«Русский менеджер — как царь»: что понял иностранный бизнесмен, работая в России

Валерия Бородина
Расскажите друзьям
Валерия Бородина
Продолжаем рубрику «Экспаты», в которой иностранные топ-менеджеры делятся своими впечатлениями о жизни и работе в России. В этот раз Rusbase поговорил с предпринимателем из Ирландии – Гарреттом Джонстоном. Он рассказал, зачем ему российский паспорт и в чем сходства и различия бизнеса в России, Украине и Германии.

Гарретт Джонстон

Откуда: Ирландия, Дублин

Кто: Основатель и владелец консалтинговой компании Macroscope Consulting.

Бэкграунд: В России был директором по стратегическому маркетингу в МТС и в РоснаноМедИнвест, занимал должность советника президента Х5 Retail Group по стратегическому маркетингу.

Ранее занимал управленческие позиции в области маркетинга во французской консалтинговой компании Cap Gemini, в британской Ernst & Young, а также в телекоммуникационных фирмах.

В Россию через Украину

Гаррет Джонстон приехал в Россию из Ирландии 11 лет назад транзитом через Украину. В 2003 году норвежский телекоммуникационный холдинг Telenor предложил ему возглавить отдел маркетинга в украинском офисе их дочерней компании Kyivstar. Тогда лидером украинского рынка был UMC – «Украинская мобильная связь» – «дочка» МТС. Ему же предстояло вывести Kyivstar со второго места на первое. У каждого бездомного будет телефон, и он будет нашим клиентом, убеждал Гарретт.

Фото: @ garrett22

В те годы все мобильные операторы использовали скретч-карту для пополнения счета – покупаешь карту, стираешь монетой или ключом защитный слой над кодом, потом вводишь его и пополняешь свой баланс. Гарретт предложил сделать сервис удобным – увеличить точки продаж скретч-карт и дать клиентам возможность пополнять баланс через дебетовые карты.

За два года Kyivstar стал лидером рынка. Мы увеличили оборот компании в несколько раз.

В московском офисе МТС не могли поверить в то, как быстро они потеряли свои позиции на украинском рынке. И в конце 2005 года, когда контракт экспата закончился, из МТС вышли на связь и предложили работу в Москве. 

Я приехал на собеседование в Москву, которое имело, скорее, формальный характер. Днем встретился с руководством МТС, а вечером получил контракт. Возможность повторить украинский успех в стране, где одиннадцать зон времени между Калининградом и Камчаткой, нельзя упускать.

О российской бюрократии

Перед переездом в Россию Гарретт взял отпуск – уехал в Дублин к детям.

Семью перевозить с собой не планировал, потому что понимал – в России буду работать 24/7.

С российской бюрократией Гаррет столкнулся еще в Дублине, когда оформлял бизнес-визу в российском посольстве. Казалось бы, ирландцев, которые едут в Россию, не так-то много, но экспата три раза отправляли переделывать бизнес-приглашение – то запятая не там стоит, то еще что-нибудь. Когда ирландец выразил свое недовольство дипломату, тот предложил ему сделать российский паспорт (у него была русская жена) и забыть о визах. 

Я стал первым ирландцем, который получил гражданство в России.

Жить, как местный

Он не хотел работать на условиях экспата: «Уже не помню, в какой валюте мне платили – в долларах или рублях, но контракт я подписывал местный». Только так, по его мнению, иностранец может понять, как живут местные люди, и стать эффективным специалистом в этой стране. 

Жилье в Москве он искал сам. В Ирландии, нужно предоставить всю информацию о себе владельцам апартаментов – кто, что, нет ли долгов перед другими владельцами, делится он. А в России нужно просто заплатить и забыть.

Зато поход в налоговую забыть не получится: 

Когда я получал ИНН, думал, с ума сойду: все на бумаге, все требует личной подписи, онлайн ничего сделать нельзя – личное присутствие обязательно. Каждый листик нужно завизировать и поставить печать. К ним приложить еще четыре листика, а на них — еще шестнадцать.

Россия и Германия очень похожи в этом. В Ирландии не понимают саму идею сообщить кому-то о своей прописке, объясняет он. А для немцев и русских это стандартно. 

Для русских и немцев паспортный стол, регистрация, прописка – одинаковые понятия на разных языках. А для нас это и понятия другие. Англоязычный мир сильно отличается от остальных.

Украина и Россия: разница менталитета

Гарретту повезло больше, чем другим экспатам – он хоть как-то знал русский язык. Стал учить его еще на Украине – слушал, как говорят коллеги и запоминал – так учат язык дети. По его словам, тогда штаб-квартира в Киеве была полностью русскоговорящей. Но это не мешало ему общаться с коллегами на английском языке:

На Украине я мог провести презентацию на английском, а в России – это проблема. Уровень английского языка там гораздо выше, чем здесь.


Украинцы ближе к Европе, признается он. Их не надо было убеждать в том, что сервис должен быть отличным. А вот русские этого еще не поняли. В Киеве скретч-карты продавали на каждом шагу, а в Москве нужно было постараться их найти. Когда он предложил коллегам увеличить продажи этих карт и предоставить клиентам возможность пополнять баланс через дебетовые карты, они спросили его, зачем.
Чем удобнее будет сервис, тем больше мы заработаем – разве такое заключение не должно быть автоматическим?

Русский менеджер — как царь

Российские управленцы больше думают о прибыли, чем о клиентах, делает вывод Гарретт. Большинство компаний на Западе думают и описывают себя языком клиента – кто он, как лучше его обслужить, а в России до сих пор на стратегических встречах обсуждают, куда компании двигаться. А еще у российских менеджеров краткосрочное мышление. Планирование на следующий квартал – их максимум, добавляет он. Бизнес воспринимают как машину для быстрых денег и сами от этого страдают.

Русский менеджер — как царь. Генеральный примет решение и у других не спросит, хорошее оно или нет. Решение здесь – приказ. В России в государственном и в коммерческом секторе власть исходит только от одного человека – это не по-нашему. У нас, скорее, власть идет снизу вверх.

По словам экспата, в каждом недостатке есть преимущество – а в преимуществе недостаток. И с такими управленцами Россия — единственная страна, где Google не может свободно конкурировать. Лидер рынка – Яндекс, и это уже огромное достижение.


Русские стеснительные, и это очень мешает коммуникации, заявляет он. Они никогда не признаются, если чего-то не знают.

Общаешься с командой, предлагаешь какие-то идеи – давайте сделаем контекстную рекламу, как в Германии. Все одобрительно кивают, начинаешь распределять задачи, а потом, оказывается, никто не знает, как там в Германии. Поэтому я сначала даю контекст – объясняю, что такое Германия, а потом предлагаю сделать, как там.

Почему решил уйти из МТС

Гарретт убеждал коллег – финансистов, рисковиков, операционистов выбрать путь британских и американских операторов: дать абонентам не только сим-карту, а полный пакет услуг: домашний интернет вместе с компьютером, спутниковое ТВ вместе с телевизором и так далее. Российских коллег убедить было сложнее, чем украинских. Клиентам это не нужно, были уверены они. Зачем все усложнять да еще и платить за это, возмущались они. 

Я ссорился с ними. Не могу рассказать многого, но если бы я не ушел, меня бы «ушли».

Он был без работы всего несколько часов – у него уже было предложение в X5 Retail Group, где позже он проработал три года. Был советником президента компании Льва Хасиса по вопросам стратегии и маркетинга. Потом Леонид Меламед – бывший президент МТС и член совета директоров, с которым Гарретт вместе проработал пять лет в компании, основал биотехнологический венчурный фонд «РоснаноМедИнвест» и позвал его на должность вице-президента по маркетингу.

В фонде я отработал два года – такая была договоренность, а потом решил открыть свой бизнес – консалтинговую компанию с фокусом на стратегический маркетинг.

Рабочий день на три столицы

У экспата три офиса: в Москве, Дублине и Цюрихе. Клиенты находятся в разных странах и городах, поэтому типичного рабочего дня у него нет. За последний месяц он был в Дублине, Цюрихе, Москве, Портленде (США), Алма-Ате, Сингапуре, Лос-Анджелесе, Львове, Воронеже, Варшаве, Лондоне, Петропавловске-Камчатском, Риме, Владивостоке.

Фото: @ garrett22

Планировать рабочее время ему помогает ассистент. Путешествует он с ирландским паспортом, потому что так легче – безвизовый режим, и очереди другие в аэропорту. У него несколько телефонов, для каждой страны свой. Они все всегда включены.

Любимые места в Москве

Чаще всего в Москве Гарретта можно застать в саду «Эрмитаж» – его любимое место для прогулок, или в итальянском ресторане «Марио» – где он обычно проводит деловые встречи. По его словам, в России сложно найти место, в котором готовят по оригинальному рецепту. 

Здесь русифицируют все – даже кухню. В Ирландии 80% фильмов будут с субтитрами, в Голландии 100%, в России – 0%. Здесь берут итальянское блюдо, рецепт которого существует лет сто, и меняют ингредиенты – русифицируют его. Ресторан «Марио» – единственное место, где готовят по оригинальному рецепту. Я не против русификации, я сам немного русифицирован. Но по оригинальной кухне скучаю.

Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.


Материалы по теме:

Японский топ-менеджер — о культурных кодах и ведении дел в России

«Я вышел из дома и впервые в жизни отморозил ухо»: чешский топ-менеджер — о переезде в Россию

«Сейчас так собеседования уже не проводят»: стажеры Mail.Ru рассказали, как попали в компанию

Карьеристы: Как я 3 года работал программистом в «СберТехе»


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
НеФорум блогеров
11 июня 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase