«Это был настоящий рок-н-ролл»: как я создала барбершоп, где работают только девушки

Елизавета Соколова
Елизавета Соколова

Генеральный директор барбершопа «Барбарелла»

Расскажите друзьям
Полина Константинова

Елизавета Соколова, генеральный директор барбершопа «Барбарелла», рассказала Rusbase о развитии рынка парикмахерских услуг для мужчин в Москве и объяснила, почему решила оставить работу в PR и создать свой барбершоп, где все мастера – девушки.

Как начинал развиваться рынок

Идея открыть свой барбершоп с барберами-девушками посетила меня, когда я только пошла учиться искусству мужской стрижки. Тогда, в 2013 году, это была новая свободная ниша, девушек в барбершопы не брали, так как их маркетинговая концепция подразумевала закрытое мужское сообщество, клуб, где царит подчеркнуто брутальная атмосфера. Подобный сексистский подход хорошо продавался – барбершопы сразу выделились на фоне традиционных салонов красоты.

Новый формат было удобно позиционировать и продвигать – был создан новый узкоспециализированный рынок. Как грибы после дождя начали открываться однотипные заведения – первые игроки на рынке сильно не заморачивались на тему своего УТП, философии бренда и прочих премудростях, необходимых для создания конкурентоспособного бизнеса.

Так началась «золотая лихорадка». Буквально за три года Москву и регионы России поделили между собой те бренды, которые сконцентрировались на продаже франшиз и широкой экспансии.


Почему я решила стать барбером

Я была одной из первых девушек-барберов в Москве, когда еще мало кто знал, что такое барбершоп. Это был настоящий рок-н-ролл. Ощущение эксклюзивности и уникальности. По образованию я экономист-международник. До того, как стать барбером, я 6 лет работала пиарщицей в крупной транснациональной корпорации.

Решение кардинально сменить профессию – это очень смелый шаг. В моем случае оно пришло на волне экзистенциального кризиса. Да, у меня была престижная работа, но в какой-то момент мне стало там очень тесно. Моя жизнь и карьера идеально вписывалась в социально одобряемый сценарий, но чувствовала себя я в нем как в красивой декорации.

Елизавета Соколова

По сути, меня прижало к стенке очень четкое осознание, что это все не было моим личным выбором. Это было следование определенным ожиданиям окружающих – значимых для меня людей – для которых в этой роли я была правильной и хорошей. Моя неуемная энергия, бунтарский дух и желание творчества просто «выперли» меня из той уютной системы, в которой я жила.

Понимание, куда мне идти – а решила я идти в барбершоп – пришло как инсайт. Короткого, очень яркого озарения хватило, чтобы взять и смело шагнуть вперед без каких-либо гарантий, что у меня получится. Это было то самое «сейчас или никогда». Удобный момент никогда не наступит – спустя годы я точно могу это сказать. Чтобы получить что-то большее, то, что хочешь именно ты, надо выйти из зоны комфорта, рискнуть и твердо верить, что твое решение правильное.


Как я создавала свой барбершоп

Став девушкой-барбером, я сразу начала заявлять о себе – мой PR-бэкграунд очень в этом помог. Да, мне стоило большого труда сломать сексистские шаблоны в этой сфере, но в итоге я смогла устроиться в классический барбершоп, где все остальные мастера были мужчины. Довольно быстро я стала самым популярным мастером. Мои коллеги изначально были настроены скептически, но скепсис быстро развеялся – я сумела правильно себя подать.

Считаю, что мой секрет успеха – в коммуникабельности. У каждого человека есть суперспособность, свою я раскрыла – это нетворкинг, радикальный оптимизм, заразительное жизнелюбие и умение создать вокруг себя позитивную атмосферу.

Работая там, я начала думать о создании собственного бренда – барбершопа наоборот, где мастерами будут девушки. Это был прагматичный расчет – сыграть на противоходе. Совершенно очевидно, что любая однобокая, слишком радикальная концепция должна быть уравновешенной. У людей должен быть выбор. Огромное количество мужчин предпочитают стричься у девушек-парикмахеров.

В барбершопе

Главной трудностью было найти подходящего бизнес-партнера, так как я понимала, что один в поле не воин, и если я хочу сделать крутой бренд, мне нужна поддержка человека, у которого уже есть опыт в бизнесе. У меня была идея, отличное понимание «кухни» барбершопа, лояльная база клиентов и опыт в маркетинге и PR. Но не было инвестиций.

Партнера для проекта я начала искать среди своих клиентов. На это ушло несколько месяцев, но в итоге я его нашла. Это человек, обладающий теми компетенциями и ресурсами, которых нет у меня.

Мы создали ООО. Обязанности разделились естественным образом – он за форму, я за содержание. Деньги привлекли из разных источников. Мне помогли члены семьи и родственники, остальную часть денег дал партнер. Дальше все шло по плану – регистрация доменного имени, создание логотипа и фирменного стиля, поиск помещения, ремонт. На все это у нас ушло 10 месяцев.


С какими сложностями я столкнулась

Самое трудное началось после открытия – у меня был сильный личный бренд и узнаваемость, но я четко понимала, что делаю не барбершоп имени себя, а самостоятельный проект. Со своими ценностями, философией и харизмой. Поскольку мы были первым в Москве барбершопом с барберами-девушками, главной задачей было вызвать доверие у клиентов к этому новшеству, так как в обществе сложился стереотип, что барбершоп – это место, где одни мужчины.

Вторая главная сложность – создание сильной команды. Не все мастера, с которыми мы начинали, прошли «эволюционный отбор». Помимо профессиональных навыков, я большое значение придаю личностным качествам. Также важно, чтобы сотрудники были с тобой на одной волне, смотрели в том же направлении.

В барбершопе

Поскольку мы создали новый тренд, пришлось брать молодых мастеров, которые хорошо стригут, перспективны, но не имеют личной клиентской базы – и уже прокачивать их в рамках своей команды. В случае с парикмахерской успех всего заведения складывается из личных достижений каждого мастера, поэтому путь этот небыстрый. Я могу сравнить это с возделыванием своего огорода – когда ты сеешь семена, ухаживаешь за ростками и ждешь появления первых плодов.

Еще одна сложность – совмещение совершенно разных обязанностей: от непосредственной работы в качестве мастера до управления коллективом, администрирования салона и продвижения бренда. Тут все – от закупки косметики до ведения социальных сетей.


О важности деталей

Что касается специфики парикмахерского бизнеса в России, здесь я не вижу минусов, только плюсы – рынок барбершопов продолжает развиваться. Однако уже сейчас пора задумываться о диверсификации этого бизнеса, поиске «голубых океанов», так как конкуренция возрастает. Важно не терять актуальность, совершенствовать качество сервиса, вводить новые уникальные услуги.

Наш барбершоп – это не только про стрижки и опасное бритье, это еще и про уход за собой как досуг. У нас действительно индивидуальный подход к клиенту, ведь девушки-мастера гораздо более эмпатичны по своей природе и к профессиональным навыкам добавляют заботу и женский взгляд на мужскую привлекательность. Я считаю так – есть масс-маркет, а есть продукты для гурманов. Так вот «Барбрарелла» – это именно для гурманов.

В барбершопе

У нас очень необычный интерьер – мы его полностью создавали сами, нам помогали наши друзья-художники и скульпторы. На стенах – рукотворные панно и роспись, винтажная мебель и детально продуманная планировка. Ведь я сама мастер, и очень хорошо знаю, что нужно для удобства клиентов и мастеров.

Наш барбершоп – это еще и арт-площадка, у нас выставляются молодые художники. Раз в несколько месяцев мы меняем экспозицию, проводим выставки.

Их работы также можно купить. У нас все продумано до мелочей – от профессиональной кофемашины до ассортимента косметики. Нет ни одной случайной детали. Поэтому я говорю, что «Барбарелла» – это оазис. Все для мужской красоты и приятного отдыха!


Как создать успешную команду

Залог успеха нашего барбершопа – мой сильный личный бренд, но это одновременно и минус. В перспективе мы нацелены на масштабирование бизнеса, поэтому необходимо выстроить работу таким образом, чтобы мой личный вклад как мастера не имел такой большой удельный вес в выручке заведения.

Для меня главный принцип построения сильной команды такой: «Стая копирует вожака». Иными словами – «делай как я». Причем это не столько прямые указания, сколько воспитание личным примером. Здесь очень многому приходится учиться в процессе.

Если у тебя есть какие-то претензии к работе подчиненных,  то сначала обрати внимание на себя: меняешься ты, меняется и ситуация в коллективе. Это большая личная ответственность.

Поскольку у нас работают барберы-девушки, мы предлагаем гораздо больше услуг по уходу, и это хорошо воспринимается нашими клиентами. У нас есть уникальные услуги, например, японский спа-масссаж головы. Он пользуется большой популярностью. Также помимо стрижек, моделирования бороды и традиционного опасного бритья, мы развиваем дополнительные сервисы – камуфляж седины, эпиляция ушей, носа, шеи горячим воском, под запрос – окрашивание (у нас были клиенты, которые красили волосы в розовый цвет). В перспективе планируем ввести мужской маникюр и педикюр.


О различиях российского и западного рынков

У нас еще с советских времен принято считать, что все западное гораздо лучше нашего. Но это далеко не так. И в первую очередь это касается всех видов бьюти-услуг.

Мои клиенты, которые посещали барбершопы в Лондоне или Лос-Анжелесе, признают, что такой уровень качества, как в Москве, они не встречали нигде в мире. К стрижкам и бьюти-сервису там относятся гораздо проще.

Наши мастера очень педантично относятся к тому, что делают, инструменты покупают самые лучшие и на них не экономят, постоянно посещают мастер-классы, участвуют в парикмахерских конкурсах. Быть парикмахером у нас – в Москве так точно – престижно и выгодно.

В Европе парикмахеры работают на окладе, у нас – на проценте. Поэтому они лично заинтересованы в том, чтобы быть лучшими, от этого напрямую зависит их доход. Хороший мастер зарабатывает наравне с руководителем отдела крупной компании.


Я знаю всех своих клиентов по именам

До появления барбершопов мужчина для салона красоты был невыгодным клиентом. У женщин средний чек гораздо выше, и салонным мастерам было неинтересно развивать навыки мужской стрижки.

Между мужским и женским парикмахерским сервисом – бездна. У них совершенно разная специфика с технической точки зрения. Раньше существовало две крайности – стрижки в эконом-парикмахерской за пару сотен и дорогой салон, где мужчину качественно стригли за несколько тысяч рублей. Салонные мастера не умели делать мужские стрижки быстро и качественно.

С появлением барбершопов началось развитие мужского бьюти-сервиса. Была установлена справедливая цена на стрижку – в среднем по Москве 1500-2500 рублей. Мастерам стало выгодно стричь мужчин и углубляться в эту тему с профессиональной точки зрения.

Елизавета Соколова

Парикмахерская – это весьма непростой бизнес. Здесь большое значение имеет человеческий фактор, сами мастера и их отношение к людям. Чтобы быть парикмахером, надо любить людей, иначе ничего хорошего не получится. Я считаю, что секрет успеха – когда ты делаешь не только стрижку, но и даришь человеку позитивные эмоции.

Стрижка – это очень личное, каждому важно, как он выглядит. Здесь нельзя относиться к клиенту бездушно.

Поэтому я транслирую социально ответственный подход к парикмахерскому бизнесу. Когда ты в равной мере создаешь лучшие условия для своих сотрудников и для клиентов. Счастливые сотрудники = счастливые клиенты. Я стараюсь выстраивать с клиентами отношения, всех знаю по именам и интересуюсь, как у них дела.


Кому точно не стоит развивать такой бизнес

Для человека увлеченного нет ничего невозможного. Если он по духу лидер, то даже в условиях конкуренции сумеет реализовать себя. Парикмахерское искусство – это все же творчество. Бизнес, помимо творческих способностей, требует прагматизма, дисциплины и стратегического мышления.

Тут надо сразу для себя понять – готовы ли вы заниматься административной работой. Если хочется остаться парикмахером, но работать на себя, то лучше арендовать кресло в салоне. Если вы хотите создать свой проект – готовьтесь к тому, что придется сильно перестроить мышление.

Свой бизнес – это когда ты причина всего. Без тебя ничего не появится само. От мыла в уборной до новых клиентов. Любой вопрос – только к тебе. И здесь иной раз уже совсем не до творчества.

Если ты делаешь бизнес сразу «на чистовик», без всяких «это мы доделаем потом», то расходы на содержание заведения и административного аппарата весомы, однако на точку безубыточности мы вышли за первые полгода.

В барбершопе

Сейчас нам 10 месяцев, динамика развития исключительно положительная, выручка увеличивается в среднем на 10-15% в месяц. Количество новых клиентов растет, их возвращаемость составляет более 80%, средний чек – 2300 рублей.

Нас часто спрашивают про франшизу, но мы не торопимся – активная экспансия плачевно сказывается на качестве услуг. Это уже подтверждено опытом наших коллег. Я задумывала барбершоп как мужскую парикмахерскую с духовной составляющей, где искреннее отношение к каждому конкретному человеку во главе угла. И мне, и моим сотрудникам действительно важно, как будет чувствовать себя человек с этой стрижкой и в каком настроении уйдет от нас. Ведь мы продаем не просто услуги, а хорошее отношение, заботу и участие к людям.


Материалы по теме:

Чтобы попасть на стажировку в Lingualeo, мне пришлось считать выручку барбершопа

Как правильно расставить приоритеты вместе с командой за 7 шагов

Основали стартап? Теперь ваша новая должность — главный стратег

Как я мотивирую свою команду, когда на это особо нет ресурсов

«Если вы хотите четверых людей в команду, лучше наймите шестерых». 30 тезисов о грамотном HR


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
AIOne
14 декабря 2018
Ещё события
Реклама помогает Rusbase


Разместить рекламу



Telegram канал @rusbase



Реклама помогает Rusbase


Разместить рекламу