От Playboy до Viber: как я попала в международный стартап

Валерия Бородина
Расскажите друзьям
Валерия Бородина

Бывшая пиарщица Samsung, а ныне – директор по коммуникациям Viber в СНГ, Франции и Германии, Яна Рожкова рассказала Rusbase, как попала в пиар, почему ушла из корпорации и как устроен международный стартап.

Яна Рожкова

Кто: директор по коммуникациям Viber в СНГ, Франции и Германии.

Чем занимается: распространяет позитивное мнение о компании, продуктах и о людях, которые представляют компанию на публичном уровне. Основной функционал – находить хорошие новости и минимизировать плохие, а также рассказывать о новых продуктах, которые запускает Viber .

Бэкграунд: занималась продуктовым PR в Samsung. Еще раньше курировала бренды ColumbiSportswear и Miele на стороне агентства.

О том, как пришла в пиар

Свою карьеру я начала в журнале Playboy. С пятого класса мечтала стать журналистом – поступила на журфак МГУ. На последнем курсе университета разместила свое резюме на HeadHunter, и спустя несколько дней со мной связался HR из Burda Media Company. Уже на интервью я узнала, что им нужен помощник главного редактора журнала Playboy. Сперва меня удивило предложение работать именно в этом издании, а потом подумала, почему бы и нет?

Сначала я занималась административной работой, а потом стала помогать PR-директору: писала пресс-релизы, общалась с российскими звездами, помогала в организации мероприятий. Дальше меня взяли на должность проектного менеджера в агентство, где я проработала четыре года. Там я выросла до главы группы, а после решила – пора двигаться дальше.

О работе в Samsung и переходе в IT-бизнес

Меня пригласили на собеседование в Samsung, которое состояло из трех этапов: общение с HR; с будущим руководителем и с директором по маркетингу. Как-то все быстро получилось – меня приняли на работу. Первое время я занималась пиаром бытовой техники, а когда ушел руководитель отдела, стала заниматься всем подряд: от IT до смартфонов.

Работа в Samsung была нервной, но это были очень интересные четыре года с точки зрения развития и роста: я работала по 10 часов в день минимум, смогла реализовать свои креативные идеи, которые раньше по каким-то причинам находились в «в столе»

Там я научилась отстаивать свою точку зрения, находить подход к очень разным по характеру людям – работала не только с топ-менеджерами, но и с представителями нашего шоу-бизнеса. Когда в отдел взяли нового руководителя, я сделала все, чтобы оставить IT-направление за собой. Думаю, это самая драйвовая и интересная сфера для развития и роста. Понять специфику этого рынка мне помогли IT-журналисты и эксперты, с которыми я очень много общалась.

Почему решила уволиться

Samsung – одна из тех компаний, которая съедает все твое время и эмоции. Работать там долгое время сложно эмоционально – происходит профессиональное выгорание. Рабочий день мог длиться по 12-14 часов, казалось, что работа занимает всю твою жизнь. Новые сотрудники часто не выдерживали и уходили после испытательного срока.

Плюс в компании произошли изменения – пришло новое руководство, и вместе с ним поменялся рабочий фон. 


В рабочих кулуарах говорили, что за Samsung жизни нет. Я решила узнать, так ли это, и сказала своему руководителю, что ухожу. Он был удивлен, просил меня не спешить и хорошо подумать


Зарплату повысить не предлагали, потому что в компании сложная система долгосрочного планирования бюджета. Пытались заинтересовать меня материальными и нематериальными бонусами: расширением зоны ответственности, количеством проектов и автономностью внутри команды. Поначалу думала согласиться, сваливая все на эмоции и усталость, но в итоге ушла. И ни разу не пожалела об этом.

После Samsung тяжело было найти интересный проект с таким же большим бюджетом и задачами.

Где-то полгода я искала новую работу.


О том, как попала в Viber

Со мной связалось агентство, которое занималось поиском сотрудников в Viber. Это было самое долгое собеседование в моей жизни – процесс растянулся на два-три месяца. Сначала меня пригласили на встречу в агентство, после нужно было подготовить тестовое задание: составить полугодовой план по развитию и продвижению Viber и список идей по мероприятиям и инфоповодам.

Тестовое готовила на английском языке. Мое задание понравилось, и меня пригласили на интервью с руководителем местного офиса. После состоялось знакомство с исполнительным директором из штаб-квартиры компании в Тель-Авиве. Собеседования было всего три, а промежутки между ними были огромными. В какой-то момент я решила, что ничего не получится. Как рассказал мой руководитель после, согласование всех условий контракта со штаб-квартирой занимает много времени.

На собеседовании я закидала будущего работодателя вопросами: спрашивала, какая будет загруженность, как часто случаются инфоповоды, как происходит согласование важных комментариев от топ-менеджеров, насколько быстро они реагируют – сказался опыт работы в предыдущих компаниях. Они убедили меня, что все здесь происходит очень быстро. Итак, моя первая должность в Viber – PR-менеджер.

О новом вызове

Я отработала в компании год с небольшим, прежде чем стала директором по коммуникациям Viber в СНГ, Франции и Германии. Небольшая предыстория: в феврале этого года в компанию пришел CEO, которого после ухода основателей у Viber не было несколько лет. Вступив на эту должность, CEO Джамел Агауа вызвал основных сотрудников компании из разных регионов в штаб-квартиру в Тель-Авив. Там мы провели командную презентацию наших проектов, а после нас пригласили на тет-а-тет с генеральным директором.

Минский офис Viber. Фото: kyky.org

На встрече с ним каждый должен был рассказать о себе, о своей роли в компании и планах. После этого знакомства я стала часто пересекаться с ним по рабочим вопросам. Этим летом Viber стал официальным мессенджером футбольного клуба «Барселона», в честь этого в нескольких ключевых для компании странах прошли пресс-конференции для партнеров и журналистов. Я проводила такую встречу в Москве, после которой Джамела Агауа сказал мне, что пора расти и брать на себя более сложные задачи.


Начал он издалека: спросил, рассматриваю ли я переезд в другую страну, а потом предложил перейти на новую должность и переехать жить в Европу


Знаете, сам по себе он очень мобильный человек – родился во Франции в Марселе, несколько лет прожил в Кремниевой долине, потом получил приглашение от Viber и переехал в Израиль. Считает, что многие люди такие же мобильные, как и он. Это характерно для европейцев: они не привязаны к городу или стране, свободно могут перемещаться. Для них главное – интересная работа.

Но у меня не было настроения куда-то переезжать – я комфортно чувствую себя в России, за мной остается большой блок работ по России и СНГ – это важные и приоритетные рынки для Viber, на которые направлены основные силы и внимание компании. К тому же у меня намечалась свадьба.

Мы сошлись на том, что работать на Францию и Германию я буду из России. У меня начинается интересный этап в жизни — как, не находясь 24/7 на рынке, создавать правильные впечатления о том, что ты местный, что разбираешься в этом бизнесе. К тому же рынок у меня не один, а два.


О структуре международного стартапа

Самые большие офисы Viber находятся в Белоруссии и Израиле. В Минске сидят IT-разработчики: все, что вы видите в Viber, – их рук дело. В Тель-Авиве придумывают новые продукты и ищут новых партнеров. Много российских специалистов работают в Израиле. В Viber ценят мозги российских программистов, они здесь востребованы. Когда компания открывает новые вакансии, то поиск новых сотрудников больше сконцентрирован в России.


Главное требование – хорошо знать английский, тогда сможете переехать жить к морю


Остальные офисы разбросаны в Японии – там находится материнская компания Rakuten, в Америке в Сан-Франциско работают, в основном, наши менеджеры по продажам. Небольшой офис находится в Москве – здесь работают, в основном, маркетологи и PR-специалисты.

Несколько лет после ухода из компании основателей Тальмона Марко и Игоря Магазинника роль генерального в Viber выполнял исполнительный директор. До прихода Джамела Агауа структура подчинения в компании была немного другая – местные офисы подчинялись руководителю в конкретном регионе. То есть был глава офиса в СНГ или в Центрально-Восточной Европе, например. А остальные функции – PR, маркетинг, партнерства – находились под ним.

Сейчас же структура более вертикальная – например, мои коллеги из отдела партнерств подчиняются директору по развитию бизнеса, который физически находится в Болгарии и отвечает за два региона: СНГ и Центрально-Восточная Европа. При этом, хоть он и является гражданином Болгарии, но также много путешествует и может проводить рабочие встречи или звонки практически из любой части мира. Это более подвижная, мобильная структура. Нет жесткой иерархии.


Я в зависимости от проектов отчитываюсь сразу нескольким топ-менеджерам – СЕО, директору по b2c-маркетингу и директору по b2b-маркетингу


Если у меня есть какой-то срочный вопрос, я могу написать СЕО в чат, а не заходить через личных ассистентов. В корпорации все более закрыто и запротоколировано: запросы подаются через служебные записки, рабочая переписка происходит только по почте. Здесь 80% коммуникации происходит в чатах Viber. У меня есть несколько чатов с рекламными агентствами, с командой, в которой состоит и Джамела Агауа, и руководством b2b-департамента, где обсуждаются важные вещи, связанные с законодательством или запросами на комментарий по каким-то чувствительным вопросам. Почту используем для согласования отчетов о проделанной работе, финансовых смет или больших интервью.

О новых возможностях

Моя основная функция на новой должности — анализировать рынки, находить интересные инфоповоды. Сейчас я в поисках локальных PR-агенств, которые станут нашими партнерами и экспертами во Франции и Германии, в будущем буду контролировать их задачи. Франция сейчас в приоритете, так как наш генеральный директор родом оттуда, и он хочет, чтобы вся движуха начиналась там. В Германию зайдем позже. Я работаю из России, но несколько раз в месяц приходится летать во Францию.

Глобальным пиаром можно заниматься из любой точки мира. Для этого нужно сутками читать местные СМИ и соцсети, чтобы быть в курсе происходящего. Быть готовой к звонкам или перепискам в мессенджере в удобное западным коллегам время. Общаться с лидерами мнений, которые могут поделиться с тобой полезными кейсами и распространят информацию по остальному рынку.

О новых коллегах

У французов есть свои предпочтения в общении – они снобы, и с ними надо быть очень обходительным. Об этом меня предупреждали коллеги, позже я узнала это на практике. А еще у них есть свое понимание дедлайнов: в Москве на любой запрос люди реагирует мгновенно, а там с ответом не спешат – фидбэк можно ждать несколько дней. У нас есть рабочий чат с французскими коллегами – переписку ведем на английском, а они довольно часто и внезапно переходят на французский. Джамел Агауа даже сделал им замечание, мол, вы тут не одни – давайте общаться на английском.

Минский офис Viber. Фото: kyky.org

Таких особенностей в международных компаниях немало, и к ним нужно быть готовым. Как-то я позвала на конференцию в Москву израильского представителя Viber, а он сказал, что не может работать в эти дни – у них были новогодние религиозные праздники.

В Израиле рабочая неделя начинается в воскресенье, а в пятницу и субботу – выходные дни, к тому же многие из наших сотрудников соблюдают шаббат. Маловероятно, что они ответят вам в эти дни, поэтому важные вещи (финансовые вопросы или срочные комментарии) стараюсь решить до четверга включительно. Если этого не происходит, приходиться ждать понедельника. Мне помогает Google-Календарь, в котором отмечены все выходные и праздничные дни офисов по всему миру, а также при планировании анонсов мы учитываем рекомендации локальных PR-агентств.

Типичный рабочий день в Viber

В офисе я физически присутствую с девяти утра до семи вечера с перерывом на обед. Но в чатах и на почте –  24/7. Как правило, новый рабочий день начинается еще накануне – у меня есть привычка проверять рабочую почту и мониторить СМИ перед сном, чтобы быть готовой к задачам и проектам следующего дня. Поэтому по приезде на работу я уже знаю, в каком порядке отвечать на те или иные письма, что срочно требует определенных решений, а над чем можно поразмыслить в течение дня.

Правда, иногда полноценно «постратегировать» не удается – есть дни, наполненные звонками и встречами как с локальными, так и с глобальными коллегами. Но я стараюсь в такие дни совместить максимум встреч или созвонов, чтобы остальное рабочее время посвятить прямым должностным обязанностям.

А ближе к концу рабочего дня можно позволить себе разговоры с коллегами на околорабочие темы, обмен идеями по тем или иным текущим проектам, поиску новых возможностей и чтению новостей из индустрии.

Зарплата бывает и в долларах, и в рублях – зависит это от многих факторов. Бонусы тоже есть – их размер зависит не только от твоих личных достижений, а от успеха компании в целом. Здесь мне оплачивают парковку, для Москвы это очень важно. Ну и стандартный набор – оплата мобильной связи, ДМС, компенсация питания.

Как попасть на работу в международный стартап

В стартапе нет запротоколированных процессов, и поэтому тут круто иметь проактивную позицию – чем больше идей вы предлагаете, тем лучше. Не все они, конечно, будут одобрены, но главное показать, что вы не боитесь и готовы взять в работу самую сложную задачу.

Коллектив небольшой, поэтому здесь важно находиться в хорошей эмоциональной связи с коллегами. Ведь вы вместе строите новую команду, и то, как вы общаетесь, в том числе влияет на бизнес-результаты.  

Если хотите пиарить стартап, вы должны знать индустрию, в которой он работает, и быть экспертом: знать тренды и журналистов, которые пишут про эту индустрию. Понимать, что сейчас на хайпе. К примеру, сейчас классно поговорить про блокчейн и искусственный интеллект. Следите за местной и зарубежной прессой, изучайте рынок, следите за тем, что создают конкуренты.

Фото: личный архив Яны Рожковой

 

Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.


Материалы по теме: 

Японский топ-менеджер — о культурных кодах и ведении дел в России

«Бросить школу — одно из лучших решений в моей жизни»: как пиарщица Mail.Ru возглавила венчурный фонд в Кремниевой долине

«Я вышел из дома и впервые в жизни отморозил ухо»: чешский топ-менеджер — о переезде в Россию

Карьеристы: Как я 3 года работал программистом в «СберТехе»


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase