Анна Дворникова и Стас Хирман, TEC Ventures, SVOD, AmBAR: «В Кремниевой долине за одного битого двух небитых дают!»

Влада Стеканова
Влада Стеканова

Редактор разделов «Карьера» и «Лайфстайл»

Расскажите друзьям
Влада Стеканова

Анна Дворникова и Стас Хирман — партнеры венчурного фонда TEC Ventures, руководители AmBAR  (Американской ассоциации русскоговорящих профессионалов) и основатели конференции SVOD (Silicon Valley Open Doors) — в интервью Rusbase рассказали, почему Кремниевая долина — это не Америка, чем так важна репутация и удается ли местным предпринимателям отдыхать. И дали советы начинающим стартаперам.

Это вторая часть интервью. В первой — о специфике работы в Долине, конкурентном преимуществе выходцев из России и бывшего СССР, а также о ключевой ценности нетворкинга. Начало читайте здесь

Кремниевая долина — это не Америка, границы стираются

Стас: Межгосударственные границы стали второстепенным и даже мешающим фактором для бизнеса — это многие понимают. Сейчас в высокотехнологичных компаниях менеджеры могут сидеть в Долине, sales — в Лондоне, а разработчики — в Индии.

Стас Хирман и Анна Дворникова. Фото: здесь и далее —из личного архива героев

Мы почти 20 лет живем не в Америке, а в Кремниевой долине, передовом регионе. Да, географически она находится в Калифорнии, Америке, но ментально — это не Калифорния и не США. Она опережает остальную Америку лет на 10–15.

Мой сын поехал учиться в Аризону, и первое, что стали спрашивать у него знакомые ребята — «а ты видел Tesla?». Он никак не мог понять смысл этого вопроса, мол, что здесь такого, ведь в Долине машины Tesla повсюду.

Автомобили Tesla на электрозаправке в Калифорнии. Фото: David Noland

Здесь 37% населения — иммигранты из Китая, Индии, России, Украины, Италии и др. При этом компаний, созданных иммигрантами, здесь еще больше: 53-54%. То есть мало того, что нас много — мы еще и более бизнес-активные, чем местные. Долина замечательна тем, что здесь сконцентрированы люди с очень разными способностями в разных областях, при этом агрессивно желающие чего-то достичь.

Анна: Как правило, основатели стартапов — это микс национальностей, культур. Один индиец, один китаец, один израильтянин — и вот уже начали бизнес. Считается, что это приносит успех.

Стас: При этом в Долине не требуется никакая ассимиляция. Помню, когда-то мне пытались найти тренера по accent reduction (нейтрализации акцента родного языка и принятию акцента нового иностранного языка. — Прим. ред.), и везде была куча рекламы таких преподавателей — а сейчас ее нет, все перестали заморачиваться этим. В конце 1990-х–начале 2000-х все пытались исправить свой акцент, а сейчас — зачем париться? Но опять же, это не Америка, а Кремниевая долина — в том же Нью-Йорке может быть по-другому.

Репутация — начало и конец всех вещей

Анна: В Кремниевой долине бизнес строится на репутации и доверии. Важно быть честным, выполнять свои обещания, качественно строить свою деловую репутацию.

Стас: Финансовые ошибки тебе простят быстрее и легче, чем репутационные. Репутация в Долине зарабатывается очень долго, а теряется очень быстро. Здесь построение бизнеса основано на партнерстве, инвестициях, получении денег — сумм в миллионы долларов и больше, — и все это завязано на репутации и нетворкинге: кто тебя знает, кого ты знаешь, кто может и не может за тебя поручиться.

Илон Маск может позволить себе скандалы в соцсетях, интернете: он заработал себе крупный репутационный капитал и может чуть-чуть потратить.

10% на успех

Стас: Вы можете построить маленький бизнес на 1-2 млн долларов и быть счастливы как человек, но это не для Кремниевой долины — она настроена на быстрое поражение девяти компаний, при условии что десятая станет миллиардной, «единорогом».

Если ты строишь портфолио из 10 стартапов, ты должен знать, что 7 умрут, 2 выживут и, возможно, вернут тебе почти все, что ты вложил, а десятый вернет все, что было вложено во все проигравшие, и еще добавит сверху.

Проблема в том, что, когда ты вкладываешься, ты не знаешь, какой именно из них «десятый». И при создании стартапа фаундер должен понимать, что у него 10% на успех — в лучшем случае.

Поэтому опять же важна репутация: умный человек осознает, что его первый стартап — это далеко не последний, и процесс придется повторять несколько раз. И потерять деньги — неприятно, но это простят. А вот если потерять доверие инвесторов, следующего стартапа может уже не быть.

Анна: Даже после нескольких провалов доверие инвесторов не теряется. Более того, за одного битого двух небитых дают. Стартап же может провалиться не потому, что основатель взял деньги и сбежал, здесь может быть масса причин. У того же Макса Левчина было 4-5 неудачных стартапов до PayPal.

Стас: Человек, которого мы хорошо знаем, был первым инвестором Twitter, и он честно признается, что просто до этого инвестировал в предыдущий, прогоревший в итоге, стартап основателей. И когда они стали возвращать оставшиеся деньги инвесторам — можно было получить 20%, где-то 100 тысяч долларов, — он подумал, зачем ему возиться со всеми бумагами, и сказал «оставьте это себе на следующий стартап». То есть они не потеряли его доверие. А он в итоге сделал очень большой экзит.

В мире стартапов потеря денег и потеря доверия не всегда взаимосвязаны. Есть случаи, когда, наоборот, доверие терялось даже при финансовом успехе. Можно вспомнить скандалы, связанные с Uber. Эта компания — успешный «единорог», но основатель был вынужден уйти, так как доверие к нему уже было утрачено. Так что о своей репутации нужно очень сильно беспокоиться.

Как отдыхают в Кремниевой долине

Стас: Стресс здесь, безусловно, ужасный, размеренной жизни не получится, к тому же очень высокая стоимость жизни. Долина — это шикарное место для крутых предпринимателей, топ-инженеров, но не для середнячков. Местный стиль жизни далеко не всем подходит, все очень интенсивно — но таковы правила игры. У топ-менеджеров технологических компаний, как правило, 15 дней отпуска, в некоторых фирмах дают 21 день. При этом мало кто использует все эти дни.

В разговоре со мной один родственник как-то пожаловался, что ему приходится работать 12 часов. А я тогда занимался в Долине своим вторым стартапом, это было тяжелое время, и подумал "Бог ты мой, так у меня так только по воскресеньям, обычно это 14–16 часов!".

Большое событие для Долины — фестиваль Burning Man, который как раз недавно закончился. Зачастую люди, договариваясь о встрече, даже уточняют — до или после Burning Man. Смотрите по теме: Лучшие фото и видео с фестиваля Burning Man 2018Это как Christmas shutdown (приостановление работы в период рождественских каникул в США. — Прим. ред.). Для многих это часть перезагрузки, к фестивалю готовятся целый год.

Участники фестиваля Burning Man. Фото: ABC News

В целом культурный отдых здесь довольно вялый, хотя, например, для любителей джаза много мероприятий. Но чтобы сходить в театр, я предпочитаю летать в Израиль.

Зато в Долине много возможностей для занятий спортом: зимой любят кататься на горных лыжах и сноуборде в Тахо, летом занимаются серфингом — океан в часе езды. Например, мой сотрудник, программист, даже специально следит за уровнем волн и может отпроситься с работы, чтобы доделать все ночью — лишь бы не пропустить тот час, когда идут хорошие волны.

Если вы — семейный человек, особенно с детьми, в Кремниевой долине комфортно и удобно жить: здесь развитая система парков, очень хорошая погода, у всех, как правило, свой собственный дом.

Если же ты молодой и одинокий (или приезжаешь с девушкой/парнем), ни в коем случае нельзя жить в Долине: через месяц уже в петлю полезешь. Кроме работы здесь нет ничего. Лучше тогда остановиться в Сан-Франциско. Компании типа Airbnb, которые нанимают много молодых программистов, открыли свои офисы именно в Сан-Франциско, а не в Долине — в оживленный город проще привлечь людей.

Сан-Франциско. Фото: visitcalifornia.com

Анна: Мы ходим в музеи, филармонию, оперу — ездим в оперный театр Сан-Франциско, летаем в Нью-Йорк. Любим путешествовать, часто летаем в Европу. У нас много хобби, мы серьезно занимаемся музыкой с детьми, играем на рояле. Дети еще ходят в балетную школу.

Также мы коллекционируем искусство — у нас большая коллекция современного искусства, в том числе российского. Из любимых художников — Натта Конышева, московская художница, и Виктор Данилов из Петербурга.

Художник Виктор Данилов на фоне одной из своих работ. Фото: vkonline.ru

А еще я очень люблю Тышлера, моя любимая картина — девушка с домиком на голове, которую я очень ассоциирую с собой.

Советы начинающим стартаперам

Стас: Есть такая фраза в английском языке — skin in the game, буквально «шкура в игре». Смысл в том, что своему делу нужно полностью, а не частично, отдавать всего себя, все свое время, усилия.

У тебя есть идея, которой ты горишь? — сядь и напиши прототип, если ты программист, технарь. Считаешь, что можешь стать большим руководителем, СЕО, привлечь людей? — привлеки для начала кого-то забесплатно тебе помочь, чтобы кто-то дал тебе время как инвестицию. А если ты не можешь это сделать, может, ты не способен поднять бизнес?

То есть вопрос, как приехать в Долину, найти инвесторов, деньги — это вторичный вопрос. В первую очередь докажи себе, что ты вложил в бизнес все, что мог, и что у тебя есть знания, навыки, качества, который могут тебя выделить из общей толпы, привлечь других. Тогда уже можно начинать искать деньги — в России, в Японии, в Кремниевой долине, где угодно.

Анна: Многие приезжают сюда с мыслью, что инвесторы сидят и ждут их, прямо не дождутся, сейчас будут на них бросаться. В действительности это, конечно, совершенно не так: конкуренция бешеная, все приезжают в Долину. Так что важно проделать «домашнюю работу», все проанализировать и подготовиться. Потому что некоторые наши ребята просто приезжают и говорят «вот, у меня такая крутая идея, так здорово…», а ты им «да? но Google уже так сделал» — и они искренне удивляются.

Стас: Конечно, яркая идея стартаперам тоже нужна. Но здесь, в Долине, ты быстро обнаруживаешь, что сама по себе идея не стоит вообще ничего. Стоит ее исполнение, реализация бизнес-плана — это 99% успеха компании. Времена конца 90-х, когда кто-то мог проснуться с идеей Facebook и на следующий день стать миллиардером, уже давно ушли в прошлое.

(Начало интервью.)


13 сентября маркетолог и PR-консультант Мария Подоляк обсудила с Анной Дворниковой и Стасом Хирманом венчурный рынок Кремниевой долины, как писать холодные письма инвесторам и как стартапы должны готовиться. Смотрите запись трансляции.


Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.

Материалы по теме:

США или Россия: где у стартапа больше шансов

«Упоротость» создавать проблемы и бизнес «по понятиям»: что мешает русским вырастить «единорога» в США

Предприниматель, отец школьника-участника TechCrunch Disrupt 2018: «В воспитании использую принцип первобытных людей»

Лучшие фото и видео с фестиваля Burning Man 2018

Почему стартапы уходят из Кремниевой долины


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
QIWI Techday - Make It Real
17 декабря 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase