Истории

ESG-инвестирование: почему стоит вкладываться в «зеленые» компании и какую выгоду это приносит

Истории
Дарья Сидорова
Дарья Сидорова

Редактор отдела «Истории».

Дарья Сидорова

Забота об окружающей среде и благополучии сотрудников становится все более актуальной тенденцией. Компании, которые это игнорируют, рискуют потерять средства инвесторов и поддержку потребителей. Как зародилось ESG-движение и насколько оно эффективно? Подробно отвечаем на эти сопутствующие вопросы.

ESG-инвестирование: почему стоит вкладываться в «зеленые» компании и какую выгоду это приносит

Содержание

Что такое ESG-инвестирование?

ESG (Environmental, Social, Governance) устанавливает критерии для экологического, социального и корпоративного управления. Инвестиционные фонды все чаще опираются на них при проверке акций и облигаций, выпущенных организацией. Идея этого движения состоит в том, что рынки капитала способны изменить поведение бизнеса без помощи государства.

  • По данным Global Sustainable Investment Alliance, почти $40 трлн хранятся в активах ESG по всему миру.
  • Согласно прогнозам Bloomberg Intelligence, к 2025 году активы ESG достигнут $53 трлн, что составит треть от общего объема глобальных инвестиций.

Целая индустрия специалистов по данным — Morningstar, MSCI, Bloomberg и многие другие — анализирует и оценивает, насколько хорошо компании соблюдают цели по сокращению выбросов углерода, а также права человека и рабочих.

Краткая история ESG

Идея привязки инвестиций к социальной ответственности возникла уже давно. Уже в 19 веке группы квакеров и методистов призывали бизнес-лидеров избегать предприятий, поддерживающих рабство, а также тех, кто зарабатывал на вредных привычках, таких как употребление алкоголя и курение табака.

В 1960-х годах зародилась современная эпоха активизма. Студенты, протестовавшие против войны во Вьетнаме, призывали университетские фонды прекратить инвестирование в производство оружия.

К 1980-м годам экологические аспекты были главным приоритетом для неравнодушных инвесторов. Это стало результатом ряда экологических катастроф — аварий на АЭС в Три-Майл-Айленд и Чернобыле, а также многочисленных разливов сырой нефти.

В конце 1980-х и начале 1990-х годов в результате борьбы за прекращение апартеида в Южной Африке началось по-настоящему массовое социально ответственное инвестирование. Многие штаты и муниципалитеты США пересмотрели свои портфели пенсионных фондов и избавились от акций компаний, которые вели бизнес в стране с расовой сегрегацией.

Их примеру последовали правления корпораций. В результате крупные пенсионные фонды, такие как Калифорнийская пенсионная система государственных служащих (California Public Employees’ Retirement System, CalPERS) осознали свои возможности и ответственность за стимулирование изменений, которые приносят пользу обществу.

В 2005 году Организация Объединенных Наций поддержала инициативу «Принципы ответственного инвестирования» (Principles of Responsible Investment), возглавляемую CalPERS и 50 другими институциональными инвесторами.

Документ призывал учитывать критерии ESG при принятии решений об инвестициях. Термин ESG стал общеупотребимым. В этот же период появлялось все больше доказательств того, что деятельность человека приводит к нагреванию атмосферы.

Загрязненный город

Фото в тексте: TR STOK / Shutterstock

В 1990 году Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) опубликовала отчет, в котором заключила, что стремительный рост выбросов углерода и метана приводит к таянию полярных ледников, повышению уровня моря и экологической катастрофе.

В последующих отчетах МГЭИК подробно описывала надвигающийся кризис, и развитые страны осознали необходимость глобальных ответных мер. Вскоре борьба с изменением климата стала основной целью ESG.

В 2015 году при поддержке ООН было принято Парижское соглашение, к которому присоединились 196 стран. Они взяли на себя обязательство по сокращению глобального повышения температуры в этом столетии не более чем на два градуса Цельсия выше доиндустриальной эпохи. Ученые полагают, что это смягчит самые катастрофические последствия изменения атмосферы.  

Теперь инвестиционным менеджерам и советам директоров приходилось учитывать новые регулирования выбросов углерода. Различные организаций проанализировали деятельность компаний и составили их рейтинг по критериям ESG, которыми руководствовались инвесторы.

Однако вместе с этим возникли вопросы о том, как измерять эффективность проекта и какой оценке стоит доверять. Инвесторы обнаружили, что рейтинговые агентства используют различные критерии, а базовый показатель, на который можно было бы опираться, отсутствует.

Как измерить корпоративную ответственность

CEO Sustainalytics Майкл Янци считает: нет ничего плохого в том, чтобы использовать множество рейтинговых систем и подходов к ESG. Sustainalytics — рейтинговое агентство, расположенное в Амстердаме и принадлежащее Morningstar, которое охватывает 20 тысяч компаний по всему миру. 

Sustainalytics использует собственное ПО для сбора и анализа данных, а более 350 аналитиков агентства оценивают риски компаний на основе соответствия ECG-требованиям. Рейтинг составляется как в рамках общей корпоративной вселенной, так и внутри индустриальных групп. 

Согласно подходу Sustainalytics, риски варьируются от «незначительных» до «серьезных».

  • ExxonMobil присвоен высокий риск, в основном из-за деятельности, связанной с высоким выбросом углеродов.
  • Facebook, которая входит в S-сегмент в рамках ESG, получила средний риск из-за проблем, вызванных сбором большого количества пользовательских данных.

Другое рейтинговое агентство MSCI фокусируется на оценке компаний по секторам. Оно использует буквенную систему от AAA до CCC, аналогичную применяемой такими компаниями, как Moody’s, которые составляют рейтинг облигаций.

  • MSCI присвоило ExxonMobil средний рейтинг BBB (выше, чем у Sustainalytics).
  • Facebook получил B (меньше, чем у Sustainalytics) из-за более низких показателей по сравнению с двумя десятками других игроков отрасли.

Янци уже в течение 30 лет занимается этичным инвестированием и считает, что не имеет смысла принуждать рейтинговые агентства использовать единую систему оценки. Однако он выступает за то, чтобы компании раскрывали данные, связанные с ESG, по универсальному стандарту.

Компании уже сообщают свои финансовые показатели согласно Общепринятым принципам бухгалтерского учета (Generally Accepted Accounting Principles, GAAP) и Международному стандарту финансовой отчетности (International Financial Reporting Standards, IFRS). Теперь возникло стремление разработать аналогичные стандарты для раскрытия показателей выброса парниковых газов.

Регуляторы стран также постепенно внедряют правила относительно этой информации.

Европейский союз. В марте Европейская комиссия начала осуществлять положения Sustainable Finance Disclosure Regulation (SFDR). Оно требует, что финансовые организации, ведущие бизнес во второй по величине в мире экономике, сообщали, как они учитывают экологические риски при принятии инвестиционных решений.

Великобритания. Британское правительство собирается ввести обязательное раскрытие финансовой информации, связанной с климатом, для публичных компаний. Она станет первой страной из Большой двадцатки, принявшей подобную меру.

США. В июне председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США Гэри Генслер заявил, что они рассматривают возможность введения мер, требующих от публичных компаний раскрытия показателей выбросов парниковых газов. В этом году при администрации Байдена США вновь присоединились к Парижскому соглашению после того, как покинули его в эпоху Трампа.

Споры по поводу эффективности ESG

Сможет ли движение ESG по-настоящему изменить бизнес-модели компаний и финансовых институтов?

Согласно исследованию, опубликованному в мае Европейским институтом корпоративного управления, пока оно не оказали положительного влияния, по крайней мере прямого. Авторы обнаружили, что увеличение «зеленых» инвестиций не помогло компаниям сократить загрязнение, улучшить безопасность на рабочем месте и расширить гендерное и расовое разнообразие советов директоров.

Скептики считают, что ESG — это скорее маркетинговый ход, который помогает инвесторам поверить, что их средства идут на благие цели.

По мнению экс-CIO BlackRock Тарика Фэнси, для реального сокращения выбросов парниковых газов необходимо влияние со стороны правительства. Он считает, что, по аналогии с борьбой против распространения коронавируса, государство должно побудить индустрии встроить стоимость углерода в свои экономические модели.

Тем не менее активные сторонники ESG утверждают, что смена директоров крупных компаний и стратегий ведения бизнеса — серьезные шаги вперед. Образ мышления, ожидания и приоритеты целого поколения инвесторов меняются. Компаниям придется на них реагировать или же наблюдать за падением стоимости своих активов.

Солнечные панели

Фото в тексте: MrNovel / Shutterstock

Кэтрин Ховарт, CEO лондонской благотворительной организации ShareAction, поддерживающей движение ESG, использует тактику заключения союзов, и она уже приносит результаты. Только в мае ShareAction объединилась с двумя крупными европейскими инвестиционными компаниями и убедила глобального финансового гиганта HSBC отказаться от финансирования производителей угля.

Ховарт соглашается с эффективностью тактики Тарика, но считает, что есть реальная возможность улучшить работу финансовых институтов. «Нам еще предстоит увидеть, станет ли это настоящей революцией, однако мы вступаем в новую эру активности акционеров, которая возложит ответственность на директоров и председателей, — утверждает она. — Им потребуется учитывать окружающую среду и права человека в первую очередь».

Будущее устойчивого инвестирования

Миллениалы, которых в США насчитывается более 79 млн, в подавляющем большинстве выступают за ценностно-ориентированное инвестирование. Согласно исследованию Morgan Stanley за 2019 год, 9 из 10 миллениалов, ведущих активную рыночную деятельность, верят в устойчивое инвестирование.

Эксперты уверены, что именно по этой причине в 2020 году ESG-фонды выросли более чем на $285 млрд — на 96% больше, чем в 2019 году. В последующие десятилетия миллениалы должны унаследовать $30 трлн при переходе средств между поколениями. Поэтому можно сказать, что ESG только начинает перестраивать рынки капитала.

Некоторые ESG-фонды уже достигают рекордов. За последний год, закончившийся 30 июня, Baillie Gifford Positive Change Fund вырос более чем на 50%. Фонд сосредоточен на компаниях, которые оказывают «положительное влияние» на общество, таких как Tesla и Moderna.

Рост многих фондов, по-видимому, связан с положительным освещением компаний из их портфолио с хорошими ESG-рейтингами в индустриальных СМИ. Vanguard, iShares (подразделение BlackRock) и другие менее известные компании, такие как Stewart Investors и Parnassus, также получили миллиарды от инвесторов, уверенных в том, что ESG — не только гуманное, но и прибыльное направление.

Январское исследование Morningstar показало, что на конец 2020 года 3 из 4 устойчивых фондов оказались в верхней половине своих категорий.

Недавно инвестиционная компания Engine No. 1 обратилась со своей позицией к розничным инвесторам. 22 июня она запустила ETF (exchange-traded fund — торгуемый на бирже фонд) под тикером VOTE. Его цель: охватить долю в 500 крупнейших американских компаний и побудить их принять ценности ESG. В течение всего 10 дней фонд собрал активы стоимость более $112 млн.

И хотя эффективность ESG-движения остается под вопросом, появление подобных сверхдешевых фондов может ознаменовать новый этап в истории многолетнего движения.

Источник.

Фото на обложке: Panchenko Vladimir / Shutterstock

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Компаниям, которые заботятся исключительно о доходе, будет тяжелее выживать». Как прошел круглый стол БФ «Система»
  2. 2 Долю no-recycling пластика в упаковке еды можно сократить до 30% – исследование
  3. 3 «Сбер» планирует сделать все свои отделения углеродно нейтральными
  4. 4 Выпущен первый обзор ESG-трендов в России
AgroCode Hub
Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub
Присоединяйся!