Истории

«Если сравнивать с Россией, мне кажется, я чувствую больше свободы». История стюардессы, которая переехала в Израиль на работу в стартап

Истории
Софья Федосеева
Софья Федосеева

Независимый обозреватель, экс-редактор Rusbase

Софья Федосеева

Девушка из Москвы, работая бухгалтером в РАН, решила сменить профессию и стала бортпроводником. Однако после двух лет бесконечных перелетов по всему миру она воспользовалась случаем и вернулась на родину предков – в Израиль – где успешно работает в криптовалютном стартапе.

Дарья Добжевич, тим лидер в Coinmama, рассказывает о том, как поняла, что жизнь всего одна, и решила получать от нее удовольствие.

«Если сравнивать с Россией, мне кажется, я чувствую больше свободы». История стюардессы, которая переехала в Израиль на работу в стартап

Меня зовут Дарья. Я родилась и пошла в школу в Москве. После окончания девятого класса мама предложила поступить в бухгалтерский колледж, аргументируя это тем, что бухгалтер всегда найдет работу и никогда не будет сидеть без денег. 

Моя мама знала это на личном опыте и, конечно, хотела для меня лучшего. Так я получила первую профессию. 



В 18 лет я стала работать помощником бухгалтера в Институте проблем нефти и газа Российской академии наук и параллельно учиться на вечернем отделении РГТЭУ на факультете мировой экономики. 

В РАН я «отсидела» – да-да, именно «отсидела» – четыре года и поняла, что жизнь одна и нужно заниматься тем, что нравится. А мне нравилась авиация! 

Первая всероссийская премия в области AgroTech-решений. Участвуй сам или номинируй достойных!


Авиация

Мое увлечение началось необычно. Мне предстоял полет после пятнадцатилетнего перерыва (крайний раз я летала в пять лет), и я жутко нервничала. Моя коллега из бухгалтерии посоветовала почитать ЖЖ летчика Алексея Кочемасова (letchikleha) – у него много интересных постов про авиацию и безопасность полетов – это должно было помочь мне побороть страх. И я влюбилась! 


Меня будоражила сама мысль о том, что есть люди, которые могут поднимать в небо машину весом в пару сотен тонн. 

Да и сами самолеты меня впечатляли не меньше: их конструкция, мощь и дух путешествий, всегда безупречные стюардессы, которые шагают по аэропорту как супергерои, чтобы при необходимости оказать помощь, а то и спасти жизнь! 



Авиация незаметно вошла в мою жизнь и стала ее смыслом: я ходила на различные авиавыставки, летала в качестве второго пилота на тренажерах Боинга-737, ездила на споттинги (наблюдала, как садятся и взлетают самолеты). 

В итоге я «набрела» на рассказ одного парня о том, как он сходил на собеседование в одну из ведущих авиакомпаний России, и решила тоже попробовать. 

Мой роман с небом длился два года. Это было так: бесконечные командировки от Камчатки до Мальдив, праздники вдали от родных и друзей, полное отсутствие понимания, какой сегодня день и где ты. 


Будни бортпроводника

Отдельная тема – ночные рейсы. Ночью хочется спать в любом случае, даже если выспалась днем. Как-то в начале карьеры мне поставили рейс, который вылетал из Шереметьево в час ночи, а в девять утра того же дня возвращался. 


После рейса я просто легла спать в машине, хотя до дома было полчаса езды, – сил не было совсем. 

Такая работа очень сказывается на здоровье – перемена часовых поясов, постоянные недосыпы, боль в ногах. Поэтому must do:

  • ходить на спорт, 
  • питаться правильно, а не самолетной едой, 
  • спать в командировках. 

Другая сложность заключалась в том, что расписание составлялось только на три дня вперед, соответственно что-либо планировать было очень сложно. 


Я пропускала дни рождения друзей, свадьбы, так как в авиации график отпусков составляется заранее. 

Кроме того, принципы работы в авиакомпании таковы, что состав экипажа постоянно меняется. С одной стороны, если кто-то из коллег тебе не по нраву, то это очень кстати. А с другой – сложно заводить друзей. 


Чему я научилась за время работы бортпроводником

В первую очередь я поняла, что за красивой обложкой всегда скрывается много разных внутренних процессов. 



Со стороны моя работа выглядит так: девушки-стюардессы в эффектной красной форме только и делают, что летают с красивыми пилотами (как ди Каприо в «Поймай меня, если сможешь») по всему миру от Мальдив до Америки.

А на деле большая часть перелетов происходит всего по нескольким европейским направлениям, без командировок, а «туда и сразу обратно». 

Кроме того, не стоит забывать про особенности работы с людьми. Кто-то боится летать, кому-то плохо, кто-то пьяный – со всем этим надо разбираться, потому что люди заплатили деньги за комфорт и безопасность. 


Был один показательный случай – однажды пассажира просто на меня стошнило. А вы говорите – Мальдивы.

Во-вторых, нет ничего невозможного! Я считала работников авиации небожителями, но в один прекрасный день набралась смелости, очень сильно этого захотела и стала одной из них. 

«Если захотите, сказка станет былью», – это утверждение Теодора Герцля, одного из основателей Израиля, стало моим жизненным кредо. 


Переезд в Израиль

Я практически жила за границей и не пользовалась российской валютой – поэтому с падением рубля моя зарплата стала по сути в два раза меньше. Именно тогда моя подруга, которая уже жила в Израиле, рассказала мне про закон «О репатриации». 

Его суть заключается в том, что если ты еврей хотя бы до второго колена, то можешь получить гражданство. А если тебе еще нет 30 лет, то американские спонсоры оплатят тебе десятидневную поездку в Израиль, чтобы ты мог познакомиться со страной, и дадут грант на десятимесячную программу изучения иврита и стажировку с жильем и стипендией. 



В моем случае все оказалось очень просто. У папы в свидетельстве о рождении говорилось, что его мама (моя бабушка) – еврейка. Это подтверждало оригинальное свидетельство о рождении моей еврейской бабушки с подписью раввина. Этого было достаточно.

Но могу сказать, что некоторые из моих приятелей проводили ДНК-экспертизы, чтобы доказать свою причастность к еврейству. Другие знакомые ходили в посольство восемь раз, потому что для консула было недостаточно ДНК-доказательств – требовались фотографии еврейских родственников. 



Родители поддержали мою инициативу переезда в Израиль. Папа остался в России, у него здесь ведется активная продюсерская деятельность. Наверное, в Израиль он поедет только на пенсию. А моя мама уже давно живет с мужем в другой стране. В Израиль она может приезжать только как турист – еврейских корней у нее нет. 


Когда я сообщила маме о своих планах, она сказала, что «эмиграция очень развивает тебя как личность, ты начинаешь лучше понимать себя и становишься open minded». 

Поэтому я уволилась из авиакомпании, продала машину и форму, сдала квартиру и поехала на землю обетованную – проделывать этот путь. 

Проведя десять месяцев (у меня было две программы по пять месяцев) в стране моря, солнца, стабильной валюты, развитой индустрии high tech, я поняла, что имеет смысл попробовать остаться: выучить язык, найти работу и устроить свою жизнь в Израиле.


Иврит

Иврит – сам по себе язык несложный, очень логичный. Сперва выглядит устрашающе, но постепенно привыкаешь и к буквам, и к тому, что читать нужно справа налево. 


Но в Израиле все говорят на английском – даже водители автобусов – так что большой необходимости учить иврит быстро и полностью нет. 

Я понимаю людей на улице, могу позвонить по поводу любой проблемы в банк или еще куда-нибудь, но работаю и общаюсь с израильтянами на английском. 



Я уже три года живу в стране и до сих пор хожу на бесплатные курсы два раза в неделю по вечерам – это больше нужно для поддержания языка, чем для совершенствования. 

Думаю, вряд ли смогу говорить на иврите так же, как на русском. Чтобы бегло на нем изъясняться, нужно использовать его в работе. А в сфере high tech основной язык – английский.


Первая программа 

Сначала я учила язык. На первом этаже здания располагалась школа иврита, а выше – общежитие, в котором кроме нас – ребят из СНГ, жили репатрианты со всего мира (в основном Южная Америка и Франция). Мои занятия шли пять дней в неделю с восьми утра до часу дня. 

После этого я поднималась наверх, пережидала жару, делала домашнее задание, а вечером ехала на пляж серфить. В программе, кроме занятий, были еще экскурсии и развлекательные мероприятия по всему Израилю.


Вторая программа

На второй программе я проходила стажировку в венчурном фонде в качестве investment analyst – я анализировала, насколько выгодна будет инвестиция в ту или иную компанию. 

За пять месяцев у меня появилось четкое представление о сфере high tech: о ведущих израильских и мировых компаниях, о процедурах инвестирования в компании. Я просмотрела сотни презентаций разных стартапов и побывала на десятках встреч с потенциальными компаниями-кандидатами для инвестирования. 


Жизнь в Израиле

Не могу сказать, что Израиль – идеальная страна для жизни. Есть свои минусы: 

  • летом очень жарко, 
  • постоянное военное положение, хотя, кроме большого количества военнообязанной молодежи в военной форме (мальчики и девочки от 18 до 24 лет) на улицах, ничего об этом не напоминает, 
  • восточный менталитет: все кричат, жестикулируют, но к этому со временем привыкаешь и сам начинаешь общаться так же. 

В то же время израильтяне очень открытые люди: они всегда придут на помощь, если на улице кому-то стало плохо, человек плачет или просто выглядит растерянным. Да и уровень жизни на порядок выше, чем в России. 


Имея среднюю зарплату, можно позволить себе снимать квартиру в пригороде Тель-Авива, купить новую машину в кредит (в Израиле двухпроцентная ставка) и ездить отдыхать несколько раз в год за границу. 

В общем, совокупность всех этих факторов помогла мне принять решение о репатриации. 


Поиск квартиры и работы

Искать квартиру и работу, даже когда у тебя на руках те же самые документы, что и у рядового израильтянина, очень непросто. 

Работу, в принципе, найти несложно, вопрос только в том, какую. Если вас устроит сфера обслуживания (рестораны, клининг-сфера, няни или кассиры в магазинах), то даже язык знать необязательно. А если интересна именно сфера high tech, то здесь нужно приличное знание английского и опыт работы. И желательно оказаться в нужное время в нужном месте. 


Кстати, в Израиле очень любят русских и считают, что они очень хорошо и много работают, – если ты квалифицирован и образован, то тебя с радостью примут.

Свою первую работу и квартиру я нашла очень быстро – примерно за две недели. Но правда жизни в том, что работать пришлось официанткой, а квартира была в 15 км от Тель-Авива. 

А вот на то, чтобы найти работу в криптовалютном стартапе, ушло три месяца. У меня не было цели обосноваться именно в этой сфере, я просто хотела работать в high tech, а эта компания была первой, которая предложила мне подходящую должность за хорошие деньги. 


Первая квартира

До съемной квартиры я жила в общежитии, оно было бесплатным. Но после окончания программы нужно было найти квартиру (поиск занимает от одного до трех месяцев). 

Сложность состояла в том, что гражданство репатрианты получают после окончания программы: мало кто хочет сдавать жилье людям без израильских документов и постоянной работы. Но нашлись добрые люди, которые поверили в честность двух девушек, проходящих программу репатриации, и заключили договор. 



В среднем трехкомнатная квартира в Тель-Авиве обойдется в две тысячи долларов в месяц. Почему именно трехкомнатная? Потому что жить с соседями дешевле – студия-однушка будет стоить полторы тысячи.


Поиск работы

Я вела поиски через Facebook, LinkedIn и сайт Secret Tel Aviv. В Facebook есть очень много сообществ с предложениями по работе в Израиле, например, Job for multilinguals in Israel. B LinkedIn я искала HR-менеджеров тех компаний, в которых мне хотелось бы работать, и отправляла им CV. 


В одной из крупных IT-компаний в Израиле я прошла аж шесть этапов собеседования, потратила на них больше месяца, а они потом просто не открыли эту позицию. 

В другом стартапе меня хотели взять, но там была part time job. Мне пришлось отказаться, потому что предлагаемых денег не хватало даже на оплату квартиры. 

А в третьей компании мне просто позвонили за день до собеседования и сказали, что закрыли позицию другим человеком. 


Coinmama

Объявление о том, что в криптовалютный стартап Coinmama требуется Customer analyst я нашла в Facebook. Сначала мне прислали на почту тест, потом был телефонный разговор с HR, затем меня пригласили на собеседования сначала с начальником моего отдела, а потом и с основателями стартапа. 


Привычка выглядеть достойно дала о себе знать – меня сразу было заметно среди других кандидатов. Израильтяне могут надеть на интервью шлепки или очень легкую одежду, а я пришла в костюме и с укладкой. 

Позже жена одного из фаундеров (француженка и начальница отдела поддержки клиентов) сказала, что мой внешний вид сыграл роль в принятии решения – он показал серьезность моих намерений. 

Израильтяне любят говорить на посторонние темы во время собеседований. Например, я рассказывала о своем опыте работы в венчурном фонде, о путешествиях и странах, в которых побывала, как и почему я переехала. 



Мой непосредственный начальник как-то сказал, что скорее наймет менее квалифицированного человека с подходящим вайбом, чем суперумного и опытного работника, не умеющего контактировать с людьми. 

Израильтяне любят общаться и обожают свою работу, поэтому для них важно приходить каждый день в дружный коллектив. 


Рабочая обстановка

Офис компании расположен в 15 км от Тель-Авива. Это стандартный стартап – такой, как показывают в фильмах. Например, можно приходить на работу с собакой. В офисе всегда есть сухие завтраки, фрукты, сладости, чай и кофе. Кроме того, руководство оплачивает питание и проезд на общественном транспорте. 

По четвергам (в Израиле рабочая неделя длится с воскресенья по четверг) мы устраиваем Happy Hour – после окончания рабочего дня играем в офисе в настольный футбол, едим всякие снеки, пьем пиво, общаемся. Еще вместе отмечаем национальные праздники, играем в боулинг, выбираемся на пляж, а на Хэллоуин и Пурим устраиваем костюмированные вечеринки.


Начало работы

В Израиле процесс прохождения интервью в одной компании может затянуться на месяцы – это нормальная практика. 

Мне повезло – компании срочно нужны были люди, так как спрос на криптовалюту рос в геометрической прогрессии (был конец 2017 года). Моей задачей было проверять аккаунты пользователей, подтверждать их надежность и допускать к покупке. 


На мой переезд в Израиль (я успела отработать в компании полгода) как раз выпал криптохайп – биткоин стоил $20 тысяч. 

За несколько месяцев наш трафик вырос с сотни покупателей до десятков тысяч! Мы приходили с утра, открывали систему и охали, обедали за компьютерами и только к концу рабочего дня кое-как разгребали очередь из клиентов. 

Мы стали расширять штат. Я с удовольствием учила новеньких, делала тренинги и презентации.

Когда хайп сошел на нет, мы обнаружили, что из маленького стартапа в 12 человек превратились в компанию со штатом в 50 сотрудников. Руководство занялось структуризацией штата, и мне предложили стать тим лидером в отделе по управлению рисками. Вот уже почти год я работаю на этой должности.



Безумно интересно стоять у истоков внедрения криптовалюты в мировую финансовую систему. Хотя эта сфера и нестабильна, осознание того, что «ты – часть революции» – это одна из причин быть в хорошем настроении каждый день. 


Рабочий день

Моя работа начинается в девять утра, а заканчивается в шесть вечера. Я тим лидер, соответственно, я управляю командой из пяти человек. Вот круг моих обязанностей.

  • Я составляю расписание команды – мы работаем сменами: кто-то днем, кто-то вечером, так как многие клиенты живут в США; 
  • делаю презентации, встречи с обновлениями, на которых я рассказываю о новый процедурах в нашем рабочем процессе, изменениях в законодательстве, новостях о компании и других отделах;
  • распределяю работу и обязанности;
  • провожу для всей компании тренинги на тему «как распознать отмывание денег». 

А мой департамент занимается тем, что проверяет людей, которые хотят открыть у нас аккаунт и купить или продать криптовалюту. Как и в банке, клиенты предоставляют информацию о себе и документы, удостоверяющие личность. Наша задача – убедиться в том, что нет подлога.


Отличия в работе

Если сравнивать с Россией, мне кажется, я чувствую больше свободы – никто не стоит надо мной, не проверяет, что и как я делаю, не спрашивает, почему, где и с кем я ем. Я могу пойти с компьютером на улицу или остаться в офисе. 

Как-то я просидела почти весь день в переговорной, устроившись с ноутбуком в кресле-мешке, – мне нужно было делать презентацию про блокчейн (раз в месяц кто-нибудь из работников готовит выступление на разные криптовалютные темы). Никто за день ни разу не потревожил меня и не поинтересовался, почему я не работаю на своем привычном месте и чем я вообще занимаюсь. У коллег и начальников к тебе доверие.


Переезжающим

В общем и целом в Израиле меня все устраивает. Особенно тот факт, что снега можно не видеть годами, а если вдруг очень захочется, то за 150 евро можно слетать на горнолыжный курорт. 


Страна очень открыта к мигрантам. Почти все мои знакомые имеют по два гражданства. Но тем, кто хочет переехать на ПМЖ, я хочу напомнить, что путать туризм с иммиграцией не стоит. 

Израиль, действительно страна с отличной погодой и открытыми людьми, готовыми тебе всегда помочь, но как бы солнце ни светило по утрам, а люди ни пытались тебе помочь, ощущение того, что ты – чужой и не принадлежишь этой культуре, обязательно наступит. 



Но в этом случае нужно просто глубоко выдохнуть и просто продолжать! Потому что в один прекрасный день ты поймаешь себя на мысли, что прямо сейчас стоишь в очереди в кассу и говоришь на иврите с совершенно незнакомым человеком, который удивляется, как ты за два года выучил иврит и уехал от своей мешпахи – семьи – в далекую страну с такой непростой историей. А ты, узнавая в иностранцах израильтян, уже считаешь, что встретил «своих».


Лайфхаки

  • Улыбайся всегда и везде – улыбка в Израиле открывает любые двери.
  • Разговаривай везде, со всеми и всегда говори, что ты ищешь работу, квартиру, жениха. Израильтяне постараются тебе помочь. Конечно, не факт, что ты сразу найдешь то, что нужно, но в стране, где живет почти девять миллионов человек, связи всегда пригодятся. 
  • В Израиле очень много бесплатных мероприятий: всякие митапы на тему «как найти работу, квартиру, жениха», спортивные мероприятия. Ходи везде – опять же связи, друзья и женихи. 
  • Всегда требуй того, что тебе положено. А что не положено – требуй тоже, потому что есть шанс, что дадут больше. В этом вся суть израильтян. Например, если блюдо в ресторане тебе не нравится или оно не соответствует твоим ожиданиям, ты можешь запросто отдать его обратно и заказать новое. За первое блюдо никто не возьмет с тебя денег. И так везде! Долго ждал в очереди – дайте скидку! Забыли положить соусы к моему блюду – следующий заказ бесплатный!

А еще все израильтяне поздравляют тебя с тем, что ты переехал к ним, как будто они всю жизнь ждали именно тебя! Тут ты никогда не встретишь московского «не резиновая».


Материалы по теме:

«Работать в Google не так романтично, как кажется». Как я бросила работу в корпорации и стала иллюстратором

«Uber для парковок» с пропиской в Гонконге: как запустить стартап в одном из самых неоднозначных мегаполисов

«Я сдала 36 экзаменов за 1,5 месяца». Как получить диплом в Европе и стать финансовым аналитиком Volvo

Как я уехала из России в Анголу на три месяца и осталась там жить и работать

«Год в Шанхае – это как три в остальном мире». Как уехать на работу в Китай, а потом сделать карьеру в Амстердаме


Фото предоставлены автором

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Жизнь и карьера в Амстердаме: «В Европе считают, что с русскими сложно работать»
  2. 2 «Если я получил работу в 19 лет, то могу добиться большего». История студента из Бийска, уехавшего в Пизу
  3. 3 «IT — это отрасль, в которую я до сих пор не могу поверить»: как наладчик станков с ЧПУ стал программистом
  4. 4 Инна Друзь: «Тут все живут в быстром темпе, даже дети»
  5. 5 «Боевая подруга — самое верное описание отношения к девушкам в Wargaming». Как женщины работают в игровой индустрии
AgroCode Hub
Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub
Присоединяйся!