Истории

Вне закона. Почему криптоинвестору так легко стать жертвой мошенников и так сложно вернуть украденное

Истории
Елена Лиханова
Елена Лиханова

Старший редактор RB.RU

Елена Лиханова

Криптосфера — пространство, свободное от власти регуляторов и финансовых институтов. Благодаря этому она привлекла немало розничных инвесторов... и мошенников. По данным Chainalysis, в 2021 году объем украденных средств составил $6,2 млрд.

Отследить эти схемы непросто, а если сумма ущерба не так велика, чтобы оправдать затраты, правоохранители могут просто отказать в расследовании. Как будет развиваться криптосфера и что необходимо для обеспечения безопасности — в пересказе материала FT.

Вне закона. Почему криптоинвестору так легко стать жертвой мошенников и так сложно вернуть украденное

52-летняя жительница Лондона Лили поняла, что стала жертвой мошенников, в своей день рождения. Сидя за столом, она рассказала о своей финансовой проблеме дочери, которая работает в хедж-фонде.

Лили (это не настоящее ее имя) начала торговать криптовалютами в марте 2021 года благодаря друзьям, с которыми она познакомилась в сети.

В какой-то момент ее заработок достиг $1,4 млн, но позже она потеряла большую часть денег из-за неудачной сделки. Однако на одном из ее счетов для торговли криптовалютой по-прежнему оставалось около $300 тыс., примерно столько же, сколько она инвестировала за все это время.

Все сервисы и компании, связанные с релокацией, на одной карте

Неудача расстроила Лили, и она решила вывести деньги. Ей сказали, что чтобы ликвидировать оставшиеся у нее токены и обналичить их, придется заплатить некоторый налог. Но когда она попыталась перевести средства на торговую платформу, они вернулись обратно.

Для ее дочери этого было достаточно, чтобы встревожиться. Так Лили поняла, что ее новые друзья и успехи в трейдинге были тщательно продуманной аферой. И с этого момента она начала бороться за возвращение своих денег.

Лили — одна из тысяч жертв. Во время пандемии все больше людей начали интересоваться инвестициями в криптовалюты, и мошенники не могли не воспользоваться этим.

По данным группы анализа блокчейна Chainalysis, в 2021 году мошенники похитили у жертв по всему миру $6,2 млрд, на 80% больше, чем в прошлом году.

Action Fraud, британский центр отчетности о мошенничестве, оценил убытки по зафиксированным им жалобам за 2021 год в 190 млн фунтов стерлингов. Это более чем в два раза больше, чем годом ранее. А на конец августа 2022 года ущерб был на 25% выше, чем за аналогичный период прошлого года.

Однако следователям не хватает ресурсов для расследования сопутствующего роста числа случаев мошенничества — особенно когда суммы, задействованные в отдельных аферах, считаются относительно небольшими. И по мере того, как экономический кризис повышает стоимость жизни, регуляторы предупреждают, что на горизонте может появиться еще одна благоприятная среда для мошенников.

«Мы обеспокоены тем, что в нынешних экономических условиях у людей может возникнуть соблазн инвестировать в поддельные инвестиции», — говорит Навсикая Дельфас, временный исполнительный директор Службы финансового омбудсмена Великобритании.

Борьба Лили демонстрирует, как велик пробел в защите прав потребителей, которые используют регулируемые финансовые учреждения, и тех, кто предпочитает цифровые валюты.

Криптосфера не контролируется официальными финансовыми институтами, и на нее не распространяется юридическая защита потребителей. Задача отследить международные сети анонимных преступников представляет огромную проблему для правоохранительных органов и расследователей.

«Очевидно, мошенников привлекает сама природа криптовалюты — она необратима, анонимна и глобальна», — объясняет Рич Друри, менеджер омбудсмена в FOS, который рассматривает жалобы на финансовые компании.

Друзей, которые познакомили Лили с криптосферой, завоевав ее доверие за месяцы общения в сети, не существовало. Возможно, оба псевдонима принадлежали одному мошеннику.

Они присылали фотографии, которые демонстрировали их богатство: позировали перед суперкаром Bugatti Veyron и показывали пушистую белую собаку в шарфе Burberry. Все это время они поощряли Лили больше вкладываться в якобы успешные сделки с криптовалютой.

Она продала одну из двух своих квартир в Лондоне, чтобы собрать деньги для инвестиций. Позже она обнаружила, что сайт, который рекомендовали друзья, и загруженные ею приложения, были поддельными.

Несмотря на то, что она потеряла значительную часть своих сбережений, Лили и прочие пострадавшие вряд ли получат большую компенсацию. Их ущерб считается недостаточно серьезным, чтобы оправдать привлечение юристов и консультантов для уголовных или гражданских расследований — или чтобы перестроить приоритеты полицейских криптоэкспертов Великобритании.


Читайте по теме:

Кто такие блокчейн-детективы и чем они занимаются                 

Почему будущее Web 3.0 зависит от хакеров

Бешеные деньги, хайпкоины и группы поддержки: как устроены сообщества вокруг криптовалют 


Преступники рассчитывают, что мелкие мошенничества с участием нескольких жертв в разных странах могут ускользнуть от внимания национальных властей. Кармел Кинг, директор Grant Thornton, специализирующейся на возвращении активов, объясняет: преступники находятся вне зоны видимости, пока нанесенный ущерб не достигнет уровня, когда затрата ресурсов на расследование будет оправданной.

Зачастую это означает, что жертвы не могут заявить об ущербе, который изменил их жизнь.

«Я не могу помочь всем»

Несмотря на проблемы, с которыми они сталкиваются, юристы и полиция одержали несколько громких побед над криптопреступниками. Британские суды, в частности, начали разрабатывать план действий по возвращению украденной криптовалюты после нескольких решений, принятых с 2019 года.

Теперь суды готовы выдавать международные приказы криптобиржам о заморозке и возврате незаконно полученных денежных средств, а также о раскрытии личности подозреваемых мошенников. Если блокчейн-криминалисты смогут быстро отследить украденные средства на бирже, уже на следующее утро адвокаты могут быть в суде, чтобы получить приказы о замораживании.

«Англия и Уэльс — лучшая юрисдикция в мире, если вы стали жертвой криптомошенников», — говорит Рейчел Малдун, адвокат, которая работала над этими делами.

Прогресс в Великобритании дал надежду Фиби, медицинскому работнику из Нью-Йорка, которая была обманута мошенниками, выдававшими себя за христиан, столкнувшихся с юридическими трудностями на Ближнем Востоке. Она отправила сотни тысяч долларов в криптовалюте, чтобы поддержать их.

«Я была одной из тех, кто думал, что со мной это никогда не может случиться. Я думала: "Насколько глупыми могут быть эти люди?" Но мошенники были невероятно убедительны», — говорит Фиби, которая также попросила не называть ее настоящее имя.

«Они будут использовать отсылки к Библии, чтобы завоевать ваше доверие, а затем обокрасть вас», — добавляет она.

Поскольку некоторые транзакции проходили через британские банки, Фиби связалась с британским адвокатом, надеясь воспользоваться их опытом возврата украденной криптовалюты. Несмотря на утерянные $800 тыс., Фиби в конце концов пришла к выводу, что частный судебный иск не имеет смысла.

Малдун и другие юристы, специализирующиеся на криптовалютах, завалены просьбами о помощи, но говорят, что тактика, которая привела к нескольким успешным судебным искам в Англии, недоступна для большинства жертв.

«Я не могу помочь всем, — говорит Малдун. — Часто суммы в криптовалютах настолько малы, что я не могу посоветовать им идти на судебные издержки».

Юристы говорят, что обычно экономически нецелесообразны случаи, когда убытки составляют менее 1 млн фунтов стерлингов.

криптовалюты, биткоин, инвестиции

Фото в тексте: Unsplash

Лили также сообщила о своем преступлении властям, включая столичную полицию Лондона. Но почти восемь месяцев спустя детектив отправил электронное письмо, в котором сообщил, что профили Facebook, используемые мошенниками, были удалены, и их не отследить в социальных сетях.

Юристы и эксперты отмечают, что у полиции Великобритании есть некоторый опыт работы в криптосферы, и это помогло задержать фигурантов нескольких масштабных схем. Но у нее не хватит ресурсов на более мелкие дела, число которых невероятно велико.

«На рынке вообще нет уверенности в том, что полиция может помочь. Я думаю, что проблема в ресурсах, а не навыках», — говорит Сэм Гудман, адвокат, который подал несколько первых дел о возвращении криптовалюты в суды Великобритании.

Action Fraud отклонило запрос на интервью.

Распределение полномочий

Криптосфера построена на идее того, что традиционные финансовые институты обворовывают «маленького человека». Довольно иронично, что у Лили появился шанс вернуть часть своих средств, когда она обратилась к банкам.

В 2019 году сектор финансовых услуг Великобритании ввел меры по борьбе с мошенничеством с «авторизованными push-платежами», которые обманывают клиентов, заставляя их отправлять деньги мошеннику.

Десять крупнейших британских банков и платежных провайдеров согласились компенсировать убытки жертв из собственных средств, за исключением определенных обстоятельств, например, если клиент проигнорировал предупреждение. Компании также могут быть вынуждены вернуть деньги жертвам, если они не смогли обнаружить подозрительные транзакции и вмешаться, чтобы предупредить клиента.

Систему критиковали за непоследовательность и то, что она удовлетворяет лишь небольшой процент претензий. Это привело к призывам ужесточить правила. Тем не менее, она обеспечила существенную защиту жертвам мелких схем, дела которых вряд ли будет рассматривать полиция.

Согласно данным UK Finance, в 2021 году банки выплатили жертвам 238 млн фунтов стерлингов, около половины от общего объема убытков от мошенничества с приложениями.

Поскольку часть денег, которые Лили потеряла из-за мошенников, была отправлена банковским переводом, два банка, участвовавшие в ее деле, предложили возместить около 30% от ее убытков. Она подала жалобу в Службу финансового омбудсмена Великобритании и добивается большего.

Друри из службы омбудсмена объясняет, что дела в области криптовалют часто выходят за рамки этих мер защиты, потому что первая транзакция, покидающая банковский счет жертвы, не попадает непосредственно к мошенникам. Вместо этого они советуют жертвам покупать криптовалюту на законной бирже, а затем отправлять токены на их кошелек.

«Одна из проблем со многими жалобами заключается в том, что кодекс исключает платежи, которые не поступают другому лицу напрямую, — объясняет Друри. — Возвращать деньги всегда сложно, в особенности когда речь заходит о криптовалюте. Практически всегда приходится полагаться на возмещение ущерба от вашего платежного провайдера».

Тот факт, что банки обеспечивают линию защиты от потерь для мошенников, подчеркивает, насколько сильно нынешний подход к борьбе с мошенничеством зависит от регулируемых финансовых учреждений.

«Вы регулируете посредников как форму защиты. И если их там нет, это настоящая проблема... Суть криптосферы в том, чтобы исключить посредников», — говорит Марк Джонс, партнер юридической компании Stewarts, специализирующийся на делах о мошенничестве.

Криптобиржи — компании, предоставляющие удобные для пользователя услуги по покупке, хранению и торговле цифровыми активами, — ближе всего подходят к замене роли банков.

«Биржи — единственное, что сейчас заполняет пробел», — добавляет Джонс.

Но юристы и следователи признают, что сотрудничество бирж в борьбе с мошенничеством носит неоднородный характер и что компаниям иногда не удается собрать надлежащие идентификационные данные своих клиентов. В большинстве случаев ключевой шаг — определить личность мошенника, запросив данные у биржи с постановлением суда.

«Иногда это здорово. Вы получаете привязанный банковский счет или настоящий паспорт, — объясняет Гудман. — Но часто это мусорная информация. Это поддельный паспорт или поддельный счет за коммунальные услуги, и все».

Для большинства финансовых групп и криптокомпаний во многих юрисдикциях все чаще требуется проводить проверку по стандартам KYC (англ. Know your customer, «Знай своего клиента»). Многие из крупнейших криптобирж не подпадают под эти требования, поскольку они располагаются в оффшорах. OKX, например, позволяет пользователям ежедневно выводить до 10 биткоинов без KYC, что эквивалентно почти $200 тыс.

«В отличие от банков, криптовалютные биржи, расположенные в экзотических местах, не подчиняются таким же строгим стандартам. Таким образом, даже когда вы можете получить информацию KYC, часто качество очень низкое», — говорит Гудман.

В августе комитет Конгресса США направил письмо пяти крупнейшим биржам, в котором выразил обеспокоенность по поводу «очевидного отсутствия действий со стороны криптобирж по защите потребителей, проводящих транзакции через свои платформы».

Биржи настаивают на том, что их системы KYC надежны, и что их сотрудничество с правоохранительными органами и способность обнаруживать и отслеживать мошенничество лучше, чем у многих традиционных финансовых учреждений.

«Качество информации и помощи, которую мы предоставляем, намного лучше, чем я когда-либо мог получить от банка, — говорит Тигран Гамбарян, глобальный руководитель отдела разведки и расследований Binance, бывший специальный агент Налоговой службы США. — Я думаю, что часть критики, с которой сталкиваются криптовалютные биржи, устарела и не имеет фактического подтверждения».

Разрушение блокчейна

Следователи по борьбе с мошенничеством видят потенциал, который дает большее количество транзакций, регистрируемых в прозрачных и неизменяемых блокчейн-реестрах, чтобы облегчить борьбу с мошенничеством.

«Расследуя мошенничество в блокчейне, можно использовать уникальный набор инструментов», — говорит Даниэль Хастон, бывший юрист по возвращению активов, которая сейчас работает в Chainalysis.

Отслеживать деньги через банковскую систему может быть непросто, а цифровые активы можно обнаружить за несколько дней или даже часов. Если блокчейн-сыщики могут связать одну жертву с сетью, которая фигурирует в других схемах, повлекших значительный коллективный ущерб, это повысит шансы, что дело получит более высокий приоритет или ляжет в основу коллективного иска.

блокчейн, концепция криптовалюты

Фото в тексте: Unsplash

Фиби говорит, что ее украденные средства связаны с сетью кошельков, обрабатывающих миллионы незаконных транзакций. Она считает, что именно поэтому детективы занимаются ее делом.

«Все это началось около года назад, — говорит она. — Это больно, но я чувствую, что действительно добилась прогресса».

Задача следователей состоит в том, чтобы связать криптокошельки, торгующие украденными средствами, с реальными личностями. Именно это, утверждают следователи, делает столь важным ужесточение регулирования проверок KYC.

«В данный момент идет большая борьба. Философия криптосферы начинается с криптоанархистов и идеи о том, что вы скрываете что-то от государства, — говорит Гудман. — Если бы существовал такой же строгий режим, как в банках, это было бы чрезвычайно полезно».


Читайте по теме:

Ложные обещания: почему web3 не изменит мир к лучшему

Правда и мифы об инвестициях: как не оказаться жертвой мошенников


Масштабное регулирование рынков криптоактивов в Европе, которое, как ожидается, вступит в силу со следующего года, включает в себя более жесткие стандарты для «поставщиков услуг виртуальных активов», включая биржи. Компании также должны будут иметь присутствие в стране ЕС для обслуживания клиентов в блоке, что не позволит оффшорным криптогигантам обойти юрисдикцию.

В Великобритании процесс движется медленнее. Казначейство начало работу над полным крипторегулированием, возглавляемую Риши Сунаком в качестве канцлера и Джоном Гленом в качестве городского министра, когда Борис Джонсон был премьер-министром.

Лиза Кэмерон, депутат парламента, возглавляющая парламентскую группу Великобритании по криптовалютам, настаивает на том, чтобы схема возмещения ущерба стала частью любой будущей нормативной базы.

Хотя суды добились прогресса в применении закона к криптографическим делам, такие адвокаты, как Малдун, говорят, что регуляторы не поспевают за ними. И это должно измениться.

Она считает, что давление общественности и регулирующих органов в конечном итоге вынудит биржи, как и банки, делать больше для борьбы с мошенничеством. «Им придется потратить больше денег и времени, — говорит она. — Это не может так продолжаться».

Для Лили борьба за возмещение ущерба тянется так же долго, как и само расследование, и шансы на разрешение невысоки. В течение нескольких месяцев она не могла говорить о потерях без того, чтобы не разрыдаться. То, что ее дело не раскрыто, затрудняет движение дальше.

«Я чувствую себя ужасно. Действительно, действительно ужасно. Я не могу поверить, что меня обманули в моем возрасте, — говорит она. — Мне нужна справедливость».

Источник.

Фото на обложке: Unsplash

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 CTA и VTA для атрибуции мобильного трафика: различия, фрод и cоветы при использовании
  2. 2 Как избежать взломов и утечек данных сайта: три рекомендации владельцам
  3. 3 Конкурент использует незаконные методы давления: как защитить бизнес
  4. 4 В чем может проявляться недобросовестная конкуренция и как с ней бороться
  5. 5 Подписали госконтракт, а потом пришла повестка: что вы делаете не так? Основные ошибки при работе с госзаказчиком
FutureFood
Кто производит «альтернативную» еду
Карта