Рынок российской телемедицины и его проблемы

Никита Стаценко
Никита Стаценко

Внештатный автор

Расскажите друзьям
Алиса Беркана

Мы все ненавидим очереди в поликлиниках, с трудом открывающиеся контейнеры с бахилами, недовольные лица старушек с клюками, вопрос «Кто крайний?» и наглое «Да мне только спросить!». И если телемедицина не решит всех проблем, то хотя бы позволит переносить эти тяготы человеческого существования гораздо реже.

Так когда мы сможем лечиться, не выходя из дома, и почему это произойдет не скоро? Ответы на эти вопросы и пять причин, почему придется подождать – в нашей статье.

Что такое телемедицина?


Телемедицина – способ предоставления медицинских услуг на расстоянии с помощью современных технологий и специального оборудования. Это – не отдельная медицинская наука, а лишь вспомогательное средство для проведения диагностики, лечения и профилактики заболеваний.

Что такое телемедицина?

Телемедицина 2017 – что происходит мировом на рынке?


Телемедицина в мировой практике показывает высокие результаты, считает Владимир Шипков, главный врач «Клиники доктора Шипкова». Например, она отлично прижилась в Норвегии и Франции, где проблема расстояния была критической для качественного медицинского обслуживания. Как рассказал эксперт, оплачивается за рубежом такое лечение довольно высоко — удаленная консультация врача-имплантолога в Швейцарии стоит столько же, как установка целого зубного импланта — около 2 000 франков.

Предполагается, что размер мирового рынка телемедицины к 2021 году составит 44 млрд долларов. По словам бывшего английского министра здравоохранения Эндрю Лэнсли, около 80% всех обращений в Национальную службу здравоохранения Англии потенциально могут быть переведены на заочную форму – то есть пациенту не обязательно приходить к врачу лично.

Перевод лишь 1% очных врачебных консультаций в заочные сэкономит бюджету порядка 250 млн фунтов в год. В США только предварительное телемедицинское согласование лечебного плана уменьшило перевозки по срочной госпитализации с 2,2 млн до 1,4 млн, что сбережет порядка 500 млн долларов ежегодно.

В профильную организацию – Американскую телемедицинскую ассоциацию входит более 10 000 организаций из 55 стран, в том числе и из России. Телемедицина используется и Врачами без границ – 280 экспертов организации постоянно отвечают на вопросы о трудных медицинских случаях из Нигера, Южного Судана и других стран по всему миру.

Телемедицина в России против суровых российских реалий

В России телемедицина как общедоступная медицинская практика только начинает развиваться, хотя для страны с огромными расстояниями и транспортной неразвитостью телемедицинские услуги имеют особенно важное социальное и экономическое значение.

Телемедицина может использоваться для удаленных аудио- и видеоконсультаций, уменьшения затрат на повторные визиты к врачу, постоянного мониторинга пациентов с хроническими болезнями, дистанционных хирургических операций, срочной помощи при чрезвычайных ситуациях, помощи военным и космонавтам, а также для обучения и повышения квалификации врачей.  

Подобные продукты уже есть в России. Например, сервис удаленных врачебных консультаций Яндекс.Здоровье, где пользователь может выбрать для консультации врача в любое время суток и пообщаться с ним в режиме чата. Или телемедицинская платформа  «Доктор на работе», которую могут использовать сторонние компании для внедрения удаленных консультаций с врачами.

У телемедицины бывает два вида: «врач-врач» и «врач-пациент». И если первый давно и активно используется в России, то перед вторым стоят серьезные вызовы. Вообще пациент уже сейчас может обратиться к врачу дистанционно – например, направить результаты анализов после очного первичного осмотра или проконсультироваться с известным специалистом из другого города по Skype.

Проблема в том, что правовой статус таких консультаций до конца не определен. Пациент не может быть уверен, что врач понесет ответственность из-за неверного совета, а врачи не могут поставить диагноз или назначить лечение.

Какие вызовы стоят перед телемедициной в России

Первая проблема – доступность современных технологий населению. Далеко не во всей России проведены газ и электричество, не говоря уже о высокоскоростном интернете и качественном аудио- и видеооборудовании. Если же подключить к надежному интернету поликлинику и свести телемедицину до разговора с врачом из местного регионального центра или Москвы, то неизбежно встанет вопрос эффективности – как будет лечить этот врач пациента, если он от него в 100 км? И не будет ли этот врач просто дублировать местного фельдшера, что излишне при и так скромных расходах на медицину?

Нет и уверенности, что пожилые люди легко смогут овладеть тем же Skype – а если связь прервется или что-то сломается? Пока что эти риски перевешивают возможную пользу от телемедицины, однако, возможно, скоро будет найдено оптимальное решение. Более того, пациент не всегда может купить себе необходимое оборудование. Руслан Зайдуллин, директор и сооснователь медицинского сервиса Doc+, отмечает, что многие современные устройства для больных диабетом, людей с хроническими заболеваниями сердца и др. не сертифицированы в России, а локальные аналоги не всегда совпадают по уровню развития или ценовой доступности.

Развитие телемедицины – что мешает?

Факторов, которые не позволяют телемедицине быстро развиваться много: ограничения закона о телемедицине, скептицизм пациентов и врачей, нехватка ИТ-инфраструктуры в клиниках, отсутствие прозрачных и понятных стандартов проведения консультаций, говорит Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+. Но не стоит забывать о том, что в крупных городах и региональных центрах телемедицина уже сейчас может экономить деньги как пациентов, так и врачей – в этом случае развитие сдерживается другими проблемами.

Вторая проблема – вопросы безопасности. Конечно, было бы очень удобно создать полноценную единую медицинскую базу по всей России с возможностью доступа в нее любого врача, но как убедиться, что эта база хорошо защищена, а данные в ней надежно зашифрованы?

По обычному видеозвонку врач может узнать конфиденциальную информацию – как проверить, что ее не перехватят? И как убедиться, что она используется правомерно и невозможны случаи, чтобы к пенсионерам с ментальными расстройствами массово нагрянули «черные риэлторы»?  Пока это единичные риски, но они могут стать серьезной проблемой, если телемедицина будет использоваться повсеместно.

Третья – готовность врачей работать с телемедициной. Врачи неохотно приняли компьютеризацию поликлиник. Многие специалисты с трудом обучались использованию компьютеров, что приводило к задержкам в обслуживании пациентов и ухудшению качества приемов.

Врач не может уделить достаточное внимание больному, если половина приема уходит на ввод в компьютер паспортных данных. Телемедицинские технологии более сложны в применении, а риски от принятия неправильного решения возрастают. 

Поэтому не ясно, захотят ли врачи массово переходить на IT-технологии при диагностике и лечении, особенно если речь идет не о передовых центрах...

Стоит отметить, что Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова уже формирует специальный центр по проведению телемедицинских консультаций врачей. Он создается, чтобы отработать в реальных условиях детали внедрения информационных систем и телемедицинских технологий в повседневную врачебную практику. Предполагается, что этот центр сыграет свою роль и в обучении врачей эффективно использовать телемедицину.

Немаловажны и социальные последствия внедрения телемедицины для врачей – теоретически это может привести к сокращению и без того немногочисленных поликлиник в отдаленных регионах, а это значит, что некоторые врачи могут оказаться без работы.

По мнению Руслана Зайдуллина, консерватизм по отношению к телемедицине характерен и для врачей, и для пациентов. Может потребоваться много времени, чтобы обеспечить доверие к телемедицинским технологиям, нужно будет тщательно проанализировать эффективность работы медицинских провайдеров и разработать четкие стандарты качества. Эксперт отмечает, что работа над изменением потребительских паттернов всегда наиболее трудозатратная и продолжительная, лидеры будут «раскачивать рынок» с нуля.

Четвертая – доверие пациентов к телемедицине.

К классической медицине все привыкли, она вызывает доверие, а как быть с телеконсультациями с врачом из другого региона? Особенно если учесть, что в поликлиники часто обращаются консервативно настроенные люди, с недоверием относящиеся к новым технологиям. Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+, считает, что консерватизм населения на первых порах развития телемедицины неизбежен также, как и в момент возникновения мобильного банкинга и других технологий, которые меняют привычный уклад.

Эксперт считает, что доверие пациентов к телемедицине можно завоевать показывая на реальном примере, что в онлайн-консультации есть ценность, а дистанционно получить ответы на вопросы о здоровье реально. Чем чаще люди будут получать качественную помощь от высококлассных врачей, тем быстрее телемедицина станет достойной альтернативой поиску симптомов в интернете.

Но не стоит забывать и о нетрадиционной медицине и шарлатанах – полная легализация телемедицины без серьезного контроля над ней может привести к расцвету альтернативных специалистов. Кроме того, телемедицина не должна восприниматься как неполноценные врачебные консультации или «медицина для бедных». Иначе очередь на очные приемы только вырастет, потому что все будут думать, что так надежнее.

Законопроект о телемедицине – как регулировать рынок?


Пятая проблема – правовое регулирование и закон о телемедицине. 21 июля Государственная Дума в третьем чтении одобрила правительственный законопроект о телемедицине. Отсутствие этого закона сдерживало развитие тех медицинских центров, которые уже сейчас хотели работать в новом формате телемедицины, но пока могли давать только информационно-рекомендательные, а не медицинские консультации.

Предполагается, что будет создана единая государственная информационная система в здравоохранении. Закон определяет оператора этой системы, состав обрабатываемых в ней данных, правовую базу ее функционирования и информационного взаимодействия с другими информационными системами. Закон также определяет поставщиков и пользователей данных, хранящихся в системе.

Закон разрешает оказывать медицинскую помощь и проводить удаленные консультации пациентов с использованием телемедицинских технологий. Также он разрешает оформлять рецепты на наркотические или психотропные вещества на бумаге или в электронной форме с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи врача и соответствующего медицинского учреждения.

По словам Руслана Зайдуллина, текущий законопроект –  большой шаг вперед, позволяющий вывести телемедицину из «серой зоны». Однако этого мало – нужны дополнительные подзаконные акты и нормативные документы, определяющие правила игры на рынке телемедицины. В конечном счете, это поможет и врачам, и пациентам, сделает телемедицину более прозрачной и доступной, а также позволит клиникам оказывать больше телемедицинских услуг, при этом повышая качество и доступность современной медицины в России.

Будущее российской телемедицины

В России для развития телемедицины стоит идти в трех направлениях – защиты персональной информации пациентов, доступности интернета в любой точке страны и привлечение к консультациям высококлассных врачей, говорит Владимир Шипков, главный врач «Клиники доктора Шипкова». По его прогнозам, потребуется около 6-10 лет для полноценной реализации такого подхода к лечению пациентов. Также он отмечает, что общение с врачом будет носить скорее терапевтический и консультационный характер.

Стоит отметить, что последние несколько месяцев телемедицина переживает период сверхвысокого внимания к себе, что повлекло за собой бурный рост различных сервисов по оказанию телемедицинских услуг. Рынок перегрет и будет расти медленнее многих оптимистичных ожиданий, что некоторых игроков, скорее всего, расстроит, и они уйдут с рынка, говорит Елизавета Ивахненко, руководитель телемедицинского направления DOC+:

Рынок будет постепенно преодолевать скептицизм и недоверие как пациентов, так и врачей. В начале своего пути телемедицина будет осуществляться коммерческими организациями и ориентироваться на достаточно узкую прослойку ранних последователей новых технологий, но уже через несколько лет рынок может созреть до более масштабного внедрения по всей территории РФ.

Что касается технологических трендов – мы верим в развитие искусственного интеллекта в телемедицине: сначала как механизма поддержки принятия решений, а затем как ряда сервисов, напрямую помогающих пациенту.

Можно сделать вывод, что в России в телемедицине нуждаются и врачи, и пациенты. Однако от телемедицины как редкой и неполноценной услуги до телемедицины как обыденной врачебной практики врачи и пациенты должны проделать долгий путь.

Материалы по теме:

Госдума приняла закон о телемедицине, но запретила ставить дистанционно диагнозы

В России создано первое объединение представителей телемедицины

Телемедицина станет доступна только пользователям «Госуслуг» и владельцам ЭЦП

Власти Москвы запустили Telegram-бота для записи на прием к врачу


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
IT Synergy
23 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase