Истории

Вынужденная безработица, тяжелый труд и низкая оплата: что рассказывают работники дата-центров Google

Истории
Елена Лиханова
Елена Лиханова

Старший редактор RB.RU

Елена Лиханова

Google известна бонусами, которые получают ее штатные сотрудники. Однако в дата-центрах корпорации есть много контрактных работников, лишенных привилегий. Каждые два года они вынуждены увольняться, а попасть в штат им очень непросто. Интернет-издание Protocol взяло интервью у четырех сотрудников из трех дата-центров Google в США. Публикуем перевод их историй.

Вынужденная безработица, тяжелый труд и низкая оплата: что рассказывают работники дата-центров Google

Со стороны работа в крупных корпорациях кажется очень привлекательной. Однако все чаще их сотрудники рассказывают о дискриминации, избыточном контроле или тяжелых условиях труда. Amazon постоянно попадает в скандалы из-за нарушения трудовых правил. Сотрудники Microsoft регулярно раскрывают размер своих окладов и бонусов, чтобы бороться с неравенством.

Шеннон Уэйт почувствовала напряжение мышцы в плече, когда она опустилась, чтобы поставить 20-килограммовый аккумулятор в стойку, но она проигнорировала боль и продолжала двигаться. В тот день ей нужно было заменить 20 аккумуляторов.

Для нее и сотен других сотрудников дата-центров Google переноска питания — основная часть работы. За два года, что она проработала в Беркли, штат Южная Каролина, компания пыталась переключиться на автоматы, но это прекратилось всего через несколько недель, когда одна из машин прижала сотрудника к стене.

Контрактные работники проводят весь день в помещениях, где температура составляет 26-30°C. Часто они вынуждены переносить по 20 аккумуляторов весом по 18-27 кг (40-60 фунтов).

Несмотря на нагрузки, многие сотрудники в 14 американских дата-центрах Google получают удовольствие от работы, по крайней мере, поначалу. Это техническая работа для людей, не имеющих технического опыта. За нее относительно хорошо платят ($15 в час для большинства контрактных работников). И хотя это требует физических усилий, это совсем не похоже на работу в центре выполнения заказов Amazon или местном Walmart.

Онлайн-галерея «Цифровые двойники». Угадай, что изображено на картинах.

Но Уэйт и другие работники, которые поддерживают работу дата-центров, на самом деле не являются сотрудниками Google. Лишь половина персонала на самом деле входит в штат, получает зарплату в Google и все знаменитые льготы компании. У остальных не только более низкий социальный статус: контрактные сотрудники не получают гарантий занятости и обречены проводить определенное время без работы.

Вынужденная безработица

Google называет временный персонал, подрядчиков или контрактных работников TVC (temporary, vendor, contract). TVC, которым предстоит трудиться в дата-центрах, подписывают контракты на два года с Modis Engineering, подразделением подрядной компании Adecco Group. Их называют сотрудниками первого уровня, и обычно у них нет опыта или специальных навыков. После обучения ремонту и обслуживанию, они работают вместе с штатными сотрудниками. Часто они выполняют схожие или даже идентичные обязанности, некоторые подрядчики даже проводят инструктаж для нового персонала Google.

Но правило двухлетних контрактов соблюдается беспрекословно. Обычно таким сотрудникам, как Уэйт, не разрешается продлевать контракты или выполнять ту же работу в качестве сотрудника Google.

Если человек хочет продолжить работу на той же позиции, он должен уволиться из дата-центра на шесть месяцев, а затем снова подать заявку. Но ни Google, ни Modis Engineering не объясняют, зачем это нужно.

Один из героев статьи — работник первого уровня со Среднего Запада, который должен будет уволиться в июле. «Мои два года заканчиваются... Мне придется уволиться на шесть месяцев, прежде чем я смогу подать заявление о возвращении», — рассказал он. Он беспокоится, сможет ли найти новое место на шесть месяцев. Из-за пандемии многие в его районе остались без работы, и ему хотелось бы знать, почему он должен стать одним из них, когда Google, скорее всего, просто найдет ему замену.

«Единственная жалоба, которая у меня есть, — это то, что я должен уйти на шесть месяцев. Я не думаю, что это правильно, что с TVC так поступают, — говорит он. — Я никогда не получал ответа на вопрос, почему. Они обучают людей, увольняют их, а потом им приходится обучать людей снова и снова. Выглядит как плохая бизнес-модель. Сейчас это моя жизнь. И это странно».

Обязательный перерыв

Барбара Фигари, специалист по трудовому праву из Калифорнии, объясняет: вероятно, Google требует шестимесячного отпуска в соответствии с федеральным законом о занятости.

Согласно требованиям Налогового управления США, компания не может произвольно определять, кто из персонала является полноправным сотрудником, а кто — подрядчиком. По словам Фигари, бизнес должен быть в состоянии доказать, когда работник соответствует ключевым юридическим принципам контрактной работы, и, если у него это не получится, то ему придется относиться к подрядчику так, как если бы он был сотрудником.

«Один из этих принципов — существование письменного контракта или трудовых льгот. Другой — продолжительность таких отношений и то, являются ли они ключевым аспектом бизнеса. Чтобы обойти это, компании могут сказать: "Если сотрудника отстранять на определенный срок, мы сможем обходиться без него в течение шести месяцев. Его роль не является ключевой для нашего бизнеса, и ее нельзя назвать постоянной"», — объяснила она.

Google уже давно говорит, что к подрядчикам относятся иначе, чем к сотрудникам — другая зарплата, другие пропуски, никаких привилегий.

Фото в тексте: Maximumm / Shutterstock

Но, как рассказывал один из сотрудников Google, все без исключения работники дата-центров часто занимаются одним и тем же. «На нашем участке команда меньше, поэтому нам намного проще иметь личные отношения с подрядчиками, — объяснил он. — Однако на верхних уровнях существует очень четкое разделение. Особенно это проявляется на других участках, где с ними обращаются как с гражданами второго сорта».

В частности, контрактникам не разрешается использовать определенные инструменты, которые облегчили бы их работу, например программы для диагностики. Есть и другие неприятные мелочи. Он знает, что получит выговор, если подарит подрядчику футболку Google, которые раздаются бесплатно во время мероприятий. «Но нет никаких проблем, если они пойдут в магазин товаров Google и купят ее сами», — сказал он.

Вышеупомянутый подрядчик даже обучает работников Google. «На днях я тренировал штатных сотрудников. У меня больше опыта и знаний, чем у тех, кого они нанимают. Мы выполняем одну и ту же работу, но нам платят половину того, что мы стоим», — рассказывает он.

Интернет-издание Protocol спросило, зачем нужны шестимесячные отпуска между контрактами, но Google не дает четкого объяснения. «Временный персонал работает по заданию Google в течение фиксированного периода времени, чтобы закрыть краткосрочные отпуска, когда у нас есть всплески бизнес-потребностей или когда нам нужно быстро запустить специальные проекты», — ответил представитель Google.

Фигари отмечает, что ей неизвестно о каких-то правилах, касающихся двухлетнего срока. Однако такое длительное трудоустройство действительно похоже на штатную работу.

Новый путь в технологическую отрасль

Некоторые из работников первого уровня, например Уэйт, хотели бы продолжить отношения с компанией. В 2018 году, когда она устроилась на объект в Беркли, для нее это была временная работа, которая помогала оплачивать счета во время магистратуры. Однако со временем она обнаружила, что ей нравится техническая, сложная и увлекательная работа по обучению ремонту серверов, замене батарей и установке оборудования, необходимого для расширения дата-центра. Ее руководство сказало, что до окончания ее двухлетнего контракта она, возможно, сможет устроиться на ту же позицию, но уже в Google.

«Казалось, нам обещали, что если усердно и хорошо работать, можно будет перейти из подрядчика в сотрудника Google или работать полный день, — рассказывала Уэйт. — Было приятно знать, что я потенциально могу построить карьеру, если по какой-то причине не получится стать преподавателем». Но после первого года ее работы начались слухи, что компания больше не привлекает специалистов первого уровня в штат, и что все будут работать только по контракту.

Новости расстроили всех. «Как только мы поняли, что Google больше не будет принимать на работу тех, кто работал на нашей должности, будущее уже не казалось таким радужным», — рассказывает Уэйт. Ее контракт истек в феврале, и она вернулась в магистратуру. Работа в дата-центре — это ее прошлое, а не будущее.

«У меня много друзей, которые официально стали безработными, потому что за два года не смогли ничего найти», — рассказывает Уэйт.

Техник дата-центра со Среднего Запада находится в другом положении. Он работал на других смежных работах до того, как получил контракт с Modis в 2019 году. Когда он узнал, что Google не будет напрямую нанимать сотрудников первого уровня для выполнения той же работы в компании, он подумал, что сможет подать заявку на эквивалент второго уровня, который называется DT2. Как правило, для начинающих в этой сфере требуется 5-6 лет опыта в качестве подрядчика первого уровня. Это условие непросто выполнить, поскольку каждые два года нужно делать перерыв на 6 месяцев. Но он может достаточно усердно учиться, чтобы подать заявку к тому времени, когда его двухлетний контракт истекает.

«Попасть на уровень 2 очень сложно. Сейчас я довольно близок к этому, но требование взять отпуск на шесть месяцев...» — ему трудно подобрать слова, чтобы закончить предложение. Он не думает, что будет готов подать заявку на работу в Google, прежде чем его заставят уволиться.

«Поставщики, временный персонал и подрядчики всегда могут подать заявку на любую работу на полный рабочий день и пройти тот же процесс найма, что и любой другой квалифицированный кандидат», — утверждает представитель Google.

Судебный процесс

Уэйт была готова терпеть, что Google ограничивает подрядчиков, когда у нее самой был шанс попасть в штат. Однако узнав, что мечте не суждено сбыться, она стала обращать больше внимания на мелочи: она не могла заменить свою бутылку с водой, когда она сломалась, она не могла посещать ресторан TGI Fridays, она не могла носить футболку Google. Потом ее начали раздражать и более серьезные обстоятельства.

У всех ее коллег были проблемы со спиной, работники Google получали в два раза больше и вдвое меньше занимались физическим трудом. Кроме этого, ее предупредили, что могут уволить за обсуждение обещанных и невыплаченных бонусов за повышенный риск из-за пандемии (позже компания их перечислила). Она разместила гневный пост об условиях труда и заработной плате на своей странице в Facebook.

Именно тогда Modis лишила ее пропуска и отправила домой. Modis не ответила на многочисленные запросы о комментариях. «Они сказали, что я представляю угрозу безопасности, что мои жалобы, возможно, нарушают соглашение о неразглашении, которое я подписала. Они забрали у меня пропуск и ноутбук, а служба безопасности удалила меня с сайта. И меня вывели за дверь», — рассказывает она.

Фото в тексте: wavebreakmedia / Shutterstock


Однако на следующий день у Уэйт уже была назначена встреча с профсоюзом работников Alphabet. Она вступила в него еще в январе, когда организация стала публичной. Участники организации решили помочь ей, так как они знали, что ее увольнение, скорее всего, было незаконным. Всем, кто работает в компании (кроме самозанятых независимых подрядчиков), разрешается говорить о заработной плате и условиях труда на своем рабочем месте; это гарантировано федеральным трудовым законодательством США. Этот закон применяется только тогда, когда кто-то жалуется в Национальный совет по трудовым отношениям, однако регулятор серьезно относится к подобным случаям.

Адвокаты профсоюза Американских работников связи выдвинули от имени Уэйт обвинения в недобросовестной трудовой практике. В то время как обычные судебные разбирательства могут длиться целую вечность, негативное давление было настолько серьезным, что Modis почти сразу согласилась вернуть Уэйт ее работу. А примерно через два месяца, в начале апреля, Модис и Google урегулировали обвинения с профсоюзом, согласившись разместить большие жирные знаки по всему зданию округа Беркли, напоминающие работникам, что им разрешено говорить о своей зарплате и условиях труда как на рабочем месте, так и вне его.

Контракт Уэйт истек в феврале, прежде чем она смогла насладиться своей победой, и она покинула дата-центр, не планируя возвращаться.

У ее новых друзей из дата-центра нет такой возможности, поэтому она не отказывается от своей поддержки профсоюза работников Alphabet или от своего новообретенного интереса к трудовому праву.

«Многие мои друзья, у которых есть дети, обращаются за пособием, чтобы свести концы с концами. Большинство из них проводят так шесть месяцев. Это шесть месяцев без работы. И я не понимаю, как возможно пережить это время», — говорит Уэйт.

Она добавляет: «И я точно знаю, что некоторые сотрудники Google действительно ценят, что я вступилась за коллег и заставила мир увидеть, как Google использует подрядчиков и кадровые агентства, чтобы оплачивать их труд».

Источник.

Фото на обложке: ESB Professional / Shutterstock

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 LMS vs LXP: какую ИТ-платформу выбрать для корпоративного обучения
  2. 2 SETTERS инвестирует $1 млн в конкурента HeadHunter HR-стартап «Буду»
  3. 3 Работодатели назвали премирование самым эффективным способом мотивации сотрудников
  4. 4 Почему даже у Facebook и Google не взлетают продукты?
  5. 5 Охота на рынке труда: что нужно знать тимлиду