Где брать деньги на блокчейн в условиях тотального регулирования

Виктор Поляков
Виктор Поляков

Международный инвестиционный и финансовый консультант

Расскажите друзьям
Виктория Кравченко

За несколько месяцев ситуация с проведением ICO в мире изменилась – регуляторы всех стран начали наступление на организаторов ICO, вводя ограничения и прямые запреты.

Возможно, скоро не удастся найти юрисдикцию, где можно провести ICO по старым правилам – опубликовать white paper, выпустить токены, собрать криптовалюту у инвесторов... 

Виктор Поляков, д.э.н., международный инвестиционный и финансовый консультант, написал материал о том, как будет выживать блокчейн в условиях тотального регулирования.

Регуляторы идут!

Статья на Rusbase о призраке RegTech, бредущем не только по Европе, но по всему миру, оказалась пророческой – за время, прошедшее с момента ее выхода, регуляторы резко изменили ландшафт ICO.

Китай

В Китае, где происходит основной объем майнинга криптовалют, финансовый регулятор Народный Банк объявил привлечение средств через механизм ICO незаконной финансовой деятельностью (в стране, где хакеров расстреливают, это весьма серьезное предупреждение). Нет сомнений, что эта политика распространится и на Гонконг. Другие былые оазисы для проведения ICO разом потеряли свою привлекательность.

Раньше финансовый регулятор Сингапура Monetary Authority of Singapore (MAS) расценивал транзакции с криптовалютами как бартер — покупку виртуальных предметов или цифровых товаров, но затем вдруг объявил, что готовит поправки к законодательству, приравняющие токены, обеспеченные криптовалютой, к ценным бумагам.

Япония и Южная Корея

Япония, которая еще еще недавно была одной из самых передовых юрисдикций в регулировании криптовалют, перешла на жесткий режим регулирования ICO по паттерну США. Южная Корея, всегда следующая в русле политики США, практически запретила проведение ICO.

Виталик Бутерин был сверхоптимистичен, охарактеризовав ICO как пузыри, которые лечить бесполезно – они должны надуться и лопнуть сами. Регуляторы всех развитых стран не стали ждать, а перешли в наступление.

США

Что кроется за паттерном США, который сегодня является образцом для регуляторов и других стран? Простой прием для тестирования юрисдикции на предмет привлекательности для проведения ICO состоит в проверке официального статуса криптовалют.

США приравняли криптовалюты к ценным бумагам, соответственно, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) первичное предложение токенов – ICO (Initial Coin Offering) рассматривает как публичное размещение акций – IPO (Initial Public Offerings).

Канада

В Канаде, госрегулятор The Ontario Securities Commission (OSC) занял жесткую позицию по отношению к ICO, аналогичную позиции SEC в США.

Западная Европа

В странах Западной Европы, где финансовые порядки наводит США, ICO начинают рассматриваться по паттерну SEC с оглядкой на пресловутый тест Howey, подводящий ICO под нормы законодательства о выпуске ценных бумаг. Неуклюжие попытки юристов по маскировке ICO под НИОКР или благотворительность малопродуктивны – они объявляются притворными, и любые ICO оцениваются по критериям теста Howey.


Так ли это все страшно?

Строго говоря, противопоставление ICO и IPO не совсем точно отражает суть проблемы. Дело в том, что тема проектного финансирования под флагом IPO прошла длительный период развития. В рамках подготовки IPO сложились технологии проверки инициаторов проектов (Due Diligence) и выполнимости самих проектов (Feasibility Studies), в том числе в части финансовых проектировок и других обещаний инвесторам.

Параллельно с проектным финансированием, считающимся низкорисковым, сформировалась индустрия венчурного капитала, ориентированная на коммерциализацию технических или организационных инноваций, обещающих сверхдоходность при высоком риске неудачи. Венчурные проекты не обязательно пропускаются через механизм IPO, но венчурные фонды, как и частные инвесторы-ангелы в большей или меньшей степени (в зависимости от масштаба и инвестиционной привлекательности проектов, а также личностей их инициаторов) используют процедуры Due Diligence и Feasibility Studies.

Истории о многомиллионном финансировании, предоставленном под записку, написанную на салфетке в ресторане, относятся к классу городских легенд.

Да, большинству стартапов прохождение полного цикла проектного финансирования не по карману и регуляторы стран, настроенных на развитие