Колонки

«IT — это отрасль, в которую я до сих пор не могу поверить»: как наладчик станков с ЧПУ стал программистом

Колонки
Антон Голдобин
Антон Голдобин

UI/UX-дизайнер и frontend-разработчик в ClearScale

Дарья Мызникова

Еще одна вдохновляющая история о смене профессии и пути к успеху. Антон Голдобин, UI/UX-дизайнер и frontend-разработчик в ClearScale, рассказывает, как переехал из Набережных Челнов в Санкт-Петербург и стал программистом.

«IT — это отрасль, в которую я до сих пор не могу поверить»: как наладчик станков с ЧПУ стал программистом

Обычный троечник

Еще во время учебы в школе в небольшом городе Набережные Челны я захотел стать программистом. Узнать об IT в нашем городе было сложно, но уже тогда изучать программирование казалось более интересным, чем по наставлению родителей стать бухгалтером или экономистом.

Я был обычным троечником, которому ничего не хотелось. Взялся за голову лишь на последнем году учебы. Класс, в котором я учился, был с художественным уклоном, и информатику сдавал только я. На уроках нам просто давали посидеть в интернете, в то время как в параллельном классе ребята активно учились и решали билеты. 

Ух! Даже сейчас зубы скрипят от обиды. Взвесив свои шансы, я решил учить информатику дома. В библиотеке мне выдали учебник за 10–11 классы, я разделил главы на оставшиеся до экзамена дни и сам начал все проходить. 

Никто не верил, что у меня получится — пробный экзамен я успешно провалил. 

Может, повлиял снисходительный взгляд учительницы или своевременное понимание того, что знаний недостаточно, но по итогам реального экзамена я стал одним из лидеров по школе. Тут можно было бы ожидать продолжения о том, как я пошел в институт и стал классным программистом, но... нет. 

В этот год все институты города изменили обязательные предметы. Информатику поменяли на физику — логично, не правда ли? 

Все институты указали мне на дверь. Осталось два выхода: идти в колледж или прямиком в армию.

Решив, что в армии я программировать не научусь, я выбрал колледж и подал документы на программиста. Тут уже точно можно ждать продолжения о том, как я отучился и стал известным программистом, но…опять нет.

Армия или наладчик станков с ЧПУ

Первого сентября всем объявили, что группе не хватило одного человека и нас расформировывают. Нам дали выбор — идти в армию или пойти учиться на всеми уважаемую профессию наладчика станков с ЧПУ. На раздумья выделили пять минут. Решив, что в армии я программировать не научусь... Где-то такое уже было. Внимательный читатель наверняка заметил, что история называется вовсе не «как солдат стал программистом» — я снова выбрал колледж. 

Параллельно я работал полный день на самой грязной работе на заводе и получал 3 тысячи рублей за 160 часов в месяц. 

Я был благодарен, так как семья у нас была бедная и никаких личных денег у меня никогда не было. Это была хоть какая-то возможность что-то купить. 

Антон


Красный диплом и опять на завод

Закончив колледж с красным дипломом, я продолжил работать на заводе. Из знаний к тому времени добавилось только отличие дырки от отверстия. Но и выглядело все довольно неплохо — 15 тысяч на руки. Кажется, не будет ничего плохого в том, чтобы прожить так всю жизнь. Но за два года зарплата опустилась до 13 тысяч, потом до 11, до 10... и тут я понял, что пора уходить. И ушел. 

Идти мне было некуда, я пытался податься на другие (более передовые) заводы, но никто не перезванивал. Выяснилось, что работник с двухлетним опытом и красным дипломом никому особо не нужен. 

Я шесть лет учился в художке — ну и что, что я пообещал себе больше никогда не рисовать после выпуска? Я решил пойти в графические дизайнеры.

Дизайн, ритуальные услуги и пончики

По объявлениям из газеты обзвонил несколько фирм, одна из которых попросила меня приехать. Мне предложили 16 тысяч рублей — это больше, чем я зарабатывал на заводе по специальности. 

Основной дизайнер уходила в отпуск. У меня был только один день, чтобы научиться всему графическому дизайну. 

Меня ждали десяток сублимационных и обычных принтеров, лазерный станок, плоттер, незнакомые для меня графические программы и хаос на жестком диске. Каждый раз, когда что-то ломалось, а это случалось по десять раз на дню, нужно было найти инструкцию у себя в записях и все наладить. Было сложно, но я все равно был благодарен судьбе за возможность сидеть (а не стоять) на работе и быть с чистыми руками. Я начал что-то подозревать по поводу своих взглядов. 

Антон

Потом меня перетянуло в ритуальные услуги. Как выяснилось, мои скилы идеально подходили для позиции человека, который ретуширует фотографии и гравирует их на надгробных камнях.

Работа была сдельная и сезонная, работая 7/7 по 10–12 часов, я смог заработать целых 40 тысяч рублей. Я был горд. 

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается — владельцу надоело мне столько платить и меня начали кормить завтраками. Я забрал все исходники и ушел. 

Я даже попробовал поработать в сетевом маркетинге. Быстро оценив, что там не заработать, я постарался использовать знания Кийосаки и, немного подкрутив, открыл свою сеть пончечных. 

И это сработало! Я использовал свой опыт из дизайна, сетевого маркетинга и оставшиеся после ритуальных услуг деньги и проработал два года. Открыл мясной магазинчик, который меня и погубил. Аренда и отсутствие нормальной выручки заставила меня найти подработку кальянщиком. Я всегда до последнего стараюсь удержаться на плаву. 

В 2016 году из-за финансовых проблем завод КамАЗ, на котором работает четверть города, перевел всех на трехдневную рабочую неделю. В городе начался кризис. Люди перестали покупать и начали экономить.

Я работал по 16 часов в день и решил все срочно закрывать и продавать. С большим трудом продав убыточный мясной магазин и закрыв пончики, мы с девушкой уехали в Санкт-Петербург. Из всего этого я сделал один вывод: хочешь получать много денег — придется много нервничать и рисковать. 

Антон


Все сначала

Как же перевернулось мое представление о мире, когда приютивший нас знакомый рассказал, что он получает 100 тысяч, работая программистом в IT-компании. 

Сто. Тысяч. Рублей. 

Для обычного парня из региона это казалось какой-то ошибкой в системе. Какие-то космические деньги. Что? Как? Что мне нужно сделать, чтобы тоже попасть туда? 

Я выяснил, что в IT тоже есть дизайнеры — дизайнеры интерфейсов. Дизайнеры, которые получают столько же, сколько четыре графических дизайнера вместе. При этом дизайн интерфейсов отличался тем, что был очень прост в выполнении в соотношении к получаемым за него деньгам.

Мне 24, я в чужом городе и снова начинаю свою карьеру сначала.

Я срочно рассылаю резюме всем компаниям, которые могу найти, получаю тестовые задания — и отказы. Постепенно мое портфолио обрастает тестовыми и становится солиднее. 

Спустя месяц это свершилось — мне сделали оффер. Предложили 50 тысяч — огромные деньги. Но забегая вперед, отмечу, что полную сумму я так и не получил. 

Это была компания, которая разрабатывала приложения и веб-сайты на заказ. Я был единственным дизайнером, который работал параллельно на 5–8 проектах. Из-за объема заказов я набирал опыт огромными шагами, что помогает мне даже сейчас. Платили каждый месяц ровно половину от обещанного, продолжалось это полгода, долг рос. Я терпеливо ждал. В итоге я ушел, а деньги мне так и не вернули.

Антон


Следующая компания оказалась настолько лучше предыдущей, что я проработал там три года. Зарплата выросла за это время с 60 до 115 тысяч. Я успел прокачать скилы фронтенда, чтобы быть максимально полезным команде и компании. В то время я постоянно брал дополнительные подработки, обзаводился профильными знакомствами и сохранял контакты с лояльными заказчиками. 

Я дорвался до денег — я никогда не представлял, что смогу столько зарабатывать. Я не мог остановиться и работал, работал, работал.

Хоть это и не было вредным производством, но каждый год у меня считался за два. 

Я успел поработать в десятке компаний, развить дизайнерские навыки и обучиться фронтенд-разработке. В итоге это позволило мне заинтересовать компанию со штаб-квартирой в Сан-Франциско, выделиться на фоне конкурентов и иметь такую зарплату, которая отбивает желание брать какие-либо подработки.

Мама, я наконец стал программистом.

Антон


Отрасль, где не нужны связи

IT — это отрасль, в которую мне все еще сложно поверить. Отрасль, где ты можешь работать в свое удовольствие и получать за это много денег. Отрасль, для которой не нужны связи. Отрасль, где компании сами развивают сотрудников и предлагают им лучшие условия. Отрасль, в которую можно войти после месяца обучения на YouTube

Интересно, если бы в 17 лет я узнал, что смогу зарабатывать почти в сто раз больше, что на путешествия не нужно копить несколько лет, что можно купить квартиру без кредитов, что, получая большие деньги, не нужно рисковать и нервничать, что работодатели сами будут за тебя бороться и предлагать более выгодные условия — решил бы я сразу начать свою историю с последних абзацев? 

Или все эти камни на пути и дали мне возможность быть благодарным тому, что есть сейчас, вспоминая свои руки в машинном масле за 3 тысячи рублей? 


Фото обложки: Shutterstock/Julia Tim

Остальные изображения предоставлены автором.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Профессия мечты: как преподавательница русского языка стала learning-инженером
  2. 2 «Меня отговаривали, но я никого не послушал — и переучился на UX/UI-дизайнера»
  3. 3 Как дизайнер, психолог и директор медцентра решились сменить профессию — и попали в IT

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

07 августа 2020

Ipsen Biomed Challenge

08 августа 2020

Цифровые джунгли

09 августа 2020

IT хакатон