Top.Mail.Ru
Колонки

Почему владельцы западных брендов, которые ушли с российского рынка, продолжают подавать иски об авторских правах

Колонки
Карен Мусаелян
Карен Мусаелян

Юрист и патентный поверенный

Ольга Тройникова

Юрист и патентный поверенный Карен Мусаелян рассуждает о том, почему владельцы западных брендов, которые ушли с российского рынка, продолжают подавать иски об авторских правах к российским компаниям.

Почему владельцы западных брендов, которые ушли с российского рынка, продолжают подавать иски об авторских правах

 

JBL против «Урала» и Vipe

В декабре этого года стало известно, что американская компания Harman, которой принадлежит бренд JBL и которая уже покинула российский рынок, проиграла суд производителю колонок «Урал». Суть спора ― сходство с колонками JBL. По мнению Harman, «Урал» скопировал дизайн продукта. 

В этом деле истец апеллировал к результатам опроса ВЦИОМ о сходстве колонок JBL и «Урал». Но ответчик усомнился в методике исследования, тем более что отретушированный логотип JBL на фото, которое показывали респондентам, угадывался, в отличие от полностью стертого логотипа российского конкурента. «Урал» представил в суде результаты другого опроса, проведенного лабораторией социологической экспертизы Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук. Оказалось, что 91% респондентов все-таки могут отличить колонки двух брендов. Большинство опрошенных также ответили, что дизайн колонок «Урал» не копирует элементы дизайна колонок JBL. В сентябре 2023 года арбитражный суд принял сторону «Урала».

А 27 сентября прошел очередной этап судебного процесса Harman и отечественной компании Drivix, производителя колонок Vipe, по делу о защите патентных прав. Суд отменил предыдущие решения, в которых суды согласились с антимонопольной службой в том, что Drivix совершил акт недобросовестной конкуренции в отношении Harman. В свете новой волны борьбы ушедших компаний за интеллектуальную собственность этот кейс показательный. И вот почему.

Разбирательства двух компаний лежат в плоскости антимонопольного законодательства. Суды против Drivix начались в 2021 году. Harman обвинила Drivix в недобросовестной конкуренции. Якобы российский производитель намеренно скопировал запатентованный дизайн JBL, нарушив промышленные патенты. Истец потребовал выплатить компенсацию в размере 5 млн руб. А в качестве доказательства представил данные исследования ВЦИОМ, согласно которым 69% опрошенных признали внешнее сходство колонок Vipe и JBL. Больше половины участников опроса согласились бы купить Vipe вместо американского аналога. 

Однако имеются обоснованные сомнения в объективности этого исследования. Внешний вид аудиоколонки не является чем-то уникальным и находится в общественном достоянии. Все подобные саундбоксы походят друг на друга в силу функциональных особенностей. Похожие по дизайну колонки продаются и в США, но Harman с ними почему-то не борется. 

Все сервисы и компании, связанные с релокацией, на одной карте

Арбитражный суд рассматривал обжалование решение УФАС со стороны Drivix. Первый иск Harman был оставлен без рассмотрения по процессуальным основаниям (Drivix удалось доказать, что американская доверенность, выданная российским юристам, недействительна). Повторное обращение с иском будет рассматриваться на заседании в январе 2024 года.

При этом антимонопольная служба изначально выступила на стороне Harman. Регулятор посчитал, что Drivix нарушила патенты. Хотя здесь налицо противоречие: в патенте Harman указаны конкретные особенности их дизайна. Например, уникальные углубления, которых в колонках Vipe нет. Однако в своих жалобах Harman ссылается не на эти особенности дизайна, а на элементы, присущие большинству колонок в мире: вертикально ориентированные корпус и его элементы, трапециевидное сечение и. Такие «родовые признаки» товара не являются охраняемыми, так как используются в различных изделиях с 2007 года. Этот момент УФАС и суд не учли.

Drivix подала кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам, который в конце октября отменил решения всех нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

 

Чему учит нас кейс Drivix 

Drivix и «Урал» одни из немногих компаний, которые решились довести дело до разбирательства в суде с такой большой корпорацией. Однако Harman в конце 2022 года продлил полномочия своим юристам, выдал новую доверенность, что говорит о намерении компании и дальше защищать свои авторские права.

Здесь важно, что, несмотря на тренд на импортозамещение, российский суд не сразу поддержал отечественного производителя. А значит, российскому бизнесу все свои разработки и товарные знаки необходимо патентовать и следить за тем, чтобы не нарушать чужие интеллектуальные права. Сегодня многие относятся к этому как к ненужной трате денег и времени. Но столкновение с подобными исками в судебной практике может оказаться еще более дорогостоящим и драматичным. 

После «ухода» западных брендов российский бизнес кинулся заполнять освободившиеся ниши. Кто-то запустил производство аналогов. Кто-то зарегистрировал товарный знак, созвучный с известным брендом. Многие включились в параллельный импорт. Но, как показывает судебная практика, все эти действия могут нарушать интеллектуальную собственность зарубежных брендов. 

Не стоит думать, будто заявление бренда об уходе позволяет делать все что угодно. Во-первых, такие заявления могли быть вынужденными: еще в 2022 году некоторые компании, например, Uniqlo до последнего сохраняли и поддерживали штат сотрудников. Терять российский рынок для них не критично, но ощутимо. Во-вторых, даже официально покинувшие нашу страну бренды все еще остаются в правовом поле России и готовы защищать свою интеллектуальную собственность. 

Интерес к российскому рынку крупные иностранные бренды не потеряли. Они продолжают судиться по вопросам интеллектуального права, более того, пытаются регистрировать в Роспатенте новые товарные знаки, а в случае отказа идут в суд. 

В-третьих, несмотря на политическую риторику и планы по импортозамещению, российские суды зачастую принимают сторону пострадавших правообладателей.

 

Запретное яблоко

Apple ― пример бренда, который ушел из России, но российский рынок, судя по всему, терять не намерен. Компания продолжает пристально следить даже за малейшими нарушениями своей интеллектуальной собственности. За это в России отвечает Melling Voitishkin&Partners, официальный патентный поверенный Apple Inc. Осенью этого года производитель iPhone направил в Палату по патентным спорам возражение к товарному знаку небольшой семейной компании «Орловский сад». Все дело в том, что те использовали изображение яблока и английское слово «apple» при создании своего бренда ― Ecoapple. На первый взгляд, с миром смартфонов микробизнес никак не связан. Компания занимается производством и продажей пастилы и сухофруктов. Но у «Орловского сада» есть онлайн-курс по сушке сухофруктов, а онлайн-обучение пересекается с деятельностью Apple. К продаже сухофруктов и кондитерских изделий у американской корпорации претензий нет. 

Откуда такая жесткая реакция? Дело в том, что зарубежные бренды действуют на перспективу. Рано или поздно придет время вернуться на наш рынок. И чтобы возвращение прошло максимально комфортно, интеллектуальная собственность должна остаться сохранной, а местный рынок очищен от аналогов, реплик и смысловых задвоений. Даже если это совсем отдаленный логотип: у «Орловского сада» и яблоко не надкушенное, и листок на нем повернут в другую сторону.

Аналогичную позицию занимают и другие бренды. Например, бренд Calvin Klein покинул российский рынок, но продолжает отстаивать свои авторские права. С октября 2022 года американская компания Calvin Klein Trademark Trust успела подать более 60 исков против правонарушителей ее бренда. То же самое происходит и с брендом Levi Strauss.

 

Пеппа наносит ответный удар

Жесткая политическая риторика не мешает истцам из «недружественных» стран успешно отстаивать свои права в суде. Хорошим примером служит кейс «Свинки Пеппы». Да, она тоже покинула страну после начала спецоперации. Правообладатель мультфильма ― британская Entertainment One UK Ltd ― возмутился тем, что кировский предприниматель Иван Кожевников продавал конструкторы с изображением Свинки Пеппы. Возник вопрос к законности изображения мультперсонажа. 

Исковое заявление было подано в сентябре 2021 года. Однако позже в дело вмешалась геополитика. И уже в марте 2022 года иск «Пеппы» Кировский суд отклонил, сославшись на то, что истец находится в недружественной юрисдикции и уже тем самым «злоупотребляет правом». Но второй апелляционный суд в октябре 2022-го все-таки пересмотрел решение в пользу британской компании.


По теме: Российский производитель игрушек заплатит 33 млн рублей штрафа за свинку Пеппу


 

Сценарии будущего

Публично многие зарубежные компании от российского рынка открестились. Однако по-прежнему оставляют за собой право вернуться. Кто-то продает свой бизнес с опцией обратного выкупа. Яркий пример ― McDonald's. Компания продала российское подразделение, но оставила себе люфт в 15 лет, в течение которых может выкупить бизнес обратно. 

Многие снимают вывеску бренда и передают бизнес местному топ-менеджменту. Так, например, поступила «большая четверка» аудиторов. Фактически эта схема позволяет законсервировать бизнес до лучших времен, сохранить контакты и связи для возможного возвращения в будущем. 


По теме: Кто проводит большие сделки в России


Обострившаяся борьба за интеллектуальную собственность ― один из признаков, по которым можно судить о реальных целях зарубежных игроков. Иностранные производители заботятся о своих репутационных рисках. Важно, чтобы за время отсутствия бренда рынок не наполнялся подделками и брендами со схожим названием. При этом общий срок исковой давности по таким делам составляет 3 года с того момента, как правообладатель узнал о нарушении. Поэтому действовать иностранным компаниям приходится уже сегодня. Ведь потом будет трудно объяснить суду, почему ты знал о нарушениях много лет, но бездействовал. Пути возвращения в Россию нужно продумывать заранее.

 

Возвращение «Абибаса»

Многие сейчас регистрируют собственные марки, схожие по звучанию с ушедшими брендами. Например, летом «Ивановская текстильная компания» выпустила бренд Ushiqlo, очень уж напоминающий японский Uniqlo. Появился и товарный знак Zarina Home, созвучный с ушедшей Zara Home. Под новым брендом будут продавать ровно то же самое ― товары для дома. Осенью в Роспатент поступила заявка на регистрацию знака Abibas. Логотип «Абибаса» очень похож на немецкий оригинал. Только вместо трилистника ― три семечки. 

Такая бизнес-стратегия довольно опасна. Решение бренда прекратить работу в России не отменяет действия товарного знака на территории страны. Права на него действуют 10 лет с момента регистрации в Роспатенте. Например, товарный знак Adidas все еще принадлежит немецкому правообладателю, и в апреле 2022 года его регистрация в России была предусмотрительно продлена. А в 2023 году и сам бренд вернулся в Россию: теперь спортивную одежду и кроссовки Adidas и Reebok продают в магазинах ASP дистрибьютора Lestate. Первая точка открылась 9 декабря в аутлете «Белая дача». Так что попытка скопировать логотип и название знака может привести к суду и многомиллионным штрафам. И даже менее значительное сходство между брендами может спровоцировать судебное разбирательство.

Фото на обложке: Freepik

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как проблема патентной системы способствует нелегальному мигранству и дырам в бюджете страны
  2. 2 Важно сохранить интеллектуальную собственность? Рассказываем, как это сделать
  3. 3 Администрация президента не одобрила поправки к законопроекту об оборотных штрафах за утечки данных
  4. 4 Бухгалтерская экспертиза для бизнеса
  5. 5 Как проверить бренд на гринвошинг
DION
Что ждет рынок корпоративных коммуникаций в 2024 году?
Подробнее