«Cо стороны может показаться, что у нас полный бардак и хаос»: телеканал «Дождь» изнутри

Расскажите друзьям
Светлана Зыкова
Светлана Зыкова

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис обсудил с основателем медиахолдинга «Дождь» Натальей Синдеевой настоящее и будущее современного телевидения.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» – по тегу.

Владимир: Друзья, сегодня мы говорим про современное телевидение. И в гостях у меня основатель медиахолдинга «Дождь» – Наталья Синдеева. Добрый день!

Наталья: Добрый день!


Наталья, телеканал «Дождь» является одним из ярких примеров современного телевидения с точки зрения каналов распространения — картинки и контента. Почему вы сделали ставку именно на современные тренды? Вы в каждом телевизоре, в интернете, в умных устройствах...

Когда мы только открывались, канал создавался по классической модели – спутник, кабель и вся модель была построена именно на таком распространении. Но в 2010 году, когда мы вышли в эфир без видения фактической перспективы для своего развития и распространения — в то время все консультанты, которые помогали мне создавать канал, говорили, что на данный момент технологии не позволяют распространять видеопоток в хорошем качестве на широкую аудиторию.


Наталья Синдеева и Владимир Смеркис


Напомните, когда это было?

В 2010 году, то есть сейчас нам 7 лет. И когда мы вышли, произошло наше первое отключение от кабельных сеток. Мы встали перед выбором: нашим единственным «интернетом» был маленький плеер, который мы поставили даже не на своем сайте. Тогда стало понятно, что иного способа общения со зрителями у нас нет. Но благодаря этой ситуации, которая казалось нам тогда аховой и невозможной, мы очень быстро оказались в Сети.

В тот момент, буквально в течение последних трех месяцев до нашего открытия, CDN-технологии, которые сейчас позволяют распространять видеопотоки в Сети, начали набирать силу.

У нас появился CDN-партнер, который сказал, что все нам обеспечит. И так мы оказались первыми в интернете, не планируя этого.

Потом мы стали получать фидбэк от зрителя, который смотрел нас в Сети и тут же мог дать какую-то свою реакцию – то есть у нас появился очень близкий touch-контакт с аудиторией. Мы поняли, что это то, к чему мы должны двигаться, несмотря на необходимость с точки зрения бизнеса кабеля или спутника, потому что основных рекламных денег в Сети не было. Но еще мы понимали, что должны первыми оказаться везде.

Мы первыми вошли в Smart TV. Только появился первый телевизор — это был LG — и мы первыми сделали свое приложение. Никто не может этого уже сейчас представить, но мы первый телеканал, который завел группу на Facebook. И тогда мы поняли, что нашли свое главное направление для развития.


Наталья, расскажите про статистику: где сейчас ваша аудитория и как делятся каналы распространения контента?

Сегодня мы в первую очередь вещаем в Сети, и практически 70% нашей аудитории находятся на сайте. У нас есть кабельное телевидение, но мы пошли по модели А la Сarte. Нас смотрят в России, но есть также очень большая аудитория за рубежом, тоже в кабеле.

А вот дальше интернет начинает делиться: это десктопы, где можно зайти на сайт и смотреть наш эфир, если есть подписка, либо это мобильные приложения и мобильные версии. И этот сегмент, конечно, растет. Мы видим, как тренд постепенно меняется — мобильное потребление растет. Медленнее, чем по рынку, потому что видео очень тяжелое, и людям все равно удобнее смотреть его на большом экране.


А были каналы распространения, которые не оправдали ваших ожиданий?

Нет, с точки зрения прямого распространения такого не было. То есть все начинания были реализованы. Другое дело — источники трафика. Например, сейчас мы есть во всех мессенджерах. Мы развиваем свое активное присутствие на фейсбуке, тестируем все новинки, которые у них есть: прямая трансляция и 360 градусов, например. И аудитория внутри фейсбука выше, когда мы даем большой live. Этот тренд продолжит развиваться.


А почему это так сработало? У вас молодая аудитория? Поделитесь пожалуйста, ее портретом. 

Нет, она не очень молодая. Многие говорят, что «Дождь» – молодой хипстерский канал, но это не так. Наша основная аудитория – это 35 и старше. То есть это поколение взрослых людей, уже состоявшихся.

В последние полгода мы наблюдаем рост молодой аудитории, особенно это ощущается по числу наших подписчиков в группе ВК. И это тоже какой-то новый тренд, потому что мы никогда не позиционировали себя как молодежный канал.

