Истории

Что пандемия изменила в венчурном инвестировании в Долине

Истории
Ирина Печёрская
Ирина Печёрская

UGC-редактор RB.RU

Ирина Печёрская

11 июня А-Клуб провел бизнес-завтрак, на который в качестве главного спикера пригласил Илью Стребулаева, профессора финансов и частных инвестиций Стэнфордского университета. Он рассказал о подходах и отраслевых трендах в венчурном инвестировании Кремниевой долины. Тезисы с его выступления будут полезны всем, кто интересуется темой венчура и стартапов.

Что пандемия изменила в венчурном инвестировании в Долине

Фото: предоставлено пресс-службой «Альфа-Банка»

 

Что сейчас происходит в Кремниевой долине с точки зрения инноваций? Начну с февраля-марта прошлого года. Когда началась пандемия, Кремниевая долина сильно приуныла. Другие инвестиционные точки. Почему? Потому что венчурные инвестиции сильно отличаются от обычных инвестиций. В обычных инвестициях вы чаще всего не видите в лицо объект, в который инвестируете. Для вас это некая модель на компьютере. Даже если вы инвестируете в публичные компании, то на самом деле не знаете, кто менеджер этой компании и т.д.

Венчурные инвестиции — это бизнес очень личный. Средний венчурный капиталист встречается, может быть, шесть, семь, восемь раз лично с командой основателя, проводит с ней очень много времени. И обычно, когда вы заходите в любое кафе Долины, то стойки будут забиты инвесторами, встречающимися с основателями, которые хотят получить деньги.

С пандемией это стало невозможно, все перешли в Zoom. В начале Долина очень приуныла, потому что было непонятно, как можно проинвестировать в людей, которых, возможно, ты никогда в жизни не видел. Но что интересно: где-то с апреля-мая 2020 года картина очень сильно изменилась. Почему? По трем причинам.

Первая причина: инвесторы поняли, что такая виртуальная реальность не менее эффективная. Может быть не на 100% по сравнению с общением, когда человек сидит от вас в полуметрах, но на 80% точно. Главное, что вы можете встретиться с большим количеством основателей, потому что вы сидите в Zoom и можете встретиться с десятью людьми, а не пятью, когда нужно перебегать из одного кафе в другое. В реальности многим венчурным инвесторам такая виртуальная жизнь очень сильно понравилась. И в целом она стала более эффективной.

Вторая причина связана с тем, что технологии во время пандемии стали более популярными. Я никогда в жизни за все 17 лет в Стэнфорде, в Долине, не видел такого расцвета, такого подъема и такого количества стартапов. 

Что было традиционно? Традиционно я преподавал курс по венчурному капиталу. Мои студенты в Стэнфорде — это топовые люди в Долине. Они заканчивали Стэнфордскую программу MBA, становились выпускниками и потом поднимали деньги. Где-то 55% моих выпускников с курса становились интрапренерами, основателями стартапов. Еще 30% становились венчурными капиталистами, и 20% что-то еще делали. 

В этом году все изменилось: теперь уже студенты поднимают деньги. Человек, который учится на полную ставку, если так можно выразиться, в Стэнфорде — а это не так просто — активно работает и одновременно занимается своим стартапом

Я инвестирую в стартапы своих студентов и выпускников и буквально за день до прилета подписал три контракта. Такого у меня никогда не было. Мой студент поднял $12 млн за оценку в $44 млн. Его стартап связан с электрическими батарейками. Другой студент поднял $5 млн в биотехнологиях, еще одна студентка подняла $250 тыс.. Это три из 25 студентов, которые сейчас у меня поднимают деньги. И это не только интерес со стороны интрапренеров, но и инвесторов.

Третья причина макроэкономическая, которая никакого отношения к Долине не имеет, потому что процентные ставки по всему миру очень низкие либо отрицательные. Что это означает? Обычно говорят, что люди ищут более рисковые инвестиции. Технологические инвестиции традиционно не только были более рисковые и более прибыльные, но также у них была меньшая корреляция с остальным рынком. 

Венчурные инвестиции более рисковые, но главное, что корреляции между вашим возвратом и возвратом рынка будет достаточно маленькая, то есть это хорошая диверсификация.

Но есть еще одна причина: когда мы думает про стартапы, про технологии, а также про любые крупные технологические компании типа SpaceX или Tesla, то их денежные потоки, которые они обещают своим инвесторам, будут через много-много лет: 10, 20, 30, 40 лет. И когда процентная ставка очень низкая, то ставка дисконтирования очень низкая — это означает, что прежние потоки через 30 лет с нашей сегодняшней точки зрения несильно теряются. 

Обычно я привожу в пример Tesla и BMW. Если мы посмотрим на доход, на продажи, то у BMW они значительно выше, чем у Tesla, а Tesla при этом стоит гораздо больше, чем BMW. Почему? Много причин, но основная — это очень низкая ставка дисконтирования. Все думают, что Tesla в будущем будет величайшей компанией.

Это три причины, почему сейчас происходит необычный подъем Долины.

Второй интересный момент, которым я хотел бы поделиться, — это во что именно инвестирует Долина. Даже у тех, кто интересуется венчуром и стартапами, очень часто складывается неправильное представление, потому что они думают про Долину двадцатилетней давности. 

Долина традиционно инвестировала в software и hardware. В реальности это давнишняя история. За последние несколько лет я не могу назвать индустрии, в которые Долина не инвестировала бы. 

Какие топовые индустрии? На первом месте FoodTech, AgroTech. Второе — это все, что связано с биотехнологиями. Третья — роботы, которые применяются в разных производствах. Чем бы вы ни занимались, в Долине создадут стартап, который либо уничтожит то, чем вы занимаетесь, либо поможет этим заниматься еще лучше.

Третий момент. Все сейчас говорят про «единорогов», которые стоят очень дорого. «Единороги» — это стартапы, которые стоят больше $1 млрд, но до сих пор являются частными компаниями. Tesla не является «единорогом», потому что она стала публичной компанией, а вот SpaceX до сих пор является «единорогом». Она уже подняла больше 20 раундов венчурного финансирования, но до сих пор частная приватная компания. 

Что прежде всего происходит с «единорогами»: раньше их не было, но в последнее время их стало очень много. Статистика следующая: сейчас в Северной Америке плюс-минус 450 «единорогов».

Я вижу, как теперь легко стать «единорогом». Мой студент, у которого вообще ничего не было, только идея, без всего, на одной бумажке, без презентации поднял $12 млн под оценку $44 млн. 

Мне часто задают вопрос: вы знаете компании, которые станут «единорогами»? Называть конкретные компании, которые станут «единорогами», не имеет смысла. Когда венчурные инвесторы инвестируют в компании, они сами этого не знают.

Идея венчурных инвесторов не инвестировать в компании, которые точно станут «единорогами». Их идея в том, чтобы принимать решения так, чтобы отдельные компании из портфеля стали «единорогами». Гораздо легче заниматься предсказанием индустрии, чем судьбы конкретного стартапа.

Некоторые высказывания приведены не дословно в целях благозвучия и сохранения контекста.

Фото на обложке: Uladzik Kryhin/shutterstock.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Фонд Sistema VC продал долю в сервисе персонализации маркетинговых кампаний Datasine
  2. 2 Инвестиции партнеров фонда Юрия Мильнера сделали «единорогом» криптовалютный стартап Matrixport
  3. 3 Российская социальная сеть для поиска событий SwapMap привлекла $2 млн на развитие
  4. 4 Эстонский сервис такси Bolt увеличил свою оценку вдвое за год — до $4,75 млрд
  5. 5 Онлайн-торговля без продаж: гайд по запуску ПВЗ Ozon

ВОЗМОЖНОСТИ

05 августа 2021

08 августа 2021