«Люди могут терпеть опоздание, но не будут терпеть несоблюдение качества либо некорректное к себе отношение»

Людмила Чумак
Людмила Чумак

Редактор рубрик «Возможности», «Календарь» и «Образование»

Расскажите друзьям
Людмила Чумак

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил про электронную коммерцию с Андреем Толмачевым — генеральным директором сервиса golamago.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

«Сегмент e-grocery только начинает зарождаться»

Владимир: Андрей, давайте поговорим про глобальные тренды электронной коммерции. Мы знаем, что существует огромное количество сервисов по доставке продуктов и еды, все это развивается. Как вы на это смотрите? Что из себя представляет рынок электронной коммерции именно в вашей сфере, в вашем сегменте?

Андрей: Ну, тут я могу сказать следующее: сегмент e-grocery — это один из новых и не построенных сегментов электронной торговли, и, по различным статистическим исследованиям, по всему миру он сейчас является одним из драйверов отрасли. То есть все остальные сегменты электронной торговли уже более-менее устаканились, они крупные, на них есть сильные системные игроки, и по сути в интернете можно купить сейчас практически все, что угодно.

Владимир: Давайте сейчас расскажем, что такое суб-сегменты и что такое e-grocery.

Андрей: Это доставка и продажа по интернету продуктов питания.                   

Владимир: То есть если я заказываю себе продукты из супермаркета, то это именно оно?

Андрей: Да.

Владимир: Хорошо. Вы говорите, что она является драйвером. Почему? Люди стремятся меньше ходить в магазины, но все-таки поход в магазин — это такой опыт, потрогать. Часто магазины на это и ориентируются — когда люди покупают ненужные вещи, а когда они покупают онлайн, у них, наверное, здравого смысла больше. Или здесь тоже есть ряд импульсивных каких-то вещей?

Андрей: Импульсивность, конечно, присутствует. Но драйвером этот сегмент стал по одной простой причине — до недавних пор в интернете можно было купить практически все, что угодно, за исключением продуктов питания и готовой еды. Готовая еда за последние несколько лет сильно выстрелила, есть огромное количество проектов, они уже увеличиваются, собираются в какие-то кучки. Но именно продукты питания из-за своей сложности, из-за неурегулированности и неготовности в IT-составляющей самих продавцов и производителей до сих пор почти не представлены в интернете. То есть этот сегмент только начинает зарождаться.

Владимир: В плане денег, я знаю, что тоже это очень активно растет, компании совершают сумасшедшие покупки, например, Target купил Shipt за $550 млн, Walmart купил Jet за $3 млрд. Российский рынок готовится к таким большим поглощениям сервисов крупными ритейл-игроками? Вы к этому идете или нет?

Андрей: Мы надеемся в этом процессе поучаствовать. Конечно, не на таких суммах, но, тем не менее, в России тоже начались подвижки. Последняя сделка была по продаже «Магнита» группе ВТБ, которая в свою очередь строит нечто подобное. То есть, у нас только-только начинает зарождаться этот сегмент, и каких-то крупных игроков или сделок пока еще нет.

«Наша цель — это максимально быстро и максимально точно обеспечить доставку»

Владимир: Андрей, давайте про проблему, которую вы пытаетесь решить. Все-таки люди, как правило, всегда хотят получить здесь и сейчас сервис или услугу. Если мы заказываем Uber, мы ждем его через три минуты. Если мы заказываем покупку в интернет-магазине, мы хотим ее получить тоже достаточно оперативно. Вот какие в e-grocery, в ритейле существуют проблемы? Я так понимаю, это проблема и товарных остатков, и логистики?

Андрей: Ну, основная проблема на текущий момент — это то, что сложившиеся игроки кооперируют не в суперсрочные доставки, а в основном можно заказать либо на вечер сегодняшнего дня, если с утра, или на следующие дни. И помимо того, что это не срочно, это еще и окно доставки в несколько часов. То есть у каждого существуют свои регламенты, но в основном приходится ждать заказ несколько часов, и непонятно, во сколько приедет курьер, и приедет ли он уже вообще.

Мы попробовали отстроиться от этой системы и с самого начала заложили идеологию, что мы работаем здесь и сейчас, а достигается это тем, что у нас каждый курьер везет одну доставку. То есть, у нас нет грузовиков, которые ездят по цепочке. Возможно, они появятся, как у всех остальных, но на текущий момент наша цель — это максимально быстро и максимально точно обеспечить доставку.

Владимир: А у вас те самые курьеры, которые ходят по магазину и за покупателя собирают корзину, это так выглядит?

Андрей: Не совсем. Курьер, ходящий по магазинам, это удачно с точки зрения экономии, но неудачно с точки зрения качества. То есть для того, чтобы обслуживать спрос, мы держим в магазинах профессиональных покупателей, так называемых. Это специально отобранные обученные люди, у них есть санитарные книжки, они полностью нам подконтрольны, всю работу они осуществляют через мобильное приложение. То есть, у нас нет постоянного созвона. У нас чат внутри приложения, все замены и согласования производятся в нем. За счет этого мы даем и качество, и удобство. А курьеры получают собранные уже корзины у сборщиков или в наших продуктоматах, которые стоят в тех же магазинах, и развозят уже покупателям.

Владимир: А как вы думаете, с чем связана такая срочность доставки продуктов? Это все-таки не горячая пицца, не суши. Люди могут планировать свой продуктовый набор. Это просто борьба за покупателей, чтобы быть лучше других, или реально в этом есть необходимость?

Андрей: В этом есть необходимость, и процент желающих делать покупки именно с достаточно быстрой доставкой велик, но спрос, естественно, не удовлетворен, поэтому мы зашли непосредственно в этот сегмент, и ходим в нем добиться определенных результатов.

Владимир: У вас окно доставки — 90 минут, то есть с момента заказа до доставки в руки, это так, да?

Андрей: 90 минут — это текущее минимальное время, то есть, заказав сейчас, вы можете получить покупки через 90 минут, но вы можете заказать и на вечер, и на любое время текущего дня.

«С точки зрения государства, это серое неправовое поле»

Владимир: Андрей, давайте поговорим о легальности курьеров, уберистов и ваших доставщиков, насколько это легально, какие есть препоны, насколько законодательство готово на то, чтобы работать свободно, или все-таки нам нужны перемены, как пел Виктор Цой?

Андрей: На данный момент рынок очень негативно к этому относится, то есть у всех есть желание и попытки использовать так называемые убер-механики, потому что это банально дешевле за счет освобождения от налогов и прочего, стоимость услуги для конечного клиента естественно будет ниже, и ему это выгодно и удобно. Но, с точки зрения государства, это так называемое серое неправовое поле, и это все любыми механизмами привинчивается, закручивается и так далее.

Владимир: А вот чего боится государство?

Андрей: Недополученных налогов. То есть в основном с подобными исполнителями приходится рассчитываться наличными, либо какими-то карточными переводами, и все это, естественно, проходит мимо налоговой кассы, государству это не интересно.

Владимир: Как вы считаете это должно быть выстроено? Чтобы комфортно было и государству, и конечному клиенту?

Андрей: Была достаточно неплохая, здравая попытка государства ввести так называемый статус самозанятого гражданина, который позволял бы при минимальном оформлении документов заниматься каким-то зарабатыванием денег и самостоятельно рассчитываться по всем налогам. Но попытка оказалась неудачной. Насколько я помню, самостоятельно во всей России зарегистрировалось порядка 200-300 человек.

Владимир: А что это? Это упрощение формата ИП?

Андрей: Да. Это попытка пересоздания формата ИП. То есть ты платишь Х рублей и больше ни о чем не думаешь.

Владимир: Ну, это на самом деле удобно, потому что все-таки быть индивидуальным предпринимателем требует, во-первых, времени, во-вторых, навыков, которые не всем гражданам доступны, например, сдача налоговых отчетов. Как вы думаете, удастся нашему государству то, что оно пыталось переизобрести?

Андрей: Оно продолжает попытки. Не помню точно, но, по-моему, в течение последних трех месяцев было какое-то совещание президента, в том числе на эту тему, и они вроде решили пересмотреть эту программу, потому что проблема не решена.

Смеркис и ТолмачевВладимир Смеркис и Андрей Толмачев

«Ритейлеры не хотят работать с сервисами как с юридическими лицами»

Владимир: Андрей, из чего состоит паззл вашего сервиса? Ведь, кажется, все просто: приложение, в котором общаются покупатели и курьеры в магазине, — и происходит магия. Но за магией стоит достаточно много процессов. Вот какие процессы у вас есть, какой такой юзер-экспириенс путь проходит и что под капотом?

Андрей: Ну, для того, чтобы вся эта магия работала, нам пришлось с самого начала полностью писать код самостоятельно, то есть мы не нашли готовых инструментариев, готовых блоков, которые бы удовлетворяли всем требованиям бизнеса.

Владимир: А что это за блоки?

Андрей: Так называемая серверная часть, где хранится и работает все в облачных структурах. Потом, у нас несколько мобильных приложений — для клиента, для сборщика, для курьеров.

Владимир: Хорошо, из чего состоит, понятно. Ну и финансовая история, да?

Андрей: Финансовая история — это отдельная интересная тема, потому что все ритейлеры, заключая договора, категорически не хотят работать с сервисами как с юридическими лицами. То есть никаких оплат по безналу, никаких счет-фактур и так далее. Это очень сильно ломает регламенты, потому что мы закупаемся в обычных магазинах для обычных людей, то есть это обычные кассы. И для того, чтобы соблюдать все условия, все нужды нашего финансового законодательства и бухгалтерского учета, мы пошли по пути того, что нам под заказ один из банков написал абсолютно новый продукт, и с использованием корпоративных карт мы в белую работаем, не нарушая ничего. Но при этом мы работаем быстро, гибко и можем включать / выключать практически любые сети по всей стране моментально.

Владимир: В общем, без придумывания велосипеда стартап не строится, и вам пришлось в таком, казалось бы, простом деле, как расчет с магазинами, делать совместно с банком новое решение.

Андрей: Да, причем это решение банк сейчас продает как отдельный продукт, то есть оно нашло свой спрос.

Владимир: Давайте про группы ваших сотрудников. Из чего состоит golamago в плане людей?

Андрей: Ну, основная часть команды на текущий момент — это все-таки программисты и разработчики, их достаточно много. Мы собрали людей из лучших проектов России, которые в каждой своей сфере либо лидеры, либо очень сильны. Вторая большая группа — это логистическая составляющая, те самые сборщики, курьеры. Кто-то из них работает в штате, кто-то в сторонних компаниях. Мы агрегируем мелкие курьерские компании, чтобы они не простаивали. Ну и есть обычные курьеры, в той самой убер-модели, с которыми мы работаем опять же в белую.

Владимир: И предоставляете людям возможность дополнительного заработка.

Андрей: Да.

«В современном мире свободное личное время — это одна из самых дорогих субстанций»

Владимир: Многие привычки за последние годы и за последние десять лет уж точно очень сильно изменились. Если раньше мы звонили, договаривались за неделю о встрече с друзьями или родственниками, если кто-то не приходил, это было уже похоже на катастрофу, если раньше мы бежали выключить ночной телевизор, а теперь это делаем при помощи пульта. Вот как меняются в убер-экономике привычки людей, и есть ли в этом что-то плохое или все-таки больше хорошего?

Андрей: Ну, основной тренд диджитализации, уберизации, приводит к тому, что люди все больше и чаще начинают заказывать здесь и сейчас, то есть люди не готовы ждать. И в современном мире свободное личное время — это одна из самых дорогих субстанций, ее сложно измерить деньгами. Все подобные сервисы как раз и позволяют сэкономить время для того, чтобы потратить его приятнее.

Владимир: Если мы говорим про покупку продуктов, раньше люди в выходной день планировали поехать в торговый центр с семьей, там были и аттракционы, и кафе, и магазины. Это было такое времяпрепровождение. Не забираем ли мы, и вы в частности, у людей эту возможность?

Андрей: Нет, мы даем им право выбора. То есть ничего не мешает той же семье спокойно съездить в тот же торговый комплекс, погулять там, потратить время, но не тратить его на то, чтобы ходить по прилавкам и таскать бутылки с водой на неделю. Они могут доверить это нам и в то же время гулять всей семьей по торговому центру, получая удовольствие.

Владимир: Поговорим про то, как меняются потребительские запросы в целом и требования к такого рода приложениям. Потому что с этими приложениями по заказу и готовой еды, и ресторанной еды, и продуктов, и товаров, помимо того, что люди требуют здесь и сейчас что-то получить, какие еще тренды вы видите?

Андрей: Самый большой тренд — это то, что люди могут терпеть опоздание, но не будут терпеть несоблюдение качества либо некорректное к себе отношение. То есть очень многие не готовы общаться по телефону. Они пользуются какими-то сервисами, заказывают еду, такси, но они не хотят общаться при этом голосом. Люди все меньше пользуются голосовой связью, переходя в переписки.

Второе — это то, что какие-то устоявшиеся привычки, например, пощупать все самому, изменяются с появлением интернет-магазинов, когда люди заказывают, не видя и не щупая. Сейчас это начинает приходить через основной распространитель в подобных механиках — это такси. Такси очень сильно поменяло все привычки, люди стали спокойно относиться к каким-то заказам незнакомых им лично людей без использования голосовой связи, и вот с этого началась диджитализация всех остальных структур.

Владимир: Андрей, скажите, пожалуйста, вот через 5–10 лет, в частности, с электронной коммерцией к чему мы придем? Или куда тренды смотрят, как это все будет выглядеть? Мы видим пример Amazon Go, когда люди заходят в живой магазин, никаких карточек они не достают и просто берут продукты с прилавков, и у них с карточки списываются деньги, мы видим много фантастических фильмов, вот вы как на это смотрите?

Андрей: Я не ожидаю, что за пять лет что-то сильно поменяется. Сейчас тренды идут к тому, что офлайн и онлайн, которые раньше существовали сами по себе, начинают объединяться. И тот же Amazon, добившись успеха в онлайне, начинает активно переходить в офлайн, для того, чтобы полностью перекрыть для своих пользователей все форматы взаимодействия и осуществления покупки-продажи. И эта тенденция просматривается не только у Amazon, но идет по всему миру. То есть производители, ритейлеры, которые хорошо чувствуют себя в офлайне, пытаются выставить себя в онлайн, в онлайне какие-то маркетплейсы не могут существовать без офлайна. То есть самый мощный тренд — это объединение.

Владимир: Если так, из футуризма немного: как это будет, будут ли люди сами принимать решение, что они заказывают, или благодаря их желаниям и рациону будет уже подбираться что-то? Как вы смотрите на рынок умной электроники, IT-решений в плане заказа нужной воды для чайника, чтобы не было накипи, или холодильник, который заказывает воду или продукты, которые закончились, например, в том или ином отсеке. Будет ли такая предиктивная штука? Вы ведь достаточно много данных собираете, сейчас мир больших данных, блокчейна и всего остального. Это будет как-то реально использоваться? Что мы увидим из такого футуристического?

Андрей: Я думаю, основные изменения на рынке будут происходить благодаря беспилотной технике. Тот же блокчейн, который везде и всюду пытаются сейчас впихнуть, скорее всего, найдет свое применение и в логистике продуктов. Интернет вещей — очень мощный тренд, пока непонятно, куда и как это все придет. Но я не думаю, что это все произойдет и сильно поменяется в течение пяти лет. Скорее всего, должно уйти поколение. Вот наши дети к своему 30-летию будут жить уже чем-то новым.

Владимир: Андрей, какие сложности роста вашей компании вы видите? Почему бы вам не открыться в новых городах и не добавить там еще 500 магазинов? Какие сложности существуют и как вы их собираетесь преодолеть?

Андрей: Основные сложности, наверное, у всех одинаковые. Это большой CAPEX и при масштабировании сохранить контроль качества. Мы в принципе знаем, как со вторым бороться, но с CAPEX не поборешься — тут только при привлечении инвестиционных денег, потому что мы пока что не являемся доходными и не можем жить на свои. Все, что касается подключения новых городов и магазинных сетей — у нас есть четкий план, и мы будем его придерживаться.

Владимир: Ну что ж, мы желаем вам удачи. Спасибо!


Материалы по теме: 

Скажите «нет» вашим складам: как выйти на рынок доставки продуктов из супермаркетов


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Russian Startups Go Global 2018
1 декабря 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase