Колонки
DIG(IT)AL

Оцифровка госсектора: как получить эффекты и определить правильные векторы технологического развития

Колонки
Сергей Плуготаренко
Сергей Плуготаренко

Директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК)

Ирина Печёрская

Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) — о digital-революции в государстве, первых эффектах проводимых в мире экспериментов и роли цифрового консалтинга в успешной трансформации госаппарата.

Оцифровка госсектора: как получить эффекты и определить правильные векторы технологического развития


В проекте Dig(IT)al рассказываем о технологиях, которые помогут вам заработать. Переходите на цифровую сторону бизнеса.


Государство, следуя по стопам бизнеса, все чаще задумывается о цифровых инструментах и их внедрении. При этом цифровая трансформация для государства не менее эффективна, чем для бизнеса и несет аналогичные эффекты: сниженные издержки, повышенную производительность, более высокий уровень сервиса и персонализации услуг. По оценкам аналитиков McKinsey, некоммерческая цифровизация могла бы генерировать более $1 трлн ежегодно в мировых масштабах.

Несмотря на то, что процесс трансформации госсектора уже запущен, мы все еще находимся на ранних стадиях оцифровки, и ни одно государство пока не вступило на плато максимальной продуктивности. Так, согласно Deloitte, только 13% стран достигли цифровой зрелости, тогда как большая часть, 60%, находится в стадии развития. Пандемия, вероятно, заметно ускорит адаптацию госаппарата к цифровым трендам: согласно недавнему исследованию американской технологической компании Granicus, 61% опрошенных чиновников уверены, что COVID-19 ускорил темпы оцифровки правительственных структур.  

fizkes/shutterstock.com

Что уже оцифровано в госсекторе?

Согласно Deloitte, переосмысление процессов в государственных организациях с участием цифровых технологий позволяет применять  новые, более ценные сервисные модели для населения. Условно их можно разделить на пять категорий:

1. Коммуникация с госорганами.

Единые цифровые платформы. Сегодня многие государства, включая Россию, имеют мультифункциональные порталы госуслуг. Жители Соединенного Королевства могут узнать последние новости в стране, а также оставлять заявки на оформление различных документов — например, замена паспорта через платформу Gov.uk. Аналогичный сервис есть и в Мексике, который суммарно предоставляет более пяти тыс. госуслуг

Оцифрованный сервис лежит в основе более качественного обслуживания, но это только эффект первого уровня. По мнению аналитиков McKinsey, внедрение единых порталов может положительно сказаться в целом на экономическом росте страны. 

Мобильные сервисы. Государство не только запускает собственные мобильные приложения, но и интегрирует свои услуги в сторонние сервисы. Так, например, в Китае более 200 государственных сервисов встроено в WeChat — самую популярную платформу в стране с 1,17 млрд активных пользователей в месяц в первом квартале 2020. Человек может просмотреть актуальную информацию о своем образовании, уровне пробок, тогда как бизнес может даже подать заявку на определенные лицензии и сертификаты. Помимо этого, государство общается с населением через приложение Toutiao, где публикуются новости. Его отличительная особенность  — генерация персонализированной подборки рекомендаций в зависимости от предпочтений пользователя, которой занимается искусственный интеллект.

2. Оплата государственных и муниципальных услуг. 

В Соединенном Королевстве есть отдельный финтех-агрегатор, с помощью которого государственные организации, подобно e-commerce, могут принимать все виды онлайн-платежей. В последнее время тренд на бесконтактную оплату различными способами распространяется и в офлайне.  В Беларуси практикуется бесконтактная оплата проезда в общественном транспорте по QR-коду через приложение.  А в Калининградском транспорте запущена система электронных билетов

3. Регистрация бизнеса. 

Полный переход всех регистрационных действий в удаленный режим способствует снижению порогов для предпринимателей. Например, в Эстонии частный бизнес может легко получить статус e-резидента без посещения физических отделений госструктур и вести отчетность полностью онлайн. На данный момент количество зарегистрированных компаний превышает 13 тыс. Это способствует развитию цифровой культуры и ИТ-сектора, в частности, на который приходится 7% ВВП.  Для сравнения: в прошлом году в России доля ИТ в ВВП страны составила 0,9%.

4. Персональные данные граждан. 

Суть Digital ID для граждан в том, чтобы хранить всю информации о человеке в едином месте. Это позволит предоставить бесшовный опыт пользования электронными госуслугами и упростит цифровой документооборот. Таким образом, Digital ID лежат в основе качественного и эффективного удаленного обслуживания. 

Они уже созданы и используются в разных странах — например, в Соединенном Королевстве. Аналогичный проект запустила и Россия: у нас, помимо единого хранения данных, система будет использовать профили для персонализации, предлагая услуги, релевантные для определенной категории граждан. Планируется, что система будет разработана к 2023 году. А уже с 2021 россияне могут завести себе электронные трудовые книжки.

15 топ-менеджеров, которые вывели свои компании на лидирующие позиции в рейтинге ESG.

Как страны определяют вектор развития цифровой трансформации?

Оцифровка госаппарата — нелегкая задача: ведь на кону стоят деньги налогоплательщиков, которые должны быть вложены с умом. В целом трансформация очень индивидуальна. Как показывает опрос госорганизаций Deloitte, даже мотивация сильно отличается от страны к стране. Так, например, в Соединенном Королевстве драйверами цифровизации для 56% госкомпаний являются издержки и бюджетное давление, тогда как в Канаде для 64% на первом месте стоят потребности населения. 

Вне зависимости от мотиваторов государства ставят в приоритет цифровую трансформацию. Для того, чтобы регулировать инициативы во всех индустриях создаются уполномоченные органы. Например, The United States Digital Service (Цифровой сервис США) должен изменить взаимодействие чиновников и американских налогоплательщиков. А Соединенное Королевство в феврале 2016 года объявило о создании нового консультативного совета, который должен был помочь сформировать программу цифровой трансформации и государственных цифровых услуг. 

Сегодня правительства начинают осознавать значимость консалтинга и специализированной экспертизы в сфере системного подхода к технологической трансформации. Лидеры этого подхода — Соединенное Королевство и США вошли в топ-10 e-государств рейтинга ООН 2020 — прибегают к сторонней помощи. Например, Бюро Переписи населения США еще пять лет назад начало сотрудничать с консалтинговой компанией Accenture. Подрядчик помог трансформировать цифровое взаимодействие, улучшив онлайн-коммуникацию и упростив доступ к информации на платформе Census.gov. 

Зачем государству получать консультацию извне?

Цифровой консалтинг — не панацея от всех бед, а скорее лакмусовая палочка, которая позволяет определить правильный вектор развития. В зависимости от уровня цифровой зрелости государство сталкивается с различными трудностями, многие из которых преодолеть самостоятельно невозможно. Так, например, согласно Deloitte, к типичным барьерам в начале цифрового пути относятся:

  •  отсутствие стратегии, предпринимательского духа и готовности принимать риски;
  • слишком большое количество конкурирующих приоритетов;
  • отсутствие организационной гибкости. 

Это основополагающие элементы, которые должны быть правильно выстроены. В противном случае большинство выделенных ресурсов может быть потрачено впустую.

Консалтинговые компании, обладая глубокой экспертизой и большим опытом в сфере цифровых трансформаций, сопровождают государство на всех этапах оцифровки. Они также помогают достигнуть поставленных целей за счет технологических инструментов. Так, например, Дания развернула амбициозную цифровую стратегию с 2011 по 2015 год, в результате которой страна бы полностью предоставляла госуслуги онлайн. Однако изначально в основе концепции лежала не цифровизация, а сокращение затрат, что сдерживало трансформацию. Разработка специальной стратегии для поддержки более широкого спектра вопросов помогла ускорить процесс реализации и достигнуть желаемого результата.  

Трансформация не ограничивается только технологическими трендами: здесь также важны и кадры, которые будут ее осуществлять и поддерживать. Это еще одно направление, где государству может потребоваться помощь экспертов. 

По мнению аналитиков Gartner, кадровый голод является угрозой для цифровой трансформации по всему миру. В России эта проблема рискует приобрести небывалые масштабы. Уже сейчас, по данным доклада Hays Global Skills, в стране ощущается нехватка высококлассных ИТ-специалистов, которая ведет к росту зарплат в секторе. Необходима коллаборации с экспертами по цифровой трансформации и сближение с нуждами рынка, чтобы обучение было релевантным. Такого подхода придерживается, например, Российская ассоциация электронных коммуникаций, которая ориентируется на практические навыки и решения. Так, полуфиналисты конкурса «Цифровой прорыв» должны будут разработать актуальные ИТ-решения для социальной сферы и бизнеса.

Цифровая трансформация многогранна. Она включает в себя не только правильную расстановку приоритетов и выработку релевантной стратегии, но и ее реализацию. Без должного опыта государству будет сложно добиться эффективности с минимальными издержками. Именно поэтому роль цифрового консалтинга для правительств не менее важна, чем для коммерческих организаций. 

Фото на обложке: leungchopan/shutterstock.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Цифровое государство: алгоритм успеха от Сингапура
  2. 2 Шаг к умному городу: как в России цифровизируется ЖКХ
  3. 3 Учимся цифровизации: каких компетенций не хватает сотрудникам для внедрения инноваций
  4. 4 Цифровизация госуправления: как стартапу зайти на гостех-рынок