Истории

Даг Стивенс: «Мы должны забыть о физическом аналоговом мире»

Истории
Ирина Печёрская
Ирина Печёрская

UGC-редактор RB.RU

Ирина Печёрская

7-8 октября 2021 года в Технопарке «Сколково» проходил международный форум электронной коммерции и ритейла Ecomference Rupost Retail Week. Открыл мероприятия Даг Стивенс, знаменитый футуролог и основатель компании Retail Prophet. Свое выступление он посвятил метавселенной и рассказал, почему она коренным образом изменит то, как мы живем и делаем покупки. Публикуем главные тезисы.  

Даг Стивенс: «Мы должны забыть о физическом аналоговом мире»

Что такое метавселенная? 

Была такая книга Нила Стивенсона Snowcrash, и в ней он предлагает идею о том, что виртуальная реальность позволит нам телепортироваться из одного опыта в другой, то есть, по сути, мы будем находиться в такой геймефицированной футуристической вселенной, которая будет параллельна реальности. Эта книга изменила всю концепцию технологий. Например, основатель LinkedIn настолько заразился этой идеей, что потом создал свою компанию.  

Метавселенная — это виртуальная общая коллективная среда, где происходит конвергенция физической и виртуальной реальности, грань между физическим и виртуальным стирается. То есть это сумма всех виртуальных миров, дополненных реальностей и интернета. Здесь важно прежде всего сказать, что метавселенная — это не дополнение интернета, а следующая версия, и настолько большая, что полностью поглотит его в этом процессе.

<...> Давайте не будем забывать, что интернет, который мы используем сегодня — статичная штука: есть клиент, есть сервер, есть HTTP-протокол. По сути, мы передаем информацию туда сюда — это как улица с двусторонним движением. И разные пользователи используют разные временные зоны, мы находимся как бы в асинхронности. Также мы ограничены в том, сколько можем подключать человек одновременно, причем даже самые современные и мощные платформы имеют свой предел, иначе идет слишком большая нагрузка на сервер.

Метавселенная обещает нам, что все мы вдруг будем находиться в этой виртуальной синхронной среде и все мы будем общаться с гораздо большим количеством человек одновременно. <...> Это как мир, который всегда есть, как место, которое можете всегда посетить. Например, представьте себе несколько тысяч студентов, которые изучают историю гражданской войны. Они смогут увидеть своими глазами, как развивалась битва Севера и Юга. Вот о каком обучении я говорю, вот о каком скачке я говорю. 

Помимо этого теоретически у нас будет возможность вынимать определенные объекты, артефакты через дополненную реальность: сможем брать информацию из того мира и использовать ее в реальном, или, наоборот, помещать объекты физического мира туда. Например, метавселенная позволит нам объединяться совершенно бесшовно через своих аватаров. По сути, это даст возможность создавать своих цифровых двойников, которые будут полноценно жить в этой метавселенной: примерять одежду, покупать что-то, общаться, выполнять работу и т.д.

 

Почему это происходит именно сейчас? 

Есть несколько причин. Прежде всего сейчас мы достигли критической массы геймеров — 3,5 млрд. Почти половина населения Земли регулярно играет в игры. Суть не только в цифре, но и сложности взаимосвязей экономических, демографических, социальных.

Не забывайте, что это не дети, играющие в приставку, а зрелые люди, которым за 20, 30, 40, 50, 60 лет. Совершенно другая демография, и там достаточно много женщин, а не только мужчин и подростков, то есть, по сути, полноценный срез населения Земли, который стал виртуальным, который стал геймерским.   

Плюс психологи говорят о том, что взаимоотношения между геймерами в ходе онлайн-опыта ничуть не уступают значимости реальных отношений, которые, допустим, могут быть между друзьями и коллегами. То есть это нам уже подсказывает, что метавселенная уже есть и она развивается. <...> 

И это открывает нашему воображению гораздо более глубокую виртуальную реальность, где мы можем транспортировать себя: не просто сидеть перед экраном, а транспортировать себя в совершенно другой полноценный мир, не выходя из дома. 

 

Кем это все будет создаваться? 

Всеми и никем. Тут имеется в виду, что не какая-то одна компания вдруг решит и создаст метавселенную. Нет, это работа всех IT-компаний с участием правительств, частных компаний, благотворительных организаций, конкретных индивидуумов и прочих. 

Возьмите Fortnite — игру, которая была создана в 2017 году Epic Games. Это мультиплеер, существует два или три игровых режима, включая Battle Royale — большая битва, где можно биться насмерть с еще ста игроками. И, что самое интересное, по-моему в 2019 году Тим Суини, основатель Epic Games, когда его спросили на конференции, можно ли сказать, что Fortnite — все еще игра, или это уже платформа, ответил следующее: Fortnite — это игра, но спросите меня об этом, пожалуйста, через 12 месяцев. 

Понимаете намек? Он сказал, что через 12 месяцев Fortnite станет больше, чем просто игра. И он был прав: Fortnite превратилась в явление, в настоящую платформу. Они начали проводить виртуальные мероприятия, хип-хоп-вечеринки и т.д. Например, один хип-хопер сделал пять полноценных концертов в Fortnite, и участвовали в них более 15 млн пользователей. На каком стадионе вы можете собрать 15 млн человек? 

То есть из игры это превратилось в место, в котором можно тусоваться, встречаться, любить, заводить отношения, развлекаться, заниматься бизнесом и т.д. По сути, Fortnite превратилась в некую форму метавселенной.

Еще один пионер — Roblox. Это как Minecraft, но для взрослых. Это иммерсивный мир, где пользователи делают весь контент. И создателям за короткий промежуток времени удалось создать десятки тысяч уникальных миров, потому что они используют силу каждого пользователя, каждого креатора, который может делать свой мир. И все это превратилось в собственную экономику. Например, там есть молодой парень, ему 24 года, который зарабатывает миллионы долларов в год, создавая бизнес в Roblox, создавая опыт и получая выручку. 

<...> Но не забывайте, что метавселенная не может быть создана какой-то одной компанией. Это сотни тысяч и даже миллионов отдельных миров, опытов, пользователей, продуктов, услуг и т.д. И все они сотканы в одну ткань, единый протокол, который позволяет создавать максимальную бесшовность и тем самым работать в рамках всей этой вселенной. 

 

Как на этом зарабатывать? 

Ценность — это то, что мы ассоциируем с чем-то физическим. Принцип собственничества: я должен чем-то владеть, и тогда это представляет ценность. Давайте трансформируем эту идею на примере карт «Покемон». По сути, это просто бумажка, на которой нарисован Пикачу и другие покемоны. Но вы знаете, что некоторые из карт уже стоят тысячи долларов, даже сотни тысяч. 

Почему? Есть три условия, которые обеспечивают рост цены. Первое — она должна быть редкой. Второе — она должны быть абсолютно аутентичной, то есть я должен получить гарантию, что да, она настоящая, не копия, не на принтере распечатанная. И третье — я могу ей владеть, то есть это реальный актив, который я могу перепродать кому-то еще. Без этих факторов эта карточка не имеет никакой ценности. 

 

Как создать ценность в виртуальном мире? 

<...> Например, я хочу снять на смартфон, как Леброн Джеймс забрасывает мяч в корзину, но это будет никому не интересно, потому что можно зайти на YouTube и посмотреть то же самое. И также я не могу это лицензировать и кому-то потом продать, потому то это всего лишь кадр, как Леброн Джеймс забрасывает мяч в корзину. Но есть клип с Леброном Джеймсом, который стоит $232,323 и он доступен на платформе NBA Top Shot. 

В чем же разница? Во-первых, клип на 100% уникальный и единственный, который подтвержден NBA Top Shot, то есть фактически это кадр Леброна Джеймса. Во-вторых, он очень редкий, их всего два — верифицированных, сертифицированных: они сидят в блокчейне, основанном на криптовалюте Ethereum. И если бы я купил этот кадр, то мог бы держать его как собственность, как актив, а потом и перепродать. 

Сейчас идет взрыв токенизированных активов, NFT-индустрия составляет более $10 млрд. <...> И сейчас это уравнение ценности покрывает все категории. Например, виртуальная недвижимость. Есть мир, который называется Upland, — это мир, где вы можете купить себе участок, например, на Нью-Йоркской фондовой бирже. 

Вы знаете, что виртуальная Нью-Йоркская фондовая биржа была куплена за $23 тыс.? Кому нужно покупать виртуальную версию фондовой биржи? Очевидно, что это кто-то, кто собирается использовать эту виртуальность в будущем, либо кто-то, кто серьезно верит, что эта штука будет стоить гораздо дороже. То есть это такая же инвестиция, как покупка акций и каких-то других активов. 

 

Как бренду участвовать во всем этом действии? 

В настоящее время метавселенная не существует. По сути, мы видим бренды и различные организации, которые пытаются создавать фундамент. Сейчас создаются индивидуальные миры, которые однажды, может быть, станут частью этой метавселенной. 

Давайте посмотрим, что делают бренды в ранней версии этой метавселенной. Например, Twitch — это стриминговая геймерская платформа, там сейчас 140 млн уникальных пользователей в месяц. И это, конечно же, привлекло внимание крупных брендов, потому что это реально гигантский рынок. Например, бренд Burberry запустил свою весенне-летнюю коллекцию там. И на премьере у них было более 50 тыс. пользователей, гораздо больше, чем может вместить любая физическая площадь.  

Gucci тоже решили застолбить свое место в виртуальном мире. <...> Например, запустили виртуальные кроссовки. Их можно носить с помощью технологии дополненной реальности в виртуальном мире, либо их можно переместить на какую-то игровую платформу и использовать для своего аватара. <...>  

Сейчас создаются целые индустрии, которые обслуживают эти виртуальные миры. И посмотрите, сколько люксовых брендов участвуют в этом — их там больше, чем где-либо еще. И в каком-то смысле это полная противоположность тому, что было в интернете. 

Люксовые бренды говорили, что не будут продавать в интернете: «там все слишком доступно, мы потеряем свою люксовость». Теперь, наоборот, они идут впереди планеты всей. Они уже заплатили высокую цену за свою слепоту, что не участвовали в начале интернет-коммерции, и теперь они хотят застолбить за собой это интернет-пространство. <...>

Если вы пытаетесь сделать всего лишь копию, цифрового двойника стандартного магазина с полками, банками, консервами и т.д., вы не понимаете, что вы делаете. Помните, что все, что сейчас есть вокруг нас, — это продукт индустриальной эволюции, поэтому нельзя все копировать один к одному. 

Магазин — это не здание, магазин — это опыт. Например, те же Nike запустили CryptoKicks — это уникальная коллекция обуви, и идея заключается в том, что, во-первых, она полностью виртуальная, во-вторых, вы можете выбрать две пары кроссовок, скрестить их и создать уникальный дизайн, а потом распечатать их и уже носить в реальном мире. <...> Мы должны забыть о физическом аналоговом мире и традиционной концепции магазина. 

 

Что же нас ждет дальше?

Во-первых, новые правила и новые инструменты. Мы сейчас не можем создать метавселенную такой, какой она должна выглядеть в конечном итоге, потому что это требует гигантских вычислительных мощностей, которых у нас сегодня нет, гигантских скоростей скачивания и закачивания информации. <…> Потребуется некоторое время прежде, чем технологии смогут достичь такого уровня. 

Во-вторых, должен быть единый протокол, должен быть консенсус индустрии относительно протокола, который будет использоваться между всеми компаниями, на котором будет строиться весь этот мир, чтобы миры могли взаимодействовать друг с другом, чтобы была телепортация между опытом со стороны потребителей. 

Также мы должны придумать новые правила. Представьте, у нас есть возможность исправить интернет. Вы знаете, что сейчас многие люди, по сути, пытаются насиловать интернет: там много насилия, много негатива. Нам нужны новые правила в отношении того, что такое анонимность, или же новые правила взаимодействия: должен быть открытый протокол взаимодействия и управления метавселенной. <...> 

С чего же сейчас начать? <...> Во-первых, вы должны быть не только технически продвинутым профессионалом и знать все эти новые виртуальные технологии, но и быть на определенном уровне творчества и креатива, потому что вы не можете просто взять аналоговый мир и запихнуть его в метавселенную. <...>

По сути, это экосистема новых миров, новых программных платформ, новых валют, новых способов работать и взаимодействовать. <...> Если вы сомневаетесь в отношении метавселенной, вспомните, что мы очень консервативны и всегда начинаем навешивать ярлыки на определенную инновацию, но все, что сейчас кажется футуристичным, окажется реальным. 

Футуризм — это не про предсказание будущего, это, когды вы как инженер создаете будущее, которое вы хотите, то есть вы моделируете его своими руками.  

Некоторые высказывания приведены не дословно в целях благозвучия и сохранения контекста.

Фото на обложке: blog.picor.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Что молодому стартапу нужно знать о венчурном рынке: как тут все устроено
  2. 2 Дмитрий Кулиш: «Ждать, когда наука сама перейдет в инновации, нельзя — надо ускоряться»
  3. 3 Герман Греф и Ольга Ускова: «Не надо относиться к компьютеру как к отдельной сущности — это мы пишем ему душу»
  4. 4 Стив Возняк: «Лучшие продукты придумываются не для других, а для себя»
  5. 5 «Если ты не двигаешься вперед — игра окончена». Ларс Бук — о работе в Startupbootcamp и правилах выживания для компаний
AgroCode Hub
Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub
Присоединяйся!