Представители бизнеса рассказали, почему решили открыть дело за рубежом: пять историй

Елена Абрамова
Елена Абрамова

PR-менеджер Puzzle English

Расскажите друзьям
Полина Константинова

Елена Абрамова, PR-менеджер образовательного онлайн-ресурса Puzzle English, собрала подборку мнений предпринимателей и топ-менеджеров о том, каково это – делать бизнес за рубежом, и спросила, почему их проекты нельзя было запустить в России.

Любопытно, что когда зарубежные бизнесмены начинают делать бизнес в России, соотечественники считают их героями, рискнувшими работать в бизнес-джунглях, и послами, несущими деловую культуру и бизнес-стандарты в непроходимые дебри российской действительности. У нас напротив – российских бизнесменов, успешно работающих за рубежом, иногда готовы приравнять к «перебежчикам».

Странно, не правда ли? Почему бы не поддержать своих за то, что они меняют представление о нашей действительности в глазах зарубежной публики. Тем более, что если просто пообщаться с россиянами, делающими бизнес за рубежом, то окажется, что для них не существует границ, они живут и работают в глобальном измерении.


1. Я уехала из-за экономической ситуации в стране

Ирина Егорова, основатель и управляющая RestorFX Detailing Lab, Испания

Мир большой, открытый и интересный, и нет смысла цепляться за одну страну всю жизнь. Я хочу успеть пожить в разных культурах, научиться работать и делать бизнес еще в какой-нибудь стране. Потому что эмиграция – это полное обновление, обнуление, построение жизни заново. И мне это нравится.

В 2008 году я открыла в Москве оптовый склад одежды секонд-хенд, имея единственного поставщика товара из Дании. Через год география поставщиков выросла до 20 из разных стран, включая Австралию и Канаду, а также поставщиками стали лучшие сток-центры США и Европы. К 2011 году сеть магазинов-покупателей охватывала все регионы РФ, а также Казахстан, Беларусь и Украину. Это был сложный, но прибыльный налаженный бизнес, однако ситуация кардинально изменилась во втором полугодии 2012 года.

Решение продать бизнес в Москве и перебраться за рубеж было принято, когда президенты поменялись местами. Бизнес-партнеры за границей отреагировали мгновенно, и рынок российский тоже. Европа сразу переориентировалась на другие рынки и начала в приоритете формировать и отгружать заказы в более предсказуемые страны.  Продажи стали неуклонно падать, а условия контрактов изменились: полная предоплата и удовлетворение твоего спроса после всех остальных.

Стало очевидно неуклонное долгосрочное падение потребительского спроса и покупательской способности. Пара лет ушла еще на принятие мысли, что это всерьез и надолго.

Повышение косвенных налогов на зарплаты, взятки, падение стоимости недвижимости – все это факторы, свидетельствующие о возрастающей нагрузке на бизнес. Постоянно меняющиеся правила игры не способствуют уверенности в завтрашнем дне. Поэтому я решила попробовать свои силы в развитых странах.

И в 2014 году, продав российский актив, из женского бизнеса для самых бедных я шагнула в сегмент мужского лакшери в Испании, открыв детейлинг-центр по уходу за автомобилями люксовых марок. Такой выбор был продиктован несколькими причинами, основной из них стало предпочтение соинвестора, который на первых порах участвовал в запуске и развитии RestorFX Detailing Lab, но через год после старта бизнеса полностью передал его в мои руки.

Адаптация к новым реалиям другой страны проходила очень сложно. Незнание языков, законов, бухгалтерии, рынка и конечного потребителя, его привычек, способов получения информации, образа жизни делает тебя неконкурентоспособным. Другой ритм жизни выбивает из колеи, и поначалу ты пытаешься создать в чужой стране свою бизнес-среду и изматываешь себя простыми медленно решающимися мелочами. Очень долго в Европе к тебе присматриваются, разбег из российских 6 месяцев превращается в 2-3 года.

Потом ты принимаешь и понимаешь алгоритм и начинаешь потихоньку адаптироваться.

Открыть бизнес в другой стране – это как в Гарварде отучиться – все снова: поиск связей, информации, сотрудников, всего. Но потом, найдя все это, ты решаешь только две задачи: повышение качества и обслуживание клиента, все остальное идет своим чередом строго по четко определенным правилам. Если ты их соблюдаешь, к тебе нет вопросов, и у тебя тоже нет головной боли. В итоге все счастливы.

Приходит спокойствие – все происходит каждый месяц одинаково, никто не мучает бесконечными визитами и выпрашиванием денег, и все отвечают за свою работу. Сегодня у меня все еще много сложностей, и бизнес требует 100% концентрации и внимания. Но есть уверенность в завтрашнем дне. Для меня не существует условий (даже гипотетических) для возвращения в Россию.


2. Мы хотели развиваться именно на рынке США


Денис Родионов, основатель BounceHelp.com и SalesRep.ai (США)


Мы хотим делать бизнес на продуктах мирового класса, используя самые последние технологии.

В 2011 году я запустил свой первый стартап в России. Мы динамично росли, но довольно быстро я понял, что надо перебираться в США. Почему? Все просто. Все мировые технологические компании росли именно из США, это говорит о том, что начало именно здесь. Сейчас столица технологических компаний – это Кремниевая Долина. И на то есть свои причины: более легкий доступ к капиталу, всевозможные поощрения.

Я не имею в виду какие-то льготы. Льготы не работают там, где некому покупать хайтек-продукт. Технологический сектор здесь поощряется со всех сторон, огромное количество инкубаторов, небольших инвесторов, эдвайзеров, программ, конференций, университетов с высоким качеством образования, – все это притягивает сюда высококвалифицированных специалистов со всего мира.

Технологический рынок в РФ, на самом деле, очень небольшой, и количество успешных крупных компаний исчисляется десятками, а в США это тысячи. Построить компанию мирового класса из России, на мой взгляд, невозможно, естественно, есть исключения, и о них все знают.

В 2016 году мы стартовали в Штатах. Это было не очень просто, но не скажу, что были какие-то барьеры, все двери открыты, нужно только упорно трудиться, входить в струю, изучать менталитет и язык.

В результате мы получили доступ к самым последним технологиям ведения бизнеса и успешно работаем на одном из самых больших рынков в мире. От российского он отличается не в 2-3 раза, а в десятки или даже в сотни раз в некоторых сферах. Сегодня мы успешно продаем свой софт на базе искусственного интеллекта крупным американским компаниям, контактируем со Стэнфордским университетом и университетом Беркли.


3. В России у нас не получилось бы развиваться из-за отсутствия средств

Марина Могилко, сооснователь и COO LinguaTrip.com (США)


Когда приезжаешь в Долину, где видишь постоянно светящее солнце и людей, которые создают компании, меняющие мир, хочется остаться навсегда.

В 2013 году мы начали работать над платформой для бронирования языковых курсов за рубежом, тогда у нас уже было офлайн-агентство. Быстро поняли, что необходимы инвестиции, но в России найти инвесторов не получалось. Пару раз нам говорили, что лучше закрыть компанию, уверяли, что идея не взлетит.

Я продолжала посещать разные стартаперские тусовки и на одной из них в 2015 году познакомилась с Джоном Ремеем, предпринимателем из Кремниевой долины. Ему понравилась идея платформы для языковых курсов, и он сделал интро инвестору из 500 Startups. Через день мы уже летели в США с приглашением в акселератор.

Главная сложность перемещения в США была в том, что инвестиции перечисляют не сразу, а только через два месяца. Первое время мы жили в Америке на свои деньги. У нас на двоих с кофаундером Димой Пистоляко было $3 тысячи, а однушка недалеко от офиса 500 Startups обошлась в $2600. Повезло, что у третьего основателя и нашего CTO, Димы Кравчука, было побольше сбережений. Он нас тогда очень выручил.

Далее были только позитивные моменты. Сила бренда акселератора переносится на стартап. Все понимают, что если ты прошел отбор в 500 Startups, где на 30 мест конкурс в 2 тысячи компаний, значит, перспективы есть.

И еще одно преимущество переезда в США – это нетворкинг. После приезда у нас сразу же началась программа менторских сессий с предпринимателями: среди них были лекции от кофаундера LinkedIn и кофаундера соцсети Bebo. Еще во время акселератора в 2015 году наша выручка выросла в 4 раза. Три года назад команда состояла из Димы Пистоляко, Димы Кравчука, меня и еще пары человек. Сейчас у нас больше 50 сотрудников и 100 стажеров.

Изначально мы занимались только языковыми курсами. А недавно еще запустили новые направления. В России так развиваться не получилось бы — не было денег. В конце концов мы бы просто закрылись.


4. Из США легче продвигать идеи в другие страны

Станислав Рогозин, директор Magna Tech Electronic в РФ


Понятие внутренний и внешний рынок очень иллюзорное. Границ нет, ты общаешься с людьми, они тебе доверяют и хотят с тобой работать. Вы сотрудничаете, если все довольны, отношения переходят на следующие уровни.

Magna Tech Electronic Co. основана в США в 1956 году. Я начал сотрудничать с компанией в 2001, а в 2004 открыл представительство компании в России. За эти 17 лет мы сделали немало для развития киноиндустрии в РФ, оснастив более 200 кинотеатров самым современным оборудованием и программным обеспечением. Параллельно мы объединили независимые кинотеатры во вторую в РФ по величине сеть «Премьер Зал».

Это уникальный опыт. И это только часть того, что мы сделали. Мы работали и над совместными проектами в Европе (Германия, Венгрия, страны Балтики). Американским коллегам понравился наш подход к делу, и они пригласили нас работать совместно. Я стал бизнес-партнером Magna Tech Electronic Co. в США. И все трудности еще впереди, мы только начали сотрудничество в новом формате. Сделка выглядит так: с нас энергия и инновации, с них узнаваемость на рынке, связи, опыт и знания.

На данный момент нам нужно получить визы и нанять новых сотрудников в Штатах, чтобы мы могли делать новые проекты. Наша задача – локализировать российские разработки в США.

Помимо этого, мы будем создавать обучающий портал, где будем делиться наработанным опытом с нашими заказчиками. И хотя локализация – это определенно трудность, но по сравнению с продвижением на новом рынке это ерунда.

Основные выгоды сделки для меня в том, что я могу общаться с новыми людьми и из США легче продвигать идеи и тренды в другие страны. Основные отличия в сознании людей. В США, мне кажется, люди склонны к большей эмпатии. Еще там сразу говорят, если что-то не нравится, и часто друг друга подбадривают – «молодец, хорошая работа». В России много очень хороших и талантливых людей с огромным потенциалом. Но у нас принято стесняться и скрывать свои таланты.

В общем и целом – в нашем союзе нет ничего реально уникального, кроме того, что нам комфортно вместе работать, и мы считаем, что, работая вместе, мы получаем синергию: новый подход к маркетингу, легкость выхода на новые рынки, возможность разработки программного обеспечения.


5. Почему я разочаровался в США

Михаил Гончаров, владелец сети ресторанов «Теремок» 


Я уверен, что бизнесу помешала политика. Америке нужны враги по всему миру. И я эту парадигму принял: в нынешней политической ситуации расширять и пиарить в Америке рестораны русской кухни, будучи родом из России, будет только глупец.

Сеть ресторанов русской кухни «Теремок» успешно работает в России, и мы решили открыть наши рестораны в США. Начали с Нью-Йорка, открыв в 2016 году два ресторана, но спустя два года их пришлось закрыть.

В марте 2018 года к нам пришел инспектор, который якобы нашел у нас следы от мыши. Он три часа возился в подвале и в результате нас закрыл.

Говорил странные вещи – что мы отмываем деньги Путина и проводим тайные встречи в подвале. При этом он намеренно не стал наклеивать на окна наклейки, что нас закрыли. Затем мы вынуждены были 10 тысяч долларов вложить в ремонт, чтобы обшить потолок подвала по его требованию. А когда пришел через неделю открывать, он нас обвинил, что мы эти наклейки с окон сами сняли. Мы ему показали видео, что мы ничего не снимали, и он сам их не клеил. Он ответил, что видео он смотреть не намерен и предложил нам подать в суд и там показывать это видео. Потом он заявил, что не знает, где наши сервера находятся и что «мы отмываем деньги Путина». И выписал штраф еще на 5 тысяч долларов.

Я в таких условиях в такой стране работать не намерен. Я нормально пришел, нормально работал, но с таким отношением... Когда-то в советское время мы смеялись над пропагандой, но теперь я сам пришел к выводу, что Америка совершенно безобразная страна – мировой жандарм, с чувством психиатрической маниакальности сеющая раздор по всему миру. Мне не жаль, что мы закрылись, это же бизнес, мне жаль, что я заблуждался, думая, что в Америке живут нормальные люди. Не хотел бы больше даже бывать в этой стране.

***

Множество факторов влияет на бизнес: объем рынка, востребованность продукта и платежеспособность потребителя, культура и менталитет жителей страны, государственная политика, доступ к капиталу и многое другое. Не все стартапы выживают в России, но и за рубежом условия отнюдь не тепличные.

Идеальной юрисдикции не существует, есть бизнесмены, которые не делят людей на своих и чужих, не мыслят в категориях «внутренний и внешний рынок» и просто делают бизнес там, где выгоднее, нередко одновременно в нескольких странах, проводя большую часть своего времени в самолетах и аэропортах. Так что сложно сказать, в какой юрисдикции они реально пребывают. Конъюнктура иногда влияет на них, но не останавливает, потому что они – люди мира.


Материалы по теме:

Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Как цифровизация меняет мир и бизнес: глобальные тренды для предпринимателей
1 октября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase