Колонки

«Я спал по два часа и просыпался с огромным чувством вины». Как бороться с эмоциональным выгоранием на работе?

Колонки
Дарья Бондаренко
Дарья Бондаренко

Журналист, PR-менеджер Alef Development

Софья Федосеева

Случается, что работа, которая вчера казалась делом всей жизни, становится невыносимой. Одна только мысль проверить корпоративную почту вызывает тремор рук и учащенное сердцебиение. Это звучало бы забавно, если бы не встречалось повсеместно.

Дарья Бондаренко, PR-manager в Alef Development, собрала восемь мнений о проблеме эмоционального выгорания от основателей компаний, топ-менеджеров и руководителей проектов.

«Я спал по два часа и просыпался с огромным чувством вины». Как бороться с эмоциональным выгоранием на работе?

Алексей Горулев, директор по продажам в LinguaTrip.com


Мой день начинается в 8:00 по Москве и заканчивается в 20:00. Такого графика я придерживаюсь всегда, неважно, работаю ли я из офиса или удаленно. Даже в Америке я живу по московскому времени, чтобы не сбивать график и быстро привыкать, если куда-то перемещаюсь.

Раньше я думал, что кому-то что-то докажу, если буду больше работать, и отказался от выходных. Со временем пришло осознание, что так делать не стоит: происходит накопление усталости, можно легко заболеть, работа становится рутинной, а это – прямой путь к депрессии.

Нужно показывать результат, а не количество часов, которые отсидел в офисе, или синяки под глазами от недосыпа. Идеальный выход – все-таки иметь выходные, но блокировать два-три часа для ответа на важные вопросы, решение сложных ситуаций и работу с приоритетными клиентами.

Когда в первый раз произошло выгорание, я накручивал себя, думал, что меня вот-вот уволят, что мной, наверное, недовольно руководство, а сотрудники не считают хорошим специалистом. Я спал по два часа и просыпался с огромным чувством вины.

Я начал исправлять ситуацию с того, что попросил выходные, у меня получилось три дня вместе с пятницей, уехал за город и взял с собой ручку и блокнот, а ноутбук оставил в офисе. Я выписывал все, что думаю: какие у меня цели, что меня не устраивает, как бы я хотел жить через пять лет, какие проблемы и трудности мне мешают, что меня держит из прошлого.

Этот эпизод случился в разгар «сезона», но, к моему удивлению, за один день отдыха ничего не рухнуло. Тогда это стало огромным открытием.

Я брал несколько сессий с психологом по скайпу. Мне не хотелось работать с русскоязычным специалистом, поэтому я нашел в интернете психолога из Брайтона, Великобритания. Каждая сессия выходила порядка двух тысяч рублей, что в два раза дешевле, чем сходить к психологу в Москве, плюс я практиковал английский. Мне кажется, что у британцев и американцев особый склад ума, они могут заражать оптимизмом и верой в светлое будущее.

Следующим шагом стал разговор с руководством, где мы честно обсудили все проблемы, признали ошибки и еще раз обозначили, что можем так открыто на эти темы разговаривать.

Я признался, что мне уже не нравится то, чем я занимаюсь, хотя пришел в компанию с абсолютно другим настроем. Мы договорились о том, как можно делегировать часть моих обязанностей, и выгорание стало отступать.


Дмитрий Соколов, сооснователь Alef Development


Если работы очень много, то наступает период, когда разгребание задач начинается буквально после завтрака (иногда до) и не заканчивается до позднего вечера. Бывает обычный график, когда работы много, но нет дел, у которых поджимают сроки. Когда мне удается войти в такой режим, моя продуктивность возрастает на 200 процентов.

Вот четкие признаки, что вы на пути к выгоранию:

  • ваш список дел разрастается, копятся просроченные дела;
  • вас заваливают со всех сторон;
  • вам много приходится заниматься делами, которые вы не любите;
  • среди ваших повседневных дел давно не оказывалось того, чем вам действительно хотелось бы заняться;
  • хроническое недосыпание.

Борьба с этим состоянием состоит из множества маленьких шагов.

  • Сделайте несколько дел, давно висящих в вашем списке задач. Возможность наконец вычеркнуть их окажется весьма приятным началом восстановления.
  • Найдите дело, которым вам давно хотелось заняться, и погрузитесь в него с головой. Пусть оно будет не самым важным и срочным – все равно на прокрастинацию вы уже потратили в разы больше времени.
  • Постарайтесь разрешить максимум ситуаций и дел, которые вызывают тревожность. Если что-то не успеваете – предупредите партнеров или делегируйте.
  • Добавьте спорт в свой график.

При таком подходе к проблеме уже в конце дня вы сможете почувствовать себя молодцом. Если ничего подобное вам даже близко не помогает – вероятно, вы заняты не своим делом.

Выгорание грозит не только вам, но и вашим подчиненным. Они, в отличие от вас, не могут сами выбирать задачи и ставить приоритеты.

Чтобы у наших программистов не происходило рабочего выгорания, мы всегда находимся с ними в контакте – следим, чтобы они не скучали, спрашиваем, насколько интересны задачи, и обсуждаем, какие проекты будут дальше.


Алексей Рожков, сооснователь «Сделаем»


Начало моего рабочего дня зависит от насыщенности предыдущего. Если мы делали стратегию до поздней ночи, я могу позволить себе встать в 12 дня. Если никаких форс-мажоров нет, я встаю в шесть утра, иду на тренировку, а в рабочем Slack появляюсь в восемь-девять утра.

На выходные я оставляю ту работу, где надо подумать, «почеркать» что-то в блокноте, нарисовать в уме схему. Монотонную рутину на выходных я никогда не делаю – она слишком много сил высасывает.

Первый раз о выгорании узнал пару лет назад. Я был еще фрилансером, который берет много разовых проектов. С одной стороны, это не дает заскучать – помогает разбавить рутину, с другой – такой круговорот и непостоянство тоже слегка подкашивают. Начинаешь думать: «Да сколько можно-то?».

Мне кажется, что выгорание нельзя поймать на начальном этапе. Ты его просто не замечаешь и путаешь с усталостью или плохим настроением.

У меня ситуация ухудшилась, как ни странно, после хорошего отдыха. Тогда я на пару недель съездил в Тбилиси, объехал всю Грузию за рулем, попробовал кухню. После возвращения отвалился один проект, потом второй, и я почувствовал, что сил и желания искать новые нет.

Дурные мысли выбили только тяжелые тренировки до потемнения в глазах. Как только сел за ноутбук, пришли новые интересные проекты. Закон Вселенной – ты получаешь задачи тогда, когда можешь с ними справиться.

Главное в это время – не смотреть вокруг, а наоборот – взглянуть на себя со стороны. Если будешь втыкать в соцсети, где сплошной показушный успех, может стать только хуже. Вся эта «мишура» только отвлекает, не дает мозгам «остыть». А это очень важно.

Чтобы избежать случаев эмоционального выгорания в коллективе, на ключевые позиции мы стараемся брать людей, с которыми уже успели поработать. Например, редакторы сначала получают задания на несколько текстов. Они работают в качестве авторов, мы присматриваемся, много созваниваемся, слушаем, как и о чем говорит человек, как реагирует на проекты и капризы клиентов.


Мария Фикссон, дизайнер и основатель бренда одежды Fiksson


Я просыпаюсь в восемь утра, готовлю завтрак, танцую, после сажусь за работу. У меня широкий функционал: от задумки вещи, разработки, контроля производства до контента, бухгалтерии и ведения блога. Кроме того, у меня сейчас идет процесс выхода книги, поэтому много работаю с издательством.

Я столкнулась с выгоранием год назад: ухудшилось здоровье, было одно желание – лежать в темноте. Тело всегда первым сигнализирует о проблеме.

Тогда я попросила мужа взять часть моих задач, чтобы я «оттаяла». Минимизировала общение с людьми и сделала упор на сон, отдых, вкусную еду и сессии с психологом. Ушел примерно год и два месяца, но я до сих пор в процессе восстановления.

На собеседовании определить потенциального сотрудника с выгоранием очень просто. Такие люди жалуются на предыдущих работодателей и раздраженно говорят, что работают строго по графику. Я никого мучить не собираюсь, но сразу видно, что что-то не так.


Павел Александров, основатель Ex-In


Первый раз выгорел в 2015 году. У меня было несколько бизнесов: региональная сеть фитнес-клубов, свой бар, компания по разработке ПО и консалтинг заводов. В общей сложности примерно 100 человек, с кем постоянно нужно было общаться – ставить и проверять задачи.

Я работал как телефонистка: 100-150 входящих в день. В итоге не отследил отношения с арендодателями, и мне досрочно расторгли договор в фитнес-клубе с более чем 2,5 тысячами годовыми картами.

За две недели нашел я помещение и включился в ремонт. Клуб открыли примерно за месяц, а потом еще доделывали все по этапам. После окончания ремонта я две недели не разговаривал с людьми и восстанавливался. Эта ошибка могла стоить мне 15 миллионов рублей.

Сейчас я развиваю конструктор воронок продаж и сайтов. Мой рабочий день полностью не нормирован: случается вести работу с раннего утра до поздней ночи, потому что мы постоянно проводим вебинары для клиентов. Продукт быстро совершенствуется, а вебинары позволяют делать делиться новостями.


Когда количество пользователей стало больше 200 тысяч, я вновь почувствовал перегруз, но на тот момент уже придумал эффективный способ не «перегорать» – надо объяснить себе, что и в Москве можно чувствовать себя, как на отдыхе.

Каждый человек, уезжая в отпуск, меняет привычное поведение: больше свежего воздуха – мозг переключается в режим восприятия, потому что нужно запоминать маршруты и локации. Почти во всех поездках радостью для меня были море и прогулки. Так я стал ходить в Москве пять-шесть раз в неделю плавать и практически отказался от езды на машине.

Внутреннее состояние изменилось целиком за месяц – появилось больше поводов радоваться жизни. Этой практикой стали пользоваться у нас в офисе. Каждый нашел любимое занятие: кто-то гуляет, кто-то на вокал ходит в обед. День получается разделенным, и всем легче коммуницировать.


Миля Котлярова, создатель проекта Digital Broccoli


В начале дня из списка дел я выбираю самое срочное или важное, но если работа идет тяжело, начинаю с мелкого и простого.

Эффективных рабочих часов почти у любого человека не больше шести, поэтому я не прыгаю выше головы.

Я принципиально не работаю в выходные и сообщаю об этом клиентам и партнерам. Я даже не созваниваюсь в эти дни, потому что голова должна полностью отключиться от дел.

Если вы чувствуете, что вставать с постели по утрам становится все тяжелее, от работы подташнивает, и вы по несколько часов заставляете себя выполнять элементарные задачи – выгорание уже близко.

К сожалению, на раннем этапе его поймать сложно. Это как простуда: сначала просто кажется, что появилась легкая усталость, потом некогда побыть наедине с собой, потом завал на работе. Вы забиваете на свои ощущения на неделю, две, три и в какой-то момент сваливаетесь с осложнением в виде выгорания.

Думаю, под каждый случай нужно подбирать свой метод лечения. Сначала задайте себе определенные вопросы.

  • Нравится ли мне в целом моя работа?
  • Почему я чувствую усталость и апатию? Что нужно убрать из моей жизни, чтобы они ушли?
  • Не слишком ли много в последнее время я на себя беру? От какой ответственности/проектов/дел можно отказаться?
  • Люди, с которыми я работаю, приятны мне или я каждый день терплю их?

Ответы помогут понять, что стало причиной, тогда вывод будет напрашиваться сам собой. Одного универсального метода нет, но в целом он так или иначе связан с отказом от работы на какое-то время.


Максим Спиридонов, генеральный директор «Нетология-групп»


Я руковожу средним бизнесом, поэтому мой рабочий день, как у любого управленца, заполнен встречами. Переговоры за пределами офиса стараюсь переносить на утро или вечер, чтобы избежать траты времени на дорогу. Хотелось бы укладываться в будни, но сейчас у меня такой возможности нет.

В выходные стараюсь работать менее напряженно. Например, в будний день количество рабочих встреч и звонков варьируется от восьми до 12, а в выходные я минимизирую их до двух-четырех.

Всю свою жизнь я управляю стартапами, а это – переход от одного кризиса к другому.

С выгоранием впервые я столкнулся 12 лет назад. Проект, которым я тогда руководил, был на грани катастрофы, и мне приходилось активно действовать, чтобы изменить ситуацию. В четыре-пять утра мозг включался в работу и больше не хотел засыпать, даже если была такая возможность. Помогла схема периодического отдыха.

В рабочем графике я всегда стараюсь делать паузы. Длинные – еженедельно полдня или целый день выделяю на отдых. Средние – перерыв на обед или прогулку на 20-30 минут в течение рабочего дня. И микропаузы – обычно это пять-десять минут между встречами или задачами.

Считаю, что идеальная продолжительность встречи – 50 минут. А оставшиеся 10 минут до следующего созвона дают возможность перезагрузиться.


Денис Савельев, CEO Texterra


Я не верю в существование выгорания. Бывает обычная понятная человеческая лень, и причина ее одна – недостаточная финансовая мотивация.

Ты знаешь, что до конца месяца осталось немного, и если ты в это время не будешь делать ничего, то заработаешь 15 тысяч рублей. А если будешь вкалывать на всю катушку, то заработаешь 17. Ну и какой смысл надрываться?

Теперь следите за руками. Представим, что доход зависит от качества и количества работы значительно сильнее. Если ты остаток месяца будешь пахать, то заработаешь 70 тысяч рублей. Вопрос: будете ли вы лениться? То есть, извините, выгорать? Вот и все, что я могу сказать.


Материалы по теме:

«Сутки напролет вы будете клепать стремные креативы». Рекламщик – об изнанке своей профессии

4 совета о том, как не выгореть на удаленке

Как сохранять продуктивность на нелюбимой работе

Творческий отпуск, услуги психотерапевта и возможность самовыражения: как компаниям угодить миллениалам

Вот почему важно снижать стресс на работе


Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

13 ноября 2019 — 29 января 2020

Performance-маркетинг для бизнеса

16 ноября 2019

Website Optimization