«Да, я верю в водородную экономику» – почему надо прекратить бороться за нефть

Юлия Бровкина

Генеральный директор ООО «Пакс Текум»

Расскажите друзьям
Виктория Кравченко
Юлия Бровкина

Юлия Бровкина, генеральный директор ООО «Пакс Текум», рассказала о цикличности мировой экономики и объяснила, почему сейчас мы живем в самом начале нового «длинного социального цикла». А вы знаете, что это значит?

Закономерные циклы развития экономики

Мы живем в эпоху смены технологического, социального и экономического уклада общества. Такие периоды в жизни общества регулярно повторяются с периодичностью примерно раз в 300–400 лет. Менее значительные колебания, связанные с развитием технологий и стремительным формированием новых рынков, длятся обычно 100–130 лет.


Общество, история, политика, мировая экономика, технический прогресс, религии и войны — все это единая, живая, постоянно меняющаяся по определенным глубинным законам система. И у этой системы есть свои закономерности развития, «длинные тренды», имеющие волновую природу.


И если, как говорил Ленин: «Политика есть концентрированное выражение экономики», то мировая экономика по сути — концентрированное выражение технологии и капитала.


И технологии, и капитал, в свою очередь, вращаются вокруг простейшей задачи — удовлетворить базовые потребности человечества, неизменные тысячелетиями.

При этом мы можем выделить:

  • «Длинные жизненные циклы набора базовых потребностей» (продолжительность которых в среднем 5–7 тысяч лет),
  • «Длинные социальные циклы» (связаны с появлением, формированием и развитием нового социально активного класса и изменениями общественного уклада), продолжительность которых составляет в среднем 300–400 лет,
  • «Короткие технологические жизненные циклы», связанные с преодолением технологического барьера и изобретением новой, экономически значительно более эффективной, чем все существующие, технологии, создание и бурный рост новых рынков, связанных с массовым применением этой технологии, удешевление, формирование ключевых игроков на рынке, передел собственности, насыщение рынка, спад, консервация сложившегося экономического и политического уклада, угасание, разрушение (продолжительность 100–130 лет).


Текущих базовых потребностей у человечества не так уж и много:

  1. Физические (вода и пища, кров и одежда, безопасность, обогрев и освещение, перемещение, здоровье и жизнь),
  2. Социальные (товарообмен, общение и обмен информацией),
  3. Личностные (духовные потребности, потребность в познании, потребность в отдыхе и развлечениях).

Меняется со временем структура потребностей человечества, их приоритеты.


Смена технологического цикла происходит под влиянием 6 ключевых факторов:

  • Наличие неизменной тысячелетиями базовой потребности,
  • Неудовлетворенность имеющимися способами ее решения,
  • Наличие в обществе экономически и социально активного класса,
  • Конкуренция, стимулирующая снижение себестоимости,
  • Объем инвестиций в R@D,
  • Появление технологий, преодолевающих «технологический барьер».

Проиллюстрируем эту мысль простым примером.



Как базовые потребности определяют развитие энергетики


1. Одной из базовых потребностей людей является потребность в тепле


Самые ранние известные нам сооружения отопления в домах — гипокауст Сергия Ораты в Древнем Риме (I век до н. э.), а также возникшие чуть ранее ондоль в Корее и дикан в Китае. Традиционные отопительные системы использовали в качестве топлива дрова и минералы, в качестве носителя тепловой энергии использовался воздух, а объектом подогрева традиционно был пол в помещениях.


На протяжении нескольких столетий технологические новшества были связаны в основном с конструкцией печей и архитектурных решений, обеспечивающих циркуляцию нагретого воздуха.


Все изменилось в XVIII веке на фоне промышленно-буржуазных революций. Ускорение технического прогресса было вызвано появлением нового предпринимательского класса — буржуа, с его конкурентной средой, концентрацией капитала и фокусом на поиске более дешевых, чем существующие на рынке в настоящий момент, технологических решений. Промышленная революция затронула и традиционную сферу отопления.

Реклама первого в мире завода по производству радиаторов


На рубеже XVIII-XIX веков появились первые системы водяного отопления, оказавшиеся более эффективными и дешевыми, чем воздушные конвекционные. А в первой половине XIX века была изобретена система парового отопления, изменившая отрасль. В конце XIX века мир массово стал переходить на системы централизованного парового отопления на базе ТЭЦ, в качестве топлива на которых использовалось минеральное топливо (уголь и кокс).


Долгое время выработка тепла в режиме когенерации на ТЭЦ была гораздо дешевле, чем локальное теплоснабжение или альтернативное электроотопление. Но все в этом мире меняется.


2. Другая базовая потребность человечества — потребность в освещении


Опустим период лучин, факелов и восковых свечей, и перейдем сразу к началу XIX века, когда распространение газового уличного освещения было внезапно прервано изобретением бензина (1825) и керосина (1848).


Использование бензина, керосина и солярки для освещения оказалось в несколько раз дешевле газа. Это была первая поворотная точка в развитии технологий, направленных на удовлетворение потребности в освещении.


Одновременно развивалась электроэнергетика: хотя первый электродвигатель появился еще в 1834 году, но электрическая лампочка, линии электропередачи и первые электростанции общественного назначения появились только в конце XIX века. Первая система электрического уличного освещения появилась в 1890 году, освещения домов — в 1920 году.


Собственно, это была вторая поворотная точка, изменившая направление инженерной мысли: вместо прямого сжигания топлива человечество перешло к более эффективному и дешевому производству электрической энергии, использовавшейся для уличного освещения и освещения домов.


3. Третья базовая потребность — потребность в перемещении


Опять-таки, опустим историю древнего мира, где в основном конкурировали между собой переносные и самоходные средства передвижения, и посмотрим сразу на переломный XIX век.


В 1896 году был изобретен первый автомобиль с бензиновым двигателем, первый трамвай на электромоторе появился в 1889 году, первый самолет — в 1903, первое судно на дизель-генераторе — в 1903, первый автомобиль на дизельном двигателе — в 1923 году.


Развитие транспортной промышленности создало огромный спрос на нефтепродукты, использовавшиеся в качестве топлива. Естественно, что быстрорастущие рынки, направленные на удовлетворение базовых потребностей, оказали влияние на машиностроение и металлургию.


Первая электроплавильная печь появилась в 1901 году, первое потоковое электризованное производство — в 1903. Развитие систем централизованного электроснабжения и электризации производства привело к бурному росту электроэнергетической отрасли. В дальнейшем произошел переход от поршневых паровых машин, работавших на угле, к газотурбинным и парогазовым установкам, имевшим более высокий КПД.


Именно три этих базовых потребности — освещение, обогрев и перемещение— лежат в основе бурного развития энергетической отрасли в начале XX века.


Технологический жизненный цикл нефтегазовой экономики, который сейчас уже близок к своему концу, прошел несколько фаз развития. Давайте посмотрим на ключевые «короткие» тренды XX–XXI века и на роль России на мировой арене.



История нефтегазового технологического цикла

В начале

На рубеже веков, в 1900 году, нефтедобывающая отрасль стала биполярной: Россия обеспечивала 53% мирового объема экспорта нефти, а США — 43%, на все оставшиеся страны (Европа, Индонезия и Латинская Америка) приходилось 4%.


Россия обеспечивала не более 3,4% мирового ВВП, занимала 7 место по внешнеторговому обороту и преимущественно экспортировала хлеб, лес и сырье (нефть и руды) в европейские страны (Германию. Великобританию, Голландию и Францию).


Накопленный в XIX веке частный капитал, благоприятные условия для внешних инвестиций, технологическая революция и интеграция в мировую торговлю позволили в 1900–1913 перейти к преимущественному развитию перерабатывающей промышленности и в полтора раза увеличить объем промышленного производства как в легкой, так и в тяжелой промышленности.


Первая половина XX века была связана прежде всего с борьбой между интенсивно развивающимися промышленными странами и между нефтяными баронами за контроль над известными сырьевыми месторождениями (США, Россия, Индонезия, Австро-Венгрия и Румыния).

Эта борьба сопровождалась военными конфликтами и привела к разворачиванию первой и второй мировых войн.


Запасы сырьевых ресурсов в Румынии и России стали одним из ключевых мотивов интервенции Германии в эти страны при развязывании Второй мировой войны. Япония, под давлением эмбарго, наложенного традиционными поставщиками топлива, была вынуждена напасть на Индонезию. На территории Латинской Америки по тем же причинам еще до начала ВМВ разворачиваются военные конфликты в Боливии и Парагвае.


Также первая половина XX века ассоциируется активной разведкой новых месторождений на ближнем Востоке (Ирак в 1908 году, позднее Бахрейн, Кувейт и Саудовская Аравия, тридцатые – сороковые годы XX века).


В середине


Вторая половина XX века характеризуется несколькими ключевыми трендами:

  • Войны на ближнем востоке вследствие территориальных или религиозных притязаний. Разворачивание террористического движения исламского толка на ближнем востоке.
  • Множественные локальные войны в постсоветском и постколониальном пространстве: Алжир, Таджикистан, Босния, Шри-Ланка, Чечня, Восточный Тимор, Руанда, Чьяпас (Мексика), Судан, Приднестровье, Афганистан, Сьерра-Леоне, Сомали и Нагорный Карабах, Кашмир и Либерия, Йемен, Ангола, Ольстер, Курдистан, Камбоджа, Кипр, Абхазия, Ливан, Гватемала, Белиз: Колумбия и Эквадор, Никарагуа.
  • Объединение стран-производителей и картельный сговор с целью оказания влияния на мировые цены с помощью квотирования добычи (ОПЕК)
  • Учитывая, что добыча нефти и газа на ближнем востоке была возможна со значительно меньшими издержками, ко второй половине XX века объем добычи западными странами сократился в 2 раза в сравнении с первой половиной XX века, а лидирующую роль заняли страны ОПЕК.

Зарождение нефтяной отрасли в России

  • Поляризация геополитической системы и выделение к концу XX века стран-крупнейших экспортеров нефти: ОПЕК 41%, США 10% и Россия 9,1%.
  • Слияние крупных нефтегазовых компаний, образование сверхкрупных транснациональных монополий.
  • Формирование стратегических топливных резервов для снижения зависимости от колебания мировых цен на топливо ведущими странами-импортерами.
  • Выделение региональных рынков прямых поставок по газовым трубопроводам (самые крупные системы трубопроводов между США и Канадой и между Россией и странами СНГ и Европой).
  • Интенсивный рост экономики развивающихся азиатских стран (Китай и Индия).
  • Развитие технологий добычи сланцевого газа и нефти.
  • Развитие альтернативных видов энергетики и транспорта.

В итоге

Начало XXI века принесло с собой новые тренды:

  • Распад традиционной геополитической системы XX века. Вместо биполярной структуры геополитическая система XXI века стала «звездчатой» с локальной поляризацией вокруг стран-лидеров (трансфер модели политического развития с глобального на локальный уровень).
  • Территориальные, межэтнические, политические, идеологические и религиозные конфликты. Борьба за контроль над наркотраффиком и нефтяными месторождениями, 61 военный конфликт за первые 14 лет XХl века.
  • Изменение структуры экспорта нефти: три крупнейших экспортера в 2015 году по-прежнему — Саудовская Аравия (13%), США (13%) и Россия (12,4%), однако объем добычи, ранее сконцентрированный на Ближнем Востоке, на фоне резкого роста мировых цен на нефть и «арабской весны» в начале XXI века перераспределился в пользу других стран.
  • Локальные конфликты в Восточной Европе и на Балканах, в Центральной Азии, Африке, Южной Азии: Донбасс, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Нигерия, Южный Судан, Центральноафриканская республика, Сомали, Руанда, Конго, Кения, Чад, Кот-д’Ивуар, Камбоджи, Бангладеш, Македония, Афганистан.

Данные на 2014 год, источик

  • «Арабская весна» на фоне демографического взрыва, проблем с продовольствием, нерешенных старых межнациональных конфликтов: Ливия, Египет, Алжир, Марокко, Тунис, Ирак, Сирия, Ливан, Палестина, Иордания, Оман, Йемен, Кувейт, Бахрейн, Мавритания, Западная Сахара. Разворачивание ближневосточного конфликта между ОАЭ, Саудовской Аравией (сунниты) и Ираном (шииты), множественные военные конфликты (прокси-войны) на территории ближнего востока (Сирия, Катар, Бахрейн, Йемен, Ирак) с участием этих стран и их сторонников. В той или иной степени в конфликт втянуты Ливия, Израиль, Иордания, Кувейт, Турция, а также США и Россия.
  • Падение цен на нефть и наращивание объемов добычи странами ОПЕК наряду с наращиванием объемов добычи сланцевых нефти и газа в США, Канаде, Китае и Аргентине с помощью новых удешевленных технологий.
  • Кризис роста в Китае, сокращение темпов роста ВВП и как следствие — сокращение темпов роста потребления топливного сырья, изменение стратегии развития с фокусом на приоритетное развитие отраслей с высокой добавленной стоимостью, ограничивающее дальнейший рост потребления топливных ресурсов.
  • Возникновение «новых финансовых колониальных держав» — Китай, Израиль, Сингапур, Саудовская Аравия, ОАЭ, США, Канада, UK, Норвегия, Франция — страны, которые, являясь реципиентами иностранного капитала во второй половине XX века, успешно трансформировали свою экономику и накопили значительный капитал, позволяющий проводить в начале XXI века активную финансовую экспансию в другие страны. При этом наблюдается диверсификация инвестиций: в менее развитые страны инвестиции направляются преимущественно в сырьевую, сельскохозяйственную и (реже) перерабатывающую отрасли, в то время как в развитые страны инвестиции направляются в основном в сферу услуг и инновационные технологии.
  • Наблюдаемый и ожидаемый экономический рост в тех странах третьего мира, которые уже стали или становятся объектом инвестиций со стороны «новых колониальных держав» — Индия, Индонезия, Юго-Восточная Азия, Пакистан, Иран, Нигерия, Алжир, Эфиопия, Мексика, Венесуэла, Бразилия.
  • Выделение «аутсайдеров» — стран с низким уровнем развития и радикально криминализированным климатом — Афганистан, Ирак, Боливия, Колумбия, Перу, Мьянма, Лаос, Таиланд.
  • Стагнация и сокращение промышленного производства и как следствие — потребления топлива в традиционно импортирующих странах — Германия, Италия, Голландия, Япония и Южная Корея.


Изменение мирового порядка

Итак, мы действительно живем в уникальное время: мы наблюдаем процесс возникновения и формирования нового социально активного «креативного» класса, сфокусированного на повышении качества жизни и преимущественно формирующего сферы информационных технологий и услуг. Это самое начало нового «длинного социального цикла».


В интересах нового класса: минимизация расходов на удовлетворение базовых потребностей за счет развития новых технологий, развитие технологий, ориентированных на повышение качества жизни, и ослабление влияния олигархических групп на развитие мировой экономики.


Основные инвестиции в R@D в начале XXI века были связаны с биотехнологиями, медициной, энергетикой, транспортом, робототехникой и информационными технологиями. Накопление знаний и инжиниринговых технологий, ставшее возможным благодаря активным инвестициям, вплотную приблизило человечество к моменту очередного преодоления технологических барьеров, то есть к началу нового «короткого технологического цикла».


Развитие новейших технологий вплотную приблизило человечество к удешевлению и распространению технологий, которое радикальным образом трансформирует традиционную топливно-энергетическую отрасль. В том числе изобретение новых видов аккумуляторов и удешевление производства накопителей промышленной емкости, снижение себестоимости производства электроэнергии с помощью ВИЭ, снижение себестоимости добычи сланцевых нефти и газа вследствие развития добывающих технологий, промышленное производство малых термоядерных установок, развитие распределенной энергетики и так далее.


Согласно отчету Всемирного экономического форума (ВЭФ), в 2016 году возобновляемая энергия уже стала дешевле или сравнялась по цене с ископаемыми энергоносителями более чем в 30 странах. Среди них — Бразилия, Мексика, Чили, Австралия.


Ожидаемые сроки структурных изменений (преимущественное вытеснение централизованных систем в пользу распределенных) – 20–30 лет. Ожидаемые сроки окончательного вытеснения угольной, газовой и атомной генерации в пользу новых источников энергии (в частности, водородная и термоядерная энергетика) – 50–60 лет.


Пока люди продолжают бороться за нефть, мир изменился настолько, что уже сейчас пора бороться за воду, ведь это уже сейчас самый дешевый источник водорода, не считая паровой конверсии метана.

И да, я верю в водородную экономику, не возобновляемую.


С большой степенью вероятности, как мы уже наблюдали это на протяжении истории, смена социального и технологического цикла будет сопровождаться конфликтами (в том числе военными), связанными с переделом собственности. Будет ли третья мировая война, сейчас предсказать сложно, но риски велики.


И все же, впереди нас и наших потомков ждет окончательный переход к постиндустриальной экономике, где основная добавленная стоимость создается в сфере услуг, а ключевым производственным ресурсом становятся знания, информация и интеллектуальный ресурс. И это, в свою очередь, окажет влияние на структуру базовых потребностей человечества, которая, несомненно, претерпит изменения (но на этот процесс уйдет несколько сотен лет).


Материалы по теме:



Комментарии

  • Andrey Kashubsky 13:18, 14.04.2017
    0
    Интересный материал, и я бы с удовольствием пообщался с автором. Вот на какие темы - технологический прогресс и длинные циклы (обычно вспоминается Кондратьев), безусловно, имеют место быть. И передел сфер влияния на стыках эпох тоже возможен, хотя не обязательно военным путем. Человечество прогрессирует в сторону повышения ценности человеческой жизни, поэтому развязать войну в наше время сложнее, чем раньше.Но вот что вызывает вопрос и желание дискутировать - какие человеческие потребности (в статье упоминается что-то похожее на пирамиду Маслова) могут измениться на интервале в несколько столетий? Мне кажется, что базовые потребности на изменятся, потому что они не менялись еще ни разу.А вот что вполне может поменяться, и повлечь за собой изменение форм человеческого труда и сотрудничества - это базовые религии. Три основных мировых религии возникли почти одновременно, и сослужили отличную службу капиталистическому и иерархическому укладу успешных обществ-государств. Но постепенно в мире начинает накапливаться усталость от свойственных капитализму перекосов в распределении благ, и вполне вероятно появление новой "религии", которая ляжет в фундамент новых способов перераспределения мирового богатства и вновь создаваемой добавленной стоимости.Если верить футуристам (Курцвел), то мы можем вступить в век изобилия. И тогда коммунистический слоган "от каждого по способностям, каждому по потребностям" вполне может стать не пустым звуком. И новая недорогая энергия может ускорить движение в этом направлении.
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
FinCon
25 октября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase