Как скоро ожидать китайских инвесторов в России: мнение эксперта

Николай Борисенко
Николай Борисенко

Заместитель директора по венчурным инвестициям в ЗАО «Лидер»

Расскажите друзьям
Софья Федосеева

Китай — один из самых больших и динамично развивающихся инвестиционных рынков. Растущая денежная масса, аккумулированная в Китае, активно вкладывается в технологические компании по всему миру, но из-за ограничений, которые сегодня создаются странами Европы и США, теперь больше шансов, что этот капитал будет направлен в Россию.

Николай Борисенко, заместитель директора по венчурным инвестициям в ЗАО «Лидер», рассказывает о китайском инвестиционном рынке и перспективах его развития.

Управляя венчурным фондом УК «Лидер», наша команда начала системно работать с инвесторами и финансовыми институтами Китая с 2016 года.

Уже тогда был заметен их интерес к нашим проектам, и в этой статье я хотел бы поделиться соображениями о предпосылках скорого замещения в российских технологических отраслях западного капитала восточным, а также о том, что этому процессу мешает.

Такое замещение было бы для всего рынка очень кстати, так как объемы инвестиций и поглощений продолжают оставаться низкими после введения санкций в 2014 году и ухода западного капитала из страны.


Китайский угол проявляется в российском хай-теке

В 2016-2018 годах появляются новости о сделках с китайскими «стратегами» (прим. – корпоративными и стратегическими покупателями) и инвесторами:

Rusbase рекомендует только проверенные компании, которые специализируются на сервисах для ритейла и ecom.
  • WayRay (стартап в области голографической навигации для автомобилей) привлек около $20 миллионов от Alibaba, а затем –  $80 миллионов от консорциума Alibaba, «РФПИ» и Porsche;
  • CDNvideo (ведущая сеть доставки видеоконтента в России) купил стратег ChinaNetCenter при оценке бизнеса в $15 миллионов;
  • MariaDB (база данных, в которую инвестировал фонд с российскими корнями Runa Capital) привлек $27 миллионов от Alibaba;
  • «Сибур» привлек один миллиард долларов от фонда Шелкового пути за десять процентов компании;
  • «Новатек» продал тому же фонду Шелкового пути десять процентов «Ямал СПГ» за один миллиард долларов.

Успехи, связанные с развитием бизнеса на крупных китайских рынках, демонстрируют и другие компании, например, IPG Photonics (мировой лидер в области мощных оптоволоконных лазеров, его рыночная капитализация около семи миллиардов долларов).

44% выручки IPG Photonics в 2018 году составляют продажи именно в КНР, и это один из главных источников роста капитализации бизнеса.

Стоит отметить, что Китай – один из самых активных технологических инвесторов в мире, потративший на поглощения в секторах новой экономики около $200 миллиардов и осуществивший множество знаковых сделок в 2016-2017 годах.

Например, был приобретен контроль в топовом производителе промышленных роботов из Германии – Kuka Robotics, известной также тем, что их робот почти победил легенду настольного тенниса Тима Болля (видео).

Китайская Midea Group оценила бизнес Kuka в этой сделке в четыре целых шесть десятых миллиарда евро.

Однако в 2017-2018 годах европейские страны и США по политическим мотивам начали ограничивать возможность приобретения технологических бизнесов китайскими инвесторами, мотивируя это национальными интересами.

В 2019 году политическое давление на Китай усилилось. Появились новые ограничения не только для инвестиционной деятельности, но и для продажи технологических продуктов конечным пользователям от Huawei и ZTE. А в последние дни эти запреты начали сопровождаться уголовными обвинениями против менеджеров крупных компаний.

В этих сложных для него внешнеэкономических условиях Китаю приходится искать новые цели для поглощений за рубежом, поскольку внутренние стимулы для такой деятельности продолжают работать с необычайной силой.

Вот лишь некоторые из них:

  • Партия КНР утвердила план перехода в фазу создания инноваций после этапа «индустриализации». Теперь правительство стимулирует университеты переманивать ученых, корпорации – совершать покупки и приглашать инженеров на работу, инвесторов – создавать международные фонды для «втягивания» лучших зарубежных технологий в страну. Зарплаты специалистов по machine learning в Китае уже превышают вознаграждения в Кремниевой долине. Области интересов, стимулируемые партией, включают искусственный интеллект, беспилотные автомобили, технологии энергетики, роботов, генетику, биотехнологии.
  • Быстрыми темпами развивается законодательная инфраструктура для внедрения технологий будущего. Правительство Китая выпустило акты, регулирующие испытания беспилотных автомобилей, и выдало лицензии на эту деятельность ведущим ИТ-компаниям. Утверждена программа «умных городов» для 30+ муниципалитетов. Объявляются планы по сбору крупнейшей базы геномов человека.
  • Страна накачивается денежными средствами для осуществления инвестиционных и технологических планов.

Вот как выглядит рост агрегатора М2 в экономике Китая, то есть сумма наличных и безналичных средств (миллиардов юаней) физических и юридических лиц:

По данным Всемирного банка, упомянутый агрегатор М2 в Китае равен почти удвоенному ВВП.

В России М2 составляет лишь около 60% ВВП. Это колоссальное различие. Если сравнить денежные знаки с красными тельцами в крови, то в России наблюдается хронический недостаток «кислорода», не позволяющий в полной мере обновлять основные фонды, не говоря о вложениях в перспективные технологии будущего.

В Китае же такому количеству капитала наоборот «тесно», и это облегчает его инвестирование не только внутри страны, но и за рубежом. Почти 50% мировых вложений в хай-тек в 2018 сделал Китай

Там нет потребности в иностранном капитале (косвенный эффект от этого – иностранным инвесторам сложно вкладываться в хорошие китайские компании).

Фото: Unsplash

В стране огромное количество своих венчурных фондов. Большинство из них связаны с государством, а размер самых крупных превышает десять миллиардов долларов.

Например, объем секторального государственного фонда для инвестиций в интернет-компании составляет $14,5 миллиарда.

Культурными особенностями китайской нации являются почитание каллиграфии, приоритет коллективного поведения над индивидуальным, порицание «выскочек» – это мешает создавать и изобретать новое, что подпитывает спрос на покупку инноваций извне, позволяя иногда переплачивать, так как ценность новых технологий для китайского покупателя зачастую выше, чем на Западе.

Таким образом, с учетом высокого спроса на хай-тек, его недостаточного внутреннего предложения, избытка капитала внутри страны и усиливающихся политических ограничений со стороны Запада, китайскому капиталу приходиться активно искать новые рынки. Даже удивительно, как он раньше обходил Россию стороной. Хотя некоторые препятствия мы создаем сами.


Причины непонимания и недоверия к китайским партнерам

Последние 20 лет инвестиционный капитал в России имел в основном западную природу.

EBRD, «МВФ», европейские, скандинавские, а иногда и американские фонды были источниками финансирования для компаний самых различных отраслей и стадий развития от стартапов до выхода на IPO (прим. – размещения акций на бирже).

Представители таких западных фондов и корпораций регулярно входили в советы директоров крупных российских компаний. Это был очень полезный период трансфера опыта, правил цивилизованной игры, практик корпоративного управления, принципов финансового учета, принятия решений и многих других знаний, который закончился в 2014 году – одновременно с введением санкций против России.

Фото: Unsplash

За эти 20 лет наши предприниматели и менеджеры привыкли к западному подходу в инвестировании и управлении бизнесом. А язык и правила восточных партнеров заметно отличаются. Мы еще плохо понимаем друг друга, и такое непонимание усиливается «шлейфом» мифов о Китае двадцатилетней давности.

Эти стереотипы крепко в нас засели.

  • «Китайцы – грубые и беспринципные». Сформирован, в основном, опытом закупки товаров на рынках КНР в 1990 годах. Все еще встречается в деловых кругах в провинции.
  • «Непрозрачность рыночных отношений, кумовской капитализм». Действительно, в Китае XIX-XX веков и ранее было распространено почитание чинов (в ущерб признанию личных достижений или успехов в бизнесе), должности стремились раздавать только своим знакомым или родственникам. В XXI веке правила сильно поменялись, особенно в корпоративном мире.
  • Азиатские «уловки» в переговорах. Смена условий прямо перед сделкой. В чем-то это проявлялось раньше, когда международные нормы переговоров не пересекались с бизнесом Китая. Однако сегодня, когда такие компании, как Tencent, Huawei или ZTE продают свои товары в каждом уголке мира, договариваются о привлечении финансирования и о создании совместных предприятий, стиль переговоров в Китае значительно изменился.
  • «Китай не играет вдолгую, учитывает только свои краткосрочные интересы». Этот миф схож с предыдущим. Философия варварских набегов на чужую территорию могла быть обоснованной в семидесятых годах, когда экономика КНР была ориентирована только на внутреннюю жизнь, но не сегодня, поскольку международное корпоративное партнерство предполагает сотрудничество сторон в течение многих лет (иногда десятков лет) на взаимовыгодных и паритетных условиях.
  • «В Китае мою технологию быстро скопируют». Наверное, самый распространенный миф. Вместе с расцветом инвестиционной активности законодательство по защите интеллектуальной собственности в КНР претерпело сильные изменения. Любой китайский инвестор кровно заинтересован в защите от копирования ключевых технологий инвестируемой им компании. Развитие венчурного рынка Китая было бы невозможно без изменения и соблюдения законов в этой области.

Стоит ли ждать китайского юаня в российском венчуре?

Если оставить упомянутые предрассудки и мифы в стороне и уделить больше времени знакомству с перспективами и возможностями рынков Китая, особенностями и правилами ведения переговоров, можно открыть для себя много интересного.

Некоторые рынки в КНР превышают объем аналогичных российских не в десять раз (пропорция населения России и Китая), а в 100, и особенно это касается технологических отраслей.

Также многие корпоративные менеджеры из Китая проактивны и энергичны. Они получили образование в университетах Европы и США, где набирались опыта в бизнесе по десять лет и вернулись на родину.

Они много работают и настроены достигать результатов, например в переговорах по основным условиям сделки в течение считанных недель, иногда и дней (конечно, если они видят свой интерес в такой сделке), и что переговоры с ними проходят быстрее, чем с европейцами, а условия подписываемых соглашений неукоснительно исполняются.

Если мы не будем упорно держаться за старые мифы, проявим свою проактивность и доброжелательность по отношению к партнерам из Китая, уверен, в течение пары лет мы станем свидетелями многих крупных сделок с российскими технологическими компаниями.


Материалы по теме:

Пока в США говорят об угрозе ИИ, Китай, не раздумывая, внедряет свои разработки. Как страна идет к технологическому прорыву

ИИ, миллиарды инвестиций, беспрецедентный рост: почему нужно следить за Китаем, если вы в EduTech

Сможет ли Китай создать свою Кремниевую долину?

Столкновение менталитетов: как добиться успеха в переговорах с партнерами из Китая

Деловая культура Китая: почему вам придется играть по их правилам

Фото на обложке: Unsplash


В нашем Instagram @rusbase сегодня есть на что посмотреть! Подписаться

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

‡агрузка...

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
FinAdTech Moscow
23 мая 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase