Top.Mail.Ru
Лонгриды

«Человечеству нужен новый источник еды» — интервью с основателем компании-производителя белка из насекомых FlyFeed

Лонгриды
Лариса Ступина
Лариса Ступина

Редактор лонгридов RB.RU

Лариса Ступина

Более 2 млрд людей в мире страдают от недостатка продовольствия из-за изменений климата и роста цен на еду. Стартап FlyFeed предлагает свое решение этой проблемы: производство высококачественного белка и питательных смесей из насекомых.

За год компания подписала контракты о поставках на сумму свыше 20 миллионов долларов ARR и привлекла инвестиции в размере 3 миллионов долларов для запуска своей первой фермы по выращиванию насекомых во Вьетнаме.

Команда RB поговорила с основателем проекта Арсением Ольховским о том, какова на вкус белковая мука, почему проект не представлен в России, и как молодой команде удается договариваться с инвесторами.

«Человечеству нужен новый источник еды» — интервью с основателем компании-производителя белка из насекомых FlyFeed

Арсений Ольховский в юности создавал собственные стартапы, а затем занимал руководящие позиции в крупных компаниях Европы и США.

В 12 лет он запустил свой первый проект — онлайн-радио RadioLike с тысячами слушателей и командой из 40 сотрудников. В 16 Арсений основал образовательный стартап OlymPeak по подготовке к школьным олимпиадам. С 19 лет занимал руководящие позиции в европейских и американских IT-стартапах, например, был директором по маркетингу в Exponea, самом быстрорастущий SaaS в Европе в 2017 году.

 

Содержание:

Как появился FlyFeed

FlyFeed — не первый мой проект. В 12 лет я запустил собственное интернет-радио с тысячами слушателей, которое в какой-то момент было официальным радио Пикабу. В 17 — образовательный стартап OlymPeak, в 20 — занимал позицию директора по маркетингу в крупнейшей сети музыкальных школ в стране, дальше — руководящие позиции в быстрорастущих международных стартапах.

RB.RU рекомендует лучших поставщиков цифровых решений для вашего бизнеса — по ссылке

Все это время, пока я набирался опыта и денег, мне не давал покоя один диссонанс. Пока мы в своих уютных IT-стартапах боремся за снижение стоимости кликов, половина населения Земли голодает. И ситуация только ухудшается, потому что все распространенные способы производства еды сегодня завязаны на ограниченных природных ресурсах, которых становится все меньше.

 

Арсений Ольховский
Арсений Ольховский

 

Два года назад я решил всерьез заняться этой проблемой. Ушел с работы, начал исследовать индустрию еды, чтобы разобраться, почему государства до сих пор не могут решить проблему мирового голода. Спустя какое-то время стало очевидно — человечеству нужен новый источник еды. Этот источник должен быстро масштабироваться, не зависеть от ограниченных природных ресурсов, не вредить планете, быть полезным и дешевым.

Я начал искать — интервьюировал ученых и лаборатории, нанял команду, чтобы вместе прошерстить существующие альтернативные технологии производства еды. Так мы нашли насекомых: их белок очень качественный и полезный по составу, они невероятно быстро растут и размножаются, а процесс их производства не только не вредит природе, но и помогает. К тому же, насекомых не нужно кормить ценными продуктами — наш вид мух питается отходами, вредными для человека, такие остатки производства многие сельскохозяйственные фермы готовы отдавать бесплатно. Короче, то, что нужно.

 

Почему современное производство еды несовершенно

Есть два конфликтующих тренда: человечеству нужно все больше еды, потому что 3 миллиарда людей уже не могут себе позволить даже минимально здоровую диету, а население Земли стремительно растет. К 2050 году потребление белка вырастет на 60-70%. При этом еда постоянно дорожает, ведь существующие технологии не позволяют производить ее быстрее или в большем количестве. За последние 20 лет говядина стала дороже в четыре с половиной раза, курица в три, рыбная мука — в четыре раза. 

Почему производители не способны сделать еду дешевле? Потому что люди используют немасштабируемые способы производства: если мы хотим произвести больше сои, нам нужно больше полей, если хотим продавать больше рыбы, нужно больше ее выловить, если хотим больше куриного мяса — больше территорий, кормов, обслуживающих это хозяйство людей. Это условие невыполнимо: пригодной для засева почвы больше не становится, популяции рыб в океане только сокращаются, и все это усугубляется тем вредом, который наносят отходы животноводства и разрушение морской экосистемы ради рыбной ловли. 

 

Команда FlyFeed
Команда FlyFeed

 

У планеты больше нет ресурсов, чтобы наращивать привычные способы производства еды в необходимых объемах. Нам нужны новые способы, которые могут масштабироваться вертикально и превращать в еду то, что не нужно ни природе, ни людям. 

Поэтому, например, мы выбрали насекомых вместо другого, более популярного альтернативного способа производства еды — растительного мяса. Производители растительного мяса не создают новую еду, они берут уже съедобные для людей растения и придают им более привлекательную форму, по пути теряя существенную часть пищевой ценности в процессе переработки. 

Насекомые же делают ровно наоборот: берут вредные для людей пищевые отходы и превращают их в качественные, безопасные белки, жиры и удобрения, которые позволят вырастить еще больше еды.

 

Как FlyFeed производит белок

Когда мы говорим о белке из насекомых, люди обычно представляют себе каких-нибудь сушеных личинок или жареных кузнечиков. Это далеко от правды. Наш белок из насекомых — это светлая мука, которая не обладает выраженным вкусом и практически не имеет запаха. Из нее можно готовить много разных блюд: пасту, хлеб, альтернативное мясо, шоколад, протеиновые батончики. 

Мы разработали технологию, которая позволяет выращивать насекомых в промышленных масштабах, получая белок стабильно высокого качества. Если упрощать, процесс выглядит так: мы берем у фермеров отходы сельского хозяйства — например, испорченные овощи и фрукты или отходы от переработки зерна, дезинфицируем и смешиваем по созданным в нашей лаборатории рецептурам. Этой смесью мы кормим личинки наших насекомых. Примерно за неделю личинки вырастают до максимальных размеров, после чего часть из них отправляется на размножение, а все остальные — на переработку. 

 

Черные львинки
Личинки Black Soldier Fly 

 

В процессе переработки мы разделяем личинок на белковую смесь и жир, используя специальное оборудование. Все процессы автоматизированы и практически не требуют ручного труда, а такой завод можно построить в любой точке земли, где есть отходы.

При этом само производство отходов не генерирует — все остаточные продукты после биологического цикла насекомых становятся ценным удобрением, которое отправляется обратно на фермы, чтобы люди могли вырастить больше качественной еды.

Мы выращиваем личинок Black Soldier Fly — черной львинки. Они богаты белком и аминокислотами, которые нужны людям и животным, чтобы полноценно расти. Это не единственный вид насекомых, которых можно использовать в производстве — есть компании, которые, например, выращивают мучных червей или сверчков, а всего в мире более трех миллионов видов насекомых.

Чтобы прийти к черной львинке, мы провели множество исследований. В результате экспериментов, интервью и переговоров с потенциальными клиентами мы поняли, что львинка — идеальный вариант. Они растут быстрее других видов, увеличивая массу в 5 тысяч раз всего за 10 дней. При они менее избирательны в питании, чем другие виды: львинка растет и на влажных, и на сухих отходах, что сильно упрощает масштабирование. Кроме того, у львинок аномально сильный иммунитет: даже если личинки сталкиваются с грибком, плесенью и какой-то болезнью, это не влияет на конечный продукт. 

Все эти факторы — быстрый рост и масштабируемость, безопасность, качество белка — привели к тому, что мы решили остановиться на Black Soldier Fly.

 

«Я попробовал насекомых — и мне понравилось»

Мы все пробовали насекомых, из них производится масса привычных нам продуктов: их них делают пищевые красители для конфет M&M‘s и жвачек Mentos, кондитерские добавки в шоколаде Ferrero и Milka, а ингредиент E120, получаемый из мексиканской кошенили, добавляют во многие соусы, кетчупы, глазури и желе. 

 

Сотрудники FlyFeed
Сотрудники FlyFeed в лаборатории

 

Мука из насекомых тоже станет привычным ингредиентом в нашем рационе, и на её основе будут производить недорогие полезные продукты по всему миру. 

Мой самый запоминающийся опыт с едой из насекомых как раз связан с нашей мукой. В прошлом году мы произвели первую тестовую партию для одного из наших потенциальных клиентов. Прежде чем отправить им образцы, мы с женой решили поэкспериментировать и приготовили из нее протеиновый коктейль и кексы. Я попробовал — и, блин, мне понравилось. У муки почти нет запаха и вкуса — это делает ее таким идеальным базовым ингредиентом для множества разных блюд. 

 

Завод FlyFeed во Вьетнаме

Чтобы достичь нашей конечной цели — создать новый масштабируемый источник дешевой еды — нужно было учесть кучу важных деталей и минимизировать расходы. 

Производства нашего типа тратят больше всего денег на отходы, чтобы кормить насекомых, и электричество, чтобы поддерживать необходимый для быстрого роста климат. Мы снова начали искать: где в мире люди выращивают много еды, но еще не успели создать инфраструктуру для переработки отходов из нее? Где при этом естественный климат близок к тому, что нужно нашим насекомым, а электричество стоит довольно дешево? С этим прицелом мы проверили более 70 мест по всему миру, и Вьетнам оказался в числе лучших.

Этот опыт привел нас к концепции, которую мы используем при подборе новых локаций. В мире стартапов популярна идея product/market fit — когда компания делает продукт, который очень нужен и нравится и клиентам, и инвесторам. В нашем случае куда важнее стала идея factory/location fit — разместить наш завод там, где он очень нужен и приносит ценность окружающей нас инфраструктуре: производителям, государству, жителям, природе.

 

Завод FlyFeed во Вьетнаме
Завод компании во Вьетнаме

 

В случае с Вьетнамом все идеально совпало: в стране огромное сельское хозяйство, но его отходы не перерабатываются — многие из них сжигают или выбрасывают куда получится. Это не нравится ни людям, ни государству, и, что очень важно, — страна недополучает огромную экономическую ценность, которая спрятана в этих отходах. Мы же способны превратить их в миллиарды долларов добавочной ценности, и власти идут нам навстречу, понимая это. Всего за несколько месяцев после приезда мы прошли путь от «мы во Вьетнаме никого не знаем» до встреч с губернаторами провинций и директорами пищевых компаний под камерами локального телевидения.

FlyFeed никак не представлен в России. Мы с первого дня были международной компанией, потому что только так можно достичь нашей цели — сделать так, чтобы люди по всему миру перестали голодать. Для этого наши заводы должны всегда находиться там, где они приносят больше всего пользы окружающей инфраструктуре, а наши продукты — там, где люди нуждаются в них сильнее всего.

В случае с нашим первым шагом, рынком кормов для животных, наибольшую ценность белок из насекомых сейчас приносит европейским компаниям. А доступная еда для людей больше всего повлиять на человечество может в странах Азии и Африки. Поэтому еще в 2021 году мы зарегистрировали FlyFeed в Эстонии и приняли решение строить завод во Вьетнаме, а позже перенесли головной офис в Дубай — мировой торговый и логистический хаб.

Площадь первого завода FlyFeed чуть больше 20 тысяч квадратных метров — это как три футбольных поля, только с мухами и кучей датчиков. Такой завод в год может переработать более 40 000 тонн отходов и производить около 20 000 тонн белковой муки, жира и удобрений. 

 

Во сколько обошелся запуск FlyFeed

Запуск FlyFeed начался с моих личных инвестиций — примерно 200 тысяч долларов. Эти деньги пошли на первые эксперименты, разработку концепции, наем сотрудников, валидацию спроса и так далее. Уже потом в нас поверили инвесторы, вложив более 3 миллионов долларов.

Сейчас мы в процессе запуска своего первого крупного завода — вся продукция с него уже подписана договорами о предпродаже более чем 10 компаниям на сумму около 20 миллионов ARR в год. Белок в первую очередь станет компонентом кормов для домашних животных, рыбы и скота по всему миру — продукция будет поставляться в компании из Германии, Нидерландов, Норвегии, Великобритании, Латвии и многих других стран. Среди компаний, подписавших с нами такие соглашения, есть и крупнейшие мировые производители кормов.

 

Яйца черной львинки
Объем яиц черной львинки, из которых разовьются личинки, способные переработать 20кг отходов

 

К 2027 году мы планируем запустить десять заводов в разных странах Южной Азии и Ближнего Востока и начать производить еду для людей. Мы хотим сделать так, чтобы в странах, где много людей не могут позволить себе необходимую еду — например, в Индонезии, где еще недавно из-за голода государство и благотворители ограниченно выдавали населению рис, — у них появилась возможность купить себе продукт, который по составу и вкусу похож на курицу, полезен для здоровья, но при этом в несколько раз дешевле.

Сейчас наша мука стоит 2-3 доллара за килограмм. Для сравнения, килограмм курицы в большинстве стран стоит дороже 5 долларов. Мы верим, что с ростом мы сможем создавать белковые продукты, которые будут в 4-10 раз дешевле курицы без потери пищевой ценности.

Именно над этим работает наша команда.

Такая цена складывается из множества факторов, которые мы учли до начала производства: доступность сырья, низкие цены на логистику благодаря близкому порту, собственная технология производства и приготовления субстратов. Благодаря разному опыту сотрудников, наша небольшая команда из 15 человек находит неочевидные решения из разных профессиональных областей, а в зависимости от текущих задач мы консультируемся с внештатными учеными и инженерами со всего мира. 

 

«Мы собрали в одной команде профессионалов с горящими глазами»: кто стоит за успехами FlyFeed

Люди вообще часто удивляются, когда нас видят: у компании 25-летний основатель, в команде с ним — крупные ученые, опытные инженеры и топ-менеджеры. В их числе несколько PhD с мировым именем или, например, Ахмед Хассан, бывший генеральный директор Hill’s — бренда кормов для домашних животных компании Colgate Palmolive. Наверное, секрет в том же самом product/market fit, только в этот раз уже нашей компании как продукта для членов команды как клиентов. Каждому из нас FlyFeed дает однозначный ответ на вопрос «Как сделать мир таким, каким мы хотим его видеть?».

Ещё помогает подход к бизнесу, который сильно заметен талантливым людям со стороны. Мы, как наверное сделали бы многие, могли начать с небольшого заводика «там, где удобно» — недалеко от дома, чтобы мотаться не приходилось. Вместо этого мы сразу договариваемся о поставках с крупнейшими пищевыми производителями в лучшей в мире стране для выращивания насекомых.

Могли бы годами ждать разрешений и согласований в рамках стандартных процедур, но вместо этого постоянно находим способы разговаривать с людьми напрямую, и нам идут навстречу. Могли бы попытаться продавать «что смогли произвести кому придется», но вместо этого сразу подписали контракты с крупнейшими игроками в индустрии и с первого дня разрабатывали технологию в соответствии с самыми строгими требованиями к качеству продукта.

В итоге мы собрали в одной команде профессионалов с горящими глазами из разных индустрий — и это помогает нам находить еще больше необычных решений проблемам, которые мешают другим компаниям. 

Фото: предоставлены героем

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как выйти на рынок Вьетнама с товарами повседневного спроса
  2. 2 «Вам нужен местный PR-друг, который мечтал о встрече с вами» — как строить пиар-кампанию во Вьетнаме
  3. 3 Как найти себе партнера в Сингапуре и Вьетнаме
  4. 4 GoAsia Club приглашает предпринимателей и инвесторов в бизнес-тур по Малайзии и Индонезии
  5. 5 Сингапур, Индонезия и Филиппины — что делать в диджитале в этих странах
ArtTech — карта разработчиков арт-технологий
Все игроки российского рынка технологий для искусства
Перейти