Истории

Почему мы не можем сосредоточиться во время пандемии? Объясняет нейробиолог из Йеля

Истории
Анна Полякова
Анна Полякова

Редактор

Анна Полякова

С февраля запрос «как заставить мозг сосредоточиться» стали вводить на 300% больше людей, «как лучше сосредоточиться» — на 110% больше, «как повысить сосредоточенность» — на 60% больше. Доктор Эми Арнстен, профессор нейробиологии и психологии из Йельского университета, объяснила, почему сейчас так сложно фокусироваться на делах.

Почему мы не можем сосредоточиться во время пандемии? Объясняет нейробиолог из Йеля

Из научных фактов достаточно запомнить только то, что префронтальная кора головного мозга (находится за лбом) обрабатывает высшие функции, то есть критическое мышление, сдерживающие импульсы и, что особенно важно, способность концентрироваться. «Префронтальная кора обладает встроенным джинном, который вызывает ее ослабление при передаче сигналов о стрессе, тогда как связанные со стрессом химические вещества фактически укрепляют примитивные системы мозга», — говорит Арнстен.

Иными словами, когда вы сталкиваетесь с непосредственной физической угрозой, префронтальная кора отключается, чтобы освободить ресурсы для более примитивных механизмов, которые быстро реагируют и защищают вас.

«Можно заметить, как эта система адаптировалась к разным опасностям. Я имею в виду, что она продолжает включаться и в современной жизни, например, когда вас подрезают на дороге. Это опасное развитие событий, при котором резкая и быстрая реакция может спасти вашу жизнь, — объясняет Арнстен. — Но когда нужна вдумчивость, опасным становится отсутствие контроля над префронтальной корой».

Это подводит нас к текущей ситуации, в которой мы столкнулись с угрозой, которая продолжается, но не является острой. В итоге мы не справляемся с непосредственной опасностью, чтобы двигаться дальше, а отсекаем ту часть нашего мозга, которая помогает нам мыслить за пределами примитивных инстинктов.

По словам Арнстен, коронавирус так сильно повлиял на префронтальную кору по трем причинам: он невидим, его нельзя контролировать, он нарушил наши привычки.

«Мы все знаем: пока нет вакцины, вирус не получится контролировать. И тот факт, что он невидим, делает это ощущение еще более выраженным», — объясняет она.

Арнстен подчеркивает, что реакция вашего мозга не уникальна: отклик на опасность был заложена в его сигнальную систему еще до вашего рождения. «Что уникально в этой ситуации, так это то, насколько она глобальна, ведь даже в мировых войнах были части света, которые не затрагивали боевые действия. Но этот вирус действительно может распространяться повсюду», — отмечает она.

Интересно, что сложности с концентрацией ощущают даже те люди, которые не зацикливаются на новостях о коронавирусе. Те, кто от них отказался, могли обнаружить, что это помогло с тревогой, но не с фокусировкой. Арнстен говорит, что это тоже стандартный отклик мозга: даже поверхностное осознание того, что ситуация не улучшается, может влиять на его работу.

«Ощущение, что правительство очень плохо справляется с [этой пандемией], что вы не можете доверить ему заботу о людях, может значительно усилить стресс и чувство "никто не контролирует ситуацию, я действительно в опасности", — добавляет она. — Боязнь этого концептуально затрагивает всех, особенно когда вы наблюдаете, как вирус распространяется в места, про которые выдумали: "Здесь этого не произойдет". Вы окружаете себя мыслью: "Я в безопасности". Но когда понимаете, что это не так, стрессовые реакции могут стать более заметными».

Это приводит не только к неспособности сосредоточиться, но и к полному отсутствию мотивации. Арнстен объясняет, что частью нашей реакции на опасность является «заморозка», которая может быть очень похожа на умственный паралич. «Потеря способности к действительно мотивированному, управляемому поведению может быть связана со всеми этими примитивными рефлексами», — говорит она. 

Многих это привело к тому, что Арнстен называет порочным циклом: он начинается с потери фокуса, продолжается самобичеванием, а завершается еще большим ослаблением префронтальных связей. Затем все повторяется. «Почему понимание нейробиологии так полезно, так это потому, что вы сможете понаблюдать за собой в этой нисходящей спирали и сказать: "Это просто моя биология, эволюция заставляет меня делать это, это нормальная нейробиология, и я не должен винить себя, все в порядке"», — утверждает она.

Арнстен говорит, что такой тип мышления — с осознанностью и добротой к себе — может вывести вас из этого порочного цикла. «Это совершенно нормально, — говорит она о попытках сосредоточиться. — Ваш мозг готов сделать это».

Из-за неизбежности того, что эта ситуация будет нашей реальностью в обозримом будущем, люди начали проявлять творческий подход к возвращению сфокусированности. Одни начали покупать дорогие приложения, чтобы проводить меньше времени в соцсетях, а другие — прибегать к методам, которые раньше считали бесполезными, например, к попунктному ведению ежедневника или технике Pomodoro (25 минут работы, пять минут отдыха).

Тихие видеоконференции Silent Zoom, имитирующие обстановку в библиотеке или на занятии, стали невероятно популярными не только среди студентов, но и среди удаленных работников. Некоторые люди вернулись к чтению вслух, чтобы заставить себя читать больше одного абзаца.

Хотя многие сейчас хвалят эти подходы, они пригодятся только тем, у кого есть внутренние ресурсы, чтобы попробовать их. «Если вас просят сделать что-то, что подвергает вас опасности, или если вы изолированы таким образом, что стали действительно одиноки, есть много данных, которые показывают, что нет ничего хуже, чем истощение в сочетании со стрессом, — говорит Арнстен. — Например, у работников здравоохранения может быть такой вид выгорания. А при хроническом стрессе вы фактически теряете префронтальные связи. Потерю серого вещества от хронического стресса можно увидеть даже на МРТ».

По словам Арнстен, некоторые данные показывают, что и сам коронавирус может оказывать заметное влияние на мозг: не исключено, что вызываемое им воспаление может приводить к дальнейшей потере префронтальных связей.

Но все не так уж плохо, отмечает Арнстен. Существует вероятность, что ущерб, нанесенный способности сосредоточиться, обратим.

«Данные говорят, что у крыс время, проведенное без стресса, может привести к возобновлению этих связей. И также есть исследование людей, которое показывает силу связей, возвращенных за период отсутствия стресса», — указывает она.

Похоже, что для восстановления связи с префронтальной корой нам всем нужно сделать шаг назад. «Ракурс дает вам чувство контроля, поэтому повторение фразы "все хорошо, а будет еще лучше, и мой мозг снова будет чувствовать себя нормально" может помочь. Я думаю, что очень полезно начать смотреть на мир с этого ракурса и обрести чувство контроля», — заключила Арнстен.

Источник.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Девять факторов, которые незаметно усиливают тревогу
  2. 2 Советы психолога для людей, недавно потерявших работу
  3. 3 12 способов справиться с тревогой, вызванной коронавирусом
  4. 4 Четыре действия, которые отучат мозг беспокоиться

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase