хоть какой-то толк, то, возможно, нужно направить ее на борьбу с распространением лженаучной информации и ущемлением прав разных категорий людей. Было бы здорово, чтобы в качестве не регуляционной меры, а в качестве меры управления информацией, была возможность блокировать в соцсетях тех, кто предоставляет недостоверную, не подтвержденную научным сообществом информацию. 

Это очень распространено в сегменте здоровья: советы диетологов, рекомендации по физической нагрузке и так далее. Есть блоги про образование, где очень некорректно толкуются нейронауки. Такого рода контент имеет смысл каким-то образом регулировать (честно говоря, непонятно, как это делать законодательно). Но было бы более правильным обратить внимание на распространителей лженаучной информации, нежели пытаться ограничить доступ к просвещению тем, у кого нет справки об отсутствии судимости.  

 

Андрей Илингин, директор «ЯКласс» в России


Закон о просветительской деятельности напрямую повлияет на EdTech-компании, особенно те, что работают с вузами и школами и стремятся усовершенствовать систему начального, среднего и высшего образования. Например, будет сложно проводить повышение квалификации учителей, так как этим в основном занимаются цифровые ресурсы. 

Теперь для этого нужно будет совершать множество дополнительных действий: доказывать квалификацию специалистов, которые занимаются этим вопросом, получать разрешение, заключать договор со школой. То есть работа этих цифровых ресурсов усложнится, их сотрудники будут ожидаемо повышать стоимость своих услуг, но не все школы смогут это себе позволить. Таким образом, внедрение цифровых ресурсов замедлится как в школах, так и в колледжах и вузах.

На бизнесе закон также отразится. Сократится рынок за счет сложностей входа сократится количество существующих цифровых образовательных ресурсов и станет меньше появляться новых онлайн-компаний в России как в сегменте К-12, так и высшего образования.

 

Екатерина Рыбакова, президент и сооснователь «Рыбаков Фонда»


На мой взгляд, основная опасность состоит в том, что после внесения поправок в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части ведения просветительской деятельности у школ станет меньше ресурсов для предоставления качественного образования детям и формирования у них жизненных навыков. В свою очередь, у школьников будет меньше возможностей получить полезный опыт и найти свое призвание. Судить однозначно сложно, но формулировки вызывают тревогу.

Закон ограничивает просветительскую деятельность (распространение знаний, навыков и т.п.) рамками образовательных программ. Но именно вне их рамок происходит то, что делает каждую школу уникальной, создает в ней дружественную атмосферу, открывает перед учениками новые возможности. 

Наш фонд работает со школами на протяжении пяти лет. За это время мы убедились, насколько важно для школы не концентрироваться на учебном плане, а налаживать связи с внешним миром, реальной жизнью: приглашать с выступлениями и мастер-классами людей извне, будь то родители, выпускники, ветераны, местные предприниматели, волонтеры, люди разных профессий и разных судеб, способные обогатить детей своим опытом и расширить их горизонты. Есть опасение, что закон помешает школам выстраивать такие взаимоотношения.

Фото на обложке: Billion Photos/shutterstock.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 В России создадут капсулу времени для передачи наследникам цифровых данных
  2. 2 Каждый четвертый россиянин хотел бы получить ипотеку от работодателя — исследование
  3. 3 Победители творческого конкурса от разработчиков CS:GO получат $1 млн
  4. 4 Послушать свое тело: нейросеть создаст уникальную мелодию на основе родинок
  5. 5 «Росатом» откажется от продуктов Microsoft в пользу отечественных аналогов