Так как наш канал — общественно-политический, нам казалось, что такая тематика интересует молодежь в меньшей степени, чем взрослую аудиторию. Но последние события доказали обратное.


Вы сначала работали на радиостанции «Серебряный дождь», а потом создали телеканал «Дождь». Чем отличается управление радиостанцией от управления телеканалом?

Разница в масштабе. В количестве технологических процессов и людей.


Давайте поговорим про будущее. Что из себя будет представлять телеканал «Дождь» через 5-10 лет? Понятно, что сейчас есть технологические примочки – 360, VR, и все это будет распространяться и развиваться. Но все-таки, на что вы делаете ставку? 

На этот вопрос не может ответить ни один человек — даже из совсем продвинутых, которые сидят недалеко от Кремниевой долины. Ответа на вопрос о будущем телевидения нет, потому что технологии развиваются так быстро, что невозможно представить, что будет через 5 лет.

Другое дело, что мы можем объективно оценить, через какой канал потребляется сейчас основная медиаинформация — через смартфон. И если он тоже будет меняться, например, у него появится экран, как в кино, то и телеканалы будут там же. То есть в первую очередь мы будем смотреть на то, как будет развиваться наш смартфон и наше потребление информации. Если завтра появится какая-то новая штучка, которая позволит смартфону принимать интернет, мы будем там.


Многие гости, которые ко мне приходят, говорят, что сейчас потребление информации стало другим из-за новой технологической эры. Например, сегодня человек на прочтение текста или просмотра ролика тратит гораздо меньше времени, чем прежде. Это плохо или хорошо? 

Мне кажется, нельзя охарактеризовать это как плохое или хорошее явление. Это просто наша реальность. И поэтому задача медиа – перестраиваться каждый день.

Раньше мы делали в соцсетях ролики по 7 минут, потом стали по 5. А сейчас, делая минутный ролик, понимаем, что и он может показаться аудитории длинным.

Другое дело, что если проводится серьезное расследование, получается лонгрид, то люди все равно его читают, потому что хотят разобраться в проблеме. Но говоря про бытовое потребление, конечно, лучше все сокращать.


Сейчас очень культивируется, на мой взгляд, мода на предпринимательство. Есть всяческие курсы вроде «Бизнес-молодости», где людей агитируют не работать на кого-то, а создавать свой бизнес. Как вы думаете, к чему это может привести?

Любая предпринимательская деятельность — это как большая свобода, так и огромные риски и ответственность. Если, как вы считаете, появился такой тренд (хотя я в этом, например, вообще не уверена)  — это действительно здорово. Потому что сдвинуть нашу неповоротливую российскую экономику с места могут как раз те самые предприниматели, быть которыми хотят далеко не все.

Что касается обучения предпринимательству... С одной стороны, предпринимательству точно не научиться — это должно быть в тебе изначально, например, такая черта, как готовность идти на риски. Но, с другой стороны, предпринимательство — это всегда ответственность. И вот пониманию этой ответственности действительно стоит обучать.


Владимир Смеркис и Наталья Синдеева


А вы помните момент, когда стали предпринимателем?

Все сложилось очень естественно. Когда мы создавали радио с моим будущим мужем, мы вообще не понимали, во что это выльется. У нас не было ничего, кроме веры в себя и в важность нашего дела. И мы не обманулись и перед собой и перед аудиторией, потому что «Серебряному дождю» в этом году исполняется 22 года.

Тогда мы не оценивали риски — у нас их не было. Мы привлекли деньги партнера, потом их вернули, а потом вдруг стали предпринимателями.

С телеканалом было сложнее, потому что уже был бэкграунд, да и решение о создании телеканала по объему инвестиций несравнимо с радио. Тогда это был уже собственный риск, собственная репутация, которую ты можешь потерять, если ничего не получится. Вот в этом смысле страхи были ужасные.

Но потом ты понимаешь, что давно мечтал об этом, и принимаешь на себя ответственность. «Дождю» 7 лет, и меня часто спрашивают о том, почему я это не бросила — ведь случались действительно сложные ситуации. А я отвечаю, что сейчас у меня ответственность перед тремястами сотрудниками, перед огромной аудиторией, которая в тебя поверила — ведь она в какой-то момент помогла нам, протянула руку помощи, вступив в ряды подписчиков. И я не могу позволить себе быть безответственной, поэтому предпринимательство для меня — постоянный внутренний драйв и вызов.


Тем не менее Google, например, запускает проекты внутри компании, и если что-то «не идет», они спокойно от этого отказываются. Наверняка у вас тоже такое случается. Вот к этому как относиться?

Бывает очень сложно: ты бился за что-то, что-то делал, а успеха все нет. Наверное, в какой-то момент стоит найти в себе силы и просто забыть. Но мы в принципе не боимся рисковать — столько раз уже это пробовали. А главное, что мы делаем это не внутри себя, а с аудиторией. И я честно говорю о том, что мы рискуем для понимания того, правильно это или нет.


Любой бизнес не может существовать без команды, тем более такой интересный бизнес, как телеканал, основанный на личностях ведущих, авторов программ, на сценаристах и так далее. Скажите, с какими сложностями вы столкнулись при формировании своей команды и как правильно подбирать команду под свой бизнес?

Конечно, в первую очередь важно, чтобы люди разделяли твои ценности и идею. Они должны в них поверить и осознать риск. Конечно, ты рискуешь своими деньгами, ты рискуешь больше. Но они тоже рискуют, потому что идут в новый проект, не зная, какое у него будущее.


Я где-то прочитал, что, когда вы закупили оборудование для телеканала, стройной концепции о том, что это будет, еще не было. Верно?

Даже когда все построили — если б мне тогда сказали, что «у тебя будет телеканал общественно-политический, новостной, информационный», я бы сказала: «Да вы сумасшедшие, такого не будет». Но так и получилось, потому что мы пошли за думающей аудиторией, которая была нам интересна. Мы понимали, как с работать с такой аудиторией. Поэтому я считаю, что в стартапе с тобой в первую очередь должны быть единомышленники.

А вот дальше было сложнее, когда с нами случились эти включения / выключения.


Много ушло людей?

В тот момент никто не ушел. Команда сплотилась, как кулак — притом что я сократила зарплату очень сильно. А в какой-то момент нам пришлось сокращать и людей, это было очень тяжело. Мы собирались все вместе и  искали дополнительные возможности работы для сотрудников. Дальше тоже был  очень тяжелый момент, когда мы вышли из этого состояния условной войны — а на тебя летят со всех сторон камни, ты защищаешься.

А потом мы научились жить на подписке, перестроили бизнес и все у нас стало получаться. В этот момент команда начала расползаться.

Мы нашли новых людей, потому что нужна «свежая кровь», нужно обновление. У нас, кстати, нет HR-департамента, ключевых людей в основном выбираю я, а руководители отделов сами набирают себе команду.


Наталья, многие предприниматели говорят о том, что они живут на работе, просто спят там, не видят белого света. А вам удается сохранять баланс между жизнью и работой? Как у вас с таймингом?

Плохо. Этот вопрос стоит передо мной 25 лет, и я все время ищу баланс. Конечно, работа занимает большую часть моего времени, и мне это нравится. Да, у меня иногда появляется чувство вины перед детьми, я пытаюсь с этим как-то справляться, убеждать себя, что это неправильно — жить с таким чувством, но со временем мне удалось выработать несколько важных принципов. Например, у меня есть выходные, когда я стараюсь не реагировать на звонки и сообщения в почте, связанные с работой. А в остальное время просто пытаюсь дать почувствовать детям, что я рядом.


В интервью Rusbase Наталья Синдеева рассказала о личной жизни и бизнесе


Насколько жесткие рамки у вас для сотрудников? Понятно, что те, кто выпускает программы, должны быть на работе вовремя. А для более «творческого» состава вашего коллектива насколько важно не опаздывать?

Cо стороны может показаться, что у нас полный бардак и хаос, потому что иногда в 11 часов в офисе никого нет. Но сотрудники уходят очень поздно, люди работают на определенные задачи.

Мне иногда хочется, чтобы все было по струночке, но это неправильно. Потому что если задача решается, то они все равно приходят. Я вижу: если человеку надо, он сам выйдет в 9 утра. Так что в этом смысле мы очень расслабленные, у нас нет никаких жестких рамок — во сколько и куда, но есть какие-то обязательные вещи, такие, как эфир. 



Материалы по теме:

«Учусь быть честной». Наталья Синдеева (медиахолдинг «Дождь») – о личной жизни и карьере

Алена Владимирская займется собеседованиями в прямом эфире «Дождя»

Интернет — новое телевидение

Как привлечь инвестиции через блокчейн и законно ли это?



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase