Истории

Как работает китайская «фабрика цензуры»

Истории
Вероника Елкина
Вероника Елкина

Редактор

Вероника Елкина

На «фабриках цензуры» тысячи работников ежедневно изучают китайский интернет в поисках запрещенного контента — причем в некоторых случаях под его определение может попасть даже фотография пустого кресла. Издание The New York Times рассказало об их работе.

Как работает китайская «фабрика цензуры»

Прежде чем стать профессиональным цензором Ли Чэнчжи пришлось узнать много нового.

Как и многие молодые люди в Китае он ничего не знал о протестах на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, в результате которых погибло множество студентов. Он никогда не слышал о самом известном китайском диссиденте, лауреате Нобелевской премии, Лю Сяобо, скончавшемся в тюрьме два года назад.

Сейчас, пройдя специальное обучение, Ли знает, что нужно искать в интернете и что надо в нем блокировать. Он проверяет контент от лица китайских медиакомпаний, которые боятся ненароком навлечь на себя гнев правительства. Ли умеет находить кодовые слова и фразы, которые могут намекать на китайских лидеров или какие-либо скандалы. Он разбирается в мемах, связанных с темами, о которых по мнению властей Китая не должны знать граждане.

Ли относится к своей работе очень серьезно. «Она помогает навести порядок в интернете», — считает он.

Существование китайских компаний напрямую зависит от их отношений с государственными цензорами. При этом власти требуют, чтобы они самостоятельно цензурировали свой контент, поэтому организациям приходится нанимать для проверки тысячи сотрудников. Так появилась индустрия фабрик цензуры.

picИзображение: Goldenfrog.com

Китай разработал самую обширную и сложную систему онлайн-цензуры в мире. При Си Цзиньпине она стала еще сильнее, поскольку он считает, что интернет поможет укрепить влияние Коммунистической партии в обществе. Все больше контента признается недопустимым. Все жестче становятся наказания.

Ли работает в компании Beyondsoft, которая предоставляет подобные услуги цензурирования различным организациям. «Пропуск даже одной, малозначительной вещи может привести к серьезной политической ошибке», — говорит Янг Сяо, глава Beyondsoft. В 2016 году в компании работало около 200 человек, сейчас их более 4 тысяч. Днем и ночью они изучают и цензурируют контент.

«Для индустрии данных мы словно Foxconn», — сказал Янг, ссылаясь на компанию, которая производит айфоны и другие продукты для Apple.

Во многих медиакомпаниях есть свои отделы цензуры, причем в некоторых насчитывается несколько тысяч сотрудников. Часть из них пытается использовать искусственный интеллект для проверки контента. Но проблема в том, что люди умеют обманывать алгоритмы.

«Машины не настолько умны, как люди, — считает Ли. — Они многое пропускают при проверке контента».

Когда цензоры из Beyondsoft приходят на работу, они должны оставлять свои смартфоны в шкафчиках на входе. Им нельзя делать скриншоты или пересылать куда-либо информацию со своих рабочих компьютеров.

Большинство сотрудников — выпускники колледжей, молодежь за 20. Обычно они не разбираются или не интересуются политикой. В Китае многие родители и учителя говорят молодому поколению, что политика только приводит к неприятностям.

picФото: Aly Song/Reuters

Поэтому Янг и его коллеги разработали специальную программу обучения. Новые работники сначала должны пройти недельный курс, где им рассказывают всю «недопустимую» информацию, которую они раньше не знали.

«Мой офис находится рядом с комнатой для обучения новичков, — рассказывает Янг. — И очень часто из нее доносятся удивленные возгласы. Они не знают про события 4 июня 1989 года. Серьезно, ничего не знают».

Beyondsoft составила обширную базу запрещенной информации. Специальная программа регулярно посещает заблокированные китайским правительством сайты и пополняет ее новым материалом.

Новые сотрудники компании должны тщательно изучить базу данных, а через две недели пройти тест на ее знание.

На компьютерах всех работников стоит один и тот же скринсейвер с фотографиями бывших и нынешних членов Постоянного комитета Политбюро. Сотрудники должны хорошенько запомнить их лица, потому что фотографии этих людей могут публиковать только правительственные сайты или политические блоги, получившие одобрение властей.

В начале каждой смены работники получают последние указания о цензуре от своих клиентов. Затем должны ответить примерно на 10 вопросов для проверки памяти. Результаты такого теста напрямую влияют на размер оплаты их труда.

Один из недавних вопросов звучал так: «Какое из этих имен принадлежит дочери Ли Пэна, бывшего премьер-министра Китая?». Правильный ответ — Ли Сяолин. В сети она уже давно подвергается критике за ее манеру дорого одеваться и статус богатой дочери политика.

Это довольно легкий вопрос. Но бывают и сложнее. Например, в 2017 году один гонконгский новостной сайт сравнил шестерых китайских лидеров, правивших со времен Мао Цзэдуна, с императорами династии Хань. Цензоры из Beyondsoft должны помнить с кем сравнивали каждого политика.

picФото: Ed Jones/AFP/GettyImages

А еще есть интересный случай, связанный с фотографиями пустого кресла. Эти снимки являются отсылкой к лауреату Нобелевской премии Лю Сяобо, которому не разрешили покинуть тюрьму и присутствовать на церемонии награждения. На церемонии его кресло пустовало. Также цензоры обязаны знать все отсылки к роману Джорджа Оруэлла «1984» и не допускать их появления в китайском интернете.

Программа Beyondsoft изучает веб-страницы и выделяет потенциально опасные слова разными цветами. Если таких слов на странице много, она требует пристальной проверки. Если подозрительных слов всего одно или два, сайт считается относительно безопасным.

Согласно информации на сайте Beyondsoft, сервис проверки контента Rainbow Shield, обработал более 100 тысяч базовых «запрещенных» слов и более трех миллионов производных от них. Недопустимые слова, связанные с политикой, составляют одну треть от общего числа, прочие слова связаны с порнографией, проституцией, азартными играми и холодным оружием.

Такие работники как Ли зарабатывают от $350 до $500 в месяц — средняя зарплата по меркам Чэнду, где расположен офис Beyondsoft. За смену сотрудник должен проверить от одной до двух тысяч статей. Статьи, загружаемые в новостное приложение, должны проверяться в течение часа. В отличие от сотрудников Foxconn, цензоры не могут работать сверхурочно, поскольку в таком случае может пострадать их внимательность.

На такой работе легко допустить ошибку. По словам Ли, самые ужасные обычно связаны с главами государства. Однажды он пропустил небольшое фото Си Цзиньпиня на сайте, не находящемся в «белом списке» у правительства. Ли до сих пор упрекает себя за это.

По словам Ли, он не стал рассказывать друзьям и родственникам о правде, которую узнал на работе. «Эта информация не для посторонних, — сказал он. — Когда ее узнает много людей, поползут слухи».

Но ведь события на площади Тяньаньмэнь это исторический факт, а не слух. Как Ли удается с этим мириться? «В некоторых случаях нужно просто подчиняться правилам», — сказал он.

Источник.


Материалы по теме:

Глава Google впервые публично подтвердил разработку поисковика с цензурой для Китая

Антиутопия в Китае – технологичное полицейское государство, какого мир еще не видел

Bloomberg: Китайские производители вставляли чипы-шпионы в материнские платы для компаний США

Bloomberg: Хакеры помогают Северной Корее зарабатывать деньги для страны

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase