Bloomberg: Хакеры помогают Северной Корее зарабатывать деньги для страны

Вероника Елкина
Расскажите друзьям
Вероника Елкина

Правительство Северной Кореи отправляет сотни хакеров в другие страны, чтобы те любой ценой зарабатывали деньги для государства. Изданию Bloomberg удалось поговорить с одним из бывших хакеров и выяснить, как живет и работает корейская армия киберпреступников.

Вот уже несколько лет власти Северной Кореи отправляют сотни хакеров в Китай, Индию, Камбоджу и другие соседние страны, чтобы те зарабатывали для правительства миллионы долларов. Среди них был и 40-летний Чен Хык (по его просьбе Bloomberg изменил его имя). В 1990-е годы Ким Чен Ир, отец текущего лидера Северной Кореи, считал, что технологии (программирование) смогут восстановить экономику страны после нескольких лет ужасающего голода. Он открыл технологические факультеты в университетах Пхеньяна и присутствовал на ежегодных конкурсах по программированию, где лично вручал победителям золотые часы.

Затем Ким Чен Ир сформировал киберармию. Изначально она совершала периодические атаки на правительственные сайты и банковские сети, но после смерти Кима в 2011 году его сын развил эту программу. Вскоре атаки корейских хакеров стали более частыми, а их цели более важными — например, киберармия начала взламывать системы атомных электростанций, военные сети и финансовые учреждения.  

pic

Фото: Korean Central News Agency

Чен Хык был в одной из первых волн корейских хакеров, посланных за границу. В детстве он интересовался биологией и хотел стать доктором. Родители поддерживали его желание, но правительство изучило его оценки и решило, что тот должен изучать компьютерные науки. Обсуждать это решение было бессмысленно. Сначала Чен расстроился, но потом заинтересовался внутренним устройством компьютеров. На третьем курсе университета (в конце 1990-х) правительство отправило его на обучение в Китай — и жизнь в этой стране существенно отличалась от той, что вел Чен в Северной Корее.

Чен мог ходить в походы, пить и развлекаться с китайскими студентами. Но больше всего его поразил практически неограниченный доступ к интернету. Дома все компьютеры находились под жестким контролем правительства — в основном, на них можно было только производить вычисления да рисовать диаграммы. В Китае Чен увидел новый мир. На какой-то миг ему показалось, что его страна становится более открытой — однажды он вернулся домой на каникулы и узнал, что у некоторых из его богатых друзей есть персональные компьютеры. На них они играли в Counter-Strike и смотрели DVD с южнокорейскими сериалами. Их было так легко достать, что Чен почти поверил в скорое наступление настоящего коммунизма. Однако вскоре государство начало проводить рейды в домах и конфисковывать подобные материалы в борьбе с «поветрием капитализма».

Чтобы вы не ошиблись при выборе, Rusbase рекомендует своим читателям надежных юристов и адвокатов.

После окончания университета Чен вернулся в Северную Корею и устроился в государственное учреждение, где он должен был разрабатывать программы для офиса. Не успел он толком освоиться, как власти сообщили, что у них на него иные планы. Чена вновь отправили в Китай для проведения «технологических исследований», которые должны были «создать светлое будущее» IT-сектора Северной Кореи. Чен понял, что это значило: он должен был заработать денег для своей страны.

«Мы были всего лишь кучкой бедных рабочих»

Чен пересек границу пешком, а затем сел на автобус, который доставил его в назначенный город. Там он поселился в большом доме вместе с десятками других выпускников элитных университетов его страны. Все они спали на койках в одной комнате на верхнем этаже. Другие этажи занимали рабочие кабинки с компьютерами, а на стенах висели портреты Ким Чен Ира и Ким Ир Сена.

Сначала у Чена не было своего компьютера, и он взял его в аренду у одного из соседей по комнате, пообещав заплатить, когда заработает денег на собственный ПК. Сначала программист добывал бета-версии коммерческих программ (например, видеоигр и антивирусов) и создавал их пиратские копии, которые потом продавали его клиенты. Заказы поступали через знакомых и с брокерских сайтов — многие заказчики были из Китая и Южной Кореи.

За работой программистов наблюдали специальные люди: один следил за транзакциями и собирал платежи, другой (из полиции) отвечал за безопасность. Работа было очень тяжелой — по словам Чена, для создания рабочей копии одной программы требовались усилия 20 программистов. Иногда хакерам приходилось в экстренном порядке искать уязвимости в коде до того, как разработчики закроют дыры в защите.

pic

Изображение: Bloomberg

Когда заказов было мало, Чен и его коллеги взламывали сайты с азартными играми, подглядывали карты игроков и продавали эту информацию их противникам. Они делали ботов для онлайн-игр вроде Diablo и Lineage, которые автоматически прокачивали персонажей и выбивали для них одежду и оружие, а потом продавали готовые аккаунты по $100 за штуку.

Работа была далеко не престижной. 

«Элитные программисты? Вовсе нет, — вспоминает Чен. — Мы были всего лишь кучкой бедных рабочих». 

По его словам, они не совершали никаких крупных преступлений, которые в последнее время приписывают северокорейским хакерам — не узнавали номера кредитных карт, не запускали вирусы на сервера корпораций и не добывали военные секреты Южной Кореи. Но Чен не сомневается, что кто-то действительно делал такую работу. «Ради денег Северная Корея сделает все, что угодно, даже попросит вас что-нибудь украсть», — сказал он.

Ким Чен-Ын во время визита на фабрику в Пхеньяне. Фото: Korean Central News Agency

Если хакер не выполнял минимальную норму (не зарабатывал денег, которых бы хватило на тарелку супа), его могли депортировать домой. Более серьезные проступки, например, сокрытие доходов или непроявление должной преданности режиму, могли привести не только к репатриации, но и «революционизации» — отправке работать на завод или ферму. По субботам в доме хакеров проводились двухчасовые собрания (иногда с приезжими представителями власти), на которых обсуждалась идеология Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Ключевые моменты этих обсуждений программисты заучивали наизусть и потом должны были повторить.

По словам Чена, он зарабатывал для своей страны около $100 тысяч в год. Поскольку он и его коллеги работали продуктивно, они жили в довольно неплохих условиях — летом у них работал кондиционер, в свободное время могли играть в Counter-Strike, а ночью смотреть южнокорейские сериалы. В субботу после собрания они выходили во двор и играли в футбол, бадминтон или волейбол. Дважды в год группа встречалась с другими хакерами, работающими в Китае, для того чтобы отметить политические праздники, например, цветение кимирсении и кимченирии — орхидей, названных в честь отца и дедушки Ким Чен Ына.

«Некоторые хакеры едва могли прокормить себя»

Благодаря своему таланту Чену удалось побывать вместе с представителями правительства Северной Кореи у других хакеров. Не всем так повезло, как его группе: некоторые работали в ужасных условиях. Например, в городе Яньцзи программисты жили в здании, где в сезон дождей с потолка текла вода, а в жару приходилось работать в одних шортах и полагаться только на вентиляторы. Возле одной из стен там стояли коробки с раменом. «Некоторые хакеры едва могли прокормить себя», — рассказал Чен. Один страдал от туберкулеза, а другому потребовалась медицинская помощь после того, как ночью ему заполз в ухо таракан.

Другие программисты рассказали Чену куда более страшные истории: однажды коллеги молодого программиста из Пекина сломали ему ребра, когда узнали, что тот получает кимчи от какого-то южнокорейского бизнесмена. А один хакер в Гуанчжоу скончался от лихорадки денге через год, после того как оставил свою семью и детей. Руководитель его группы посчитал, что возвращение тела на родину обойдется слишком дорого, поэтому кремировал его. Через полгода другой программист смог отвезти его прах домой.

Фото: Getty Images

Несколько лет Чен работал в Китае, но потом произошел некий «неприятный инцидент», связанный с представителем правительства. Ему пришлось бежать, прежде чем до него добрались власти. Два года он скитался по югу Китая, зарабатывая с помощью хакерства и ночуя в гостиницах. Чен наслаждался свободой, о которой раньше мог только мечтать. В Шэньчжэне он заработал $3000 и быстро спустил эти деньги на «удовольствия», а потом понял, что устал от такой жизни.

Чен не мог вернуться домой — дезертирство каралось смертью. Чен купил поддельный китайский паспорт за 10 тысяч юаней (около $1600) и отправился в Бангкок. Там он обратился в посольство Южной Кореи. После месячной проверки мужчина смог улететь в Сеул. Сейчас он работает программистом, и у него есть жена и сын.

pic

Изображение: Bloomberg

Изданию Bloomberg удалось побеседовать еще с двумя северокорейскими хакерами, которые работали в Китае, как и Чен. Они занимались разработкой приложений для iPhone и Android. Программисты предлагали свои услуги под фейковыми аккаунтами на фриланс-биржах вроде Upwork и разрабатывали приложения для каршеринга, онлайн-покупок, распознавания лиц, словом, брались за любой заказ, который мог принести деньги. По их словам, они обязаны были зарабатывать для правительства около $5 тысяч в месяц. Работать приходилось по 15 часов в день под таким же давлением, которое испытывал Чен и его группа.

Один из хакеров давно критически относился к правительству своей страны. Он ненавидел каждую субботу приносить клятву верности Ким Чен Ыну, поэтому решил сбежать. Одному из его китайских клиентов понравилась его работа, и он предложил встретиться лично. На встрече хакер признался, что он из Северной Кореи, и клиент предложил ему помощь.

Члены корейского агентства интернет-безопасности мониторят кибер-аттаки. Фото: Getty Images

Второй рассказал, что однажды просто взбесился и ушел из «хакерского дома». Шесть дней он бродил по Китаю в поисках какого-нибудь шпиона из Южной Кореи. Ему приходилось ночевать в теплицах и спортзалах, словом, в любых помещениях с крышей. Все это время мужчина переживал, что, возможно, совершил огромную ошибку. Но было уже поздно — если бы он вернулся, его бы наказали. Наконец, программисту удалось найти магазин, который принадлежал человеку из Южной Кореи, и тот помог ему.

Лим Чон Ин, глава департамента кибербезопасности Университета Корё в Сеуле и бывший советник президента Южной Кореи, утверждает, что со времен ухода Чена северокорейская киберармия развилась еще сильнее. Предполагается, что только в приграничных китайских городах Шэньяне и Даньдуне работает более сотни компаний с корейскими хакерами. Китай попытался с ними разобраться, но те просто переехали в другие страны — в Россию и Малайзию. Хакеры представляют собой слишком огромную ценность для Северной Кореи.

«С их помощью правительство Северной Кореи убивает двух зайцев одним выстрелом, — прокомментировал Лим Чон Ин. — Укрепляет свои средства безопасности и зарабатывает деньги. А самим хакерам предлагается быстрый способ добиться лучшего положения в своей стране».

 


Материалы по теме:

Как выглядят смартфоны в Северной Корее

The New York Times: На Северную Корею работает 6 тысяч хакеров

Bloomberg: Хакеры Ким Чен Ына воруют биткоин с криптовалютных бирж Южной Кореи

11 фактов о том, как пользуются современными технологиями жители Северной Кореи


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Big Data Conference
14 сентября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase