Истории

Нарушение закона, лоббирование и риски для водителей ради пиара компании — что известно из утекших файлов Uber

Истории
Елена Лиханова
Елена Лиханова

Старший редактор RB.RU

Елена Лиханова

The Guardian и Международный консорциум журналистов-расследователей получили доступ к «файлам Uber» — архиву из более 124 тысяч документов, относящихся к периоду с 2013 по 2017 год.

Он демонстрирует, что компания сознательно нарушала законы и шла на отчаянные меры, чтобы обойти закон, тайно лоббировала правительства, получала помощь от высокопоставленных политиков и использовала насилие в отношении водителей для продвижения бизнеса.

В материале — о некоторых из впечатляющих открытий «файлов Uber».

Нарушение закона, лоббирование и риски для водителей ради пиара компании — что известно из утекших файлов Uber

Представитель Uber Джилл Хейзелбейкер признала, что под руководством Трэвиса Каланика было допущено множество ошибок, но также отметила, что заменившему его Даре Хосровшахи было «поручено преобразовать каждый аспект работы Uber» и «установить строгий контроль и соблюдение требований, необходимых для работы в качестве публичной компании».

Все сервисы и компании, связанные с релокацией, на одной карте

«Мы не оправдывали и не будем оправдывать прошлое поведение, которое явно не соответствует нашим нынешним ценностям. Вместо этого мы просим общественность судить о нас по тому, что мы сделали за последние пять лет и что мы будем делать в ближайшие годы», — прокомментировала она.

За последние пять лет компания продолжала тратить миллионы на лоббирование и маркетинговые кампании, чтобы и дальше позиционировать водителей как независимых подрядчиков, а не сотрудников. Недавнее предложение акционеров повысить прозрачность лоббистских усилий компании было отклонено.

В 2017 году Каланик покинул пост CEO Uber на фоне скандалов из-за рабочей культуры, в том числе обвинений в сексуальных домогательствах, расовой дискриминации и буллинге.


Читайте по теме: История взлета и падения Трэвиса Каланика, бывшего генерального директора Uber


Вопреки заявлениям о том, что компания сильно изменилась с тех пор, ее подход к услугам остается прежним, даже когда местные законы предусматривают, что к водителям нужно относиться как к сотрудникам. И, несмотря на ожесточенные протесты и нападения на водителей, которые продолжаются и после 2017 года, Uber продолжает работать в странах и городах, где местные регуляторы требуют от водителей иметь лицензию на работу службы такси.

Рассмотрим, что стало известно из архива Uber.

Эммануэль и Трэвис обращались друг к другу по имени

Париж был первым европейским городом, в котором появился Uber, и он активно сопротивлялся новой технологической компании. Французские таксисты устраивали акции протеста, которые часто перерастали в насилие.

Но Эммануэль Макрон, который в 2014 году только что был назначен министром экономики, считал, что Uber поспособствует созданию новых рабочих мест и экономическому росту. Как демонстрируют файлы, в октябре того же года он встретился с лоббистами компании. После он стал защищать интересы Uber в правительстве и даже работать над изменением законов в пользу сервиса.

Согласно досье, Макрон и Каланик, которые вскоре стали называть друг друга по имени, встречались по меньшей мере четыре раза, в том числе в Париже и на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария.

Из переписки следует, что Каланик обещал предоставить Макрону наброски нормативно-правовой базы для регулирования сервиса, и будущий французский президент участвовал в изменении законов.

Тогда же Uber запустил UberPop, сервис, который позволял водителям без лицензии предлагать поездки по сниженной цене. Он был запрещен правительством, но продолжал работу — совершенно в духе Uber.

протесты французских водителей против UberPop

Фото в тексте: CNN

Согласно файлам из архива, когда в июне 2015 года протесты таксистов переросли в насилие, Макрон написал Каланику, что «соберет всех на следующей неделе, чтобы подготовить реформу и скорректировать закон». В тот же день Uber приостановил работу UberPop во Франции. Позже в том же году Макрон подписал указ, смягчающий требования к лицензированию водителей Uber.

Пресс-секретарь Макрона в электронном письме BBC прокомментировал: «В соответствии с его обязанностями он, естественно, встречался и взаимодействовал со многими компаниями, вовлеченными в резкий сдвиг, произошедший в те годы в секторе услуг, чему должно было способствовать устранение административных и нормативных препятствий».

Файлы также показывают, что Нили Крус, бывший комиссар ЕС по цифровым технологиям и один из высокопоставленных чиновников Брюсселя, обсуждала с Uber возможное присоединениие к компании до истечения срока ее полномочий. По-видимому, Крус также тайно лоббировала интересы компании, что потенциально нарушает правила этики ЕС.

«Насилие гарантирует успех»

В архиве содержатся невероятно откровенные и прямые разговоры между Калаником и другими высокопоставленными чиновниками, которые раскрывают ряд неэтичных действий и презрение к тем, кто не взял на себя обязательство помогать Uber. Возможно, наиболее впечатляет то, как агрессия в отношении водителей использовалась для продвижения компании.

В одной из переписок руководители Uber предупреждали, что отправка водителей на акцию протеста во Франции может привести к насилию со стороны разгневанных таксистов.

«Я думаю, это того стоит. Насилие гарантирует успех», — ответил Каланик.

Как отметила представитель Каланика, «он никогда не предполагал, что Uber должен использовать насилие в ущерб безопасности водителя…Любое обвинение в том, что мистер Каланик руководил, участвовал или был вовлечен в какое-либо из этих действий, является полностью ложным».

Бывший топ-менеджер компании рассказал The Guardian, что решение Uber посылать водителей на потенциально опасные акции протеста, зная о рисках, соответствовало стратегии компании по «превращению водителей в оружие», а насилие использовалось, чтобы «разжечь споры».

Архив email-переписки демонстрирует, что подобная стратегия повторялась в Бельгии, Италии, Испании, Швейцарии и Нидерландах. Например, когда в марте 2015 года в Амстердаме люди в масках, предположительно разъяренные таксисты, напали на водителей Uber с кастетами и молотком, этот случай использовали, чтобы попытаться добиться уступок от правительства Нидерландов.

Uber поощрял пострадавших водителей подавать заявления в полицию, которые передавались ведущей голландской ежедневной газете De Telegraaf.

«Завтра это будет опубликовано на передовицах без какого-либо участия с нашей стороны, —писал один из менеджеров. — Пусть насилие обсуждают в течение нескольких дней, а после мы предложим решение».

Хейзелбейкер признала, что в прошлом компания плохо обращалась с водителями, но это не означало, что кто-то хотел насилия в их отношении.

«Есть много того, что наш бывший CEO сказал почти десять лет назад, с чем мы, конечно, не стали бы мириться сегодня, — говорит она. — Но в чем мы действительно уверены, это в том, что никого в Uber не радовало насилие в отношении водителей».

«Рубильник»

Несмотря на публичный невинный образ и попытки Uber называть разгневанных таксистов и регулируемые рынки такси картелями, компания, похоже, знала, что во многих городах ее работа была незаконна.

Внутренняя переписка по email показываtт, что сотрудники ссылаются на «неправовой статус» Uber и другие формы предоставления услуг, нарушающие законодательство таких стран, как Чехия, Франция, Германия, Испания, Южная Африка, Швеция, Турция и Россия.

Один высокопоставленный руководитель написал по email: «Мы нелегальны во многих странах, нам следует избегать антагонистических заявлений». Другой отметил: «Мы официально стали пиратами», обсуждая стратегии Uber, направленные на то, чтобы «избежать принудительного исполнения».

В 2014 году Наири Хурдайджан, глава отдела глобальных коммуникаций Uber, написал в сообщении коллеге: «Иногда у нас возникают проблемы, потому что мы просто чертовски незаконны».

Регулирующие органы, полиция и транспортные ведомства по всему миру пытались пресечь деятельность Uber. Некоторые чиновники загружали приложение и заказывали поездки, чтобы выявлять случаи работы без лицензии и штрафовать Uber или конфисковывать автомобили водителей. Власти проводили обыски в офисах в десятках стран.

Здесь и пригодился «рубильник». Если правоохранительные органы получали доступ к корпоративным компьютерам, Uber могла активировать режим, закрывающий доступ к конфиденциальным данным, например спискам водителей. Иначе, считали в компании, это могло отразиться на ее росте.

Файлы показывают, что Каланик попросил сотрудников как можно скорее нажать «рубильник» в Амстердаме как минимум один раз. Из архива также следует, что этот метод использовался по меньшей мере 12 раз во время рейдов в Бельгии, Франции, Индии, Венгрии, Нидерландах и Румынии.

офис Uber

Фото в тексте: Sundry Photography / Shutterstock

Представитель Каланика заявила, что такие протоколы являются обычной деловой практикой, которая призвана защитить интеллектуальную собственность и конфиденциальность клиентов, а не воспрепятствовать правосудию. Она также отметила, что ни в одной юрисдикции Каланика не обвиняли «в воспрепятствовании правосудию или в каком-либо связанном с этим преступлением».

Однако в прошлом Каланика обвиняли в том, что он заплатил хакерам $100 тысяч, чтобы скрыть ограбление, из-за которого в 2016 году была украдена личная информация примерно у 57 млн пользователей и водителей Uber.

В текстовых сообщениях и переписке руководителей подробно описываются множество других случаев, когда Uber использовал «рубильник».

Например, в email тогдашнего лоббиста Макганна Дэвиду Плуффу, бывшему помощнику Обамы, который присоединился к Uber в качестве главы глобального брендинга, коммуникации и политики в 2014 году, упоминается инцидент в марте 2015 года, когда в парижском офисе Uber появилась «большая группа (около 25)» полицейских, которые «пытались влезть в ноутбуки».

«Доступ к ИТ-инструментам был немедленно перекрыт, так что полиция не сможет получить много информации, если вообще что-то получит», — писал Макганн Плуффу.

Особенно показательна переписка Макганна и Тибо Симфала, тогда —менеджера компании во Франции, а ныне — главы подразделения Uber по глобальному устойчивому развитию.

Он посоветовал использовать «сценарий Закари де Киевит», ссылаясь на адвоката Uber: «Попробуйте несколько ноутбуков, изобразите замешательство, когда не сможете получить доступ, скажите, что ИТ-команда находится в Сан-Франциско и крепко спит, и в любом случае все это контролируется UberBV, поэтому нужно отправить им запрос».

 «О да, мы уже столько раз использовали этот сценарий, что самое сложное — продолжать изображать удивление!», — ответил Симфал.

Источник.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Маркетплейс — это локальная история»
  2. 2 Безрельсовые трамваи, автономные капсулы, летающее такси — как мир переходит на транспорт будущего
  3. 3 «Мы хотим вернуть уважение к прикладным профессиям»
  4. 4 Тренд: офисные сотрудники все больше хотят работать руками. И вот почему
  5. 5 От IBM до Uber: история крупнейших компаний — в 33 книгах
Relocation Map
Интерактивный гид по сервисам и компаниям, связанным с релокацией
Перейти

ВОЗМОЖНОСТИ

20 августа 2022

22 августа 2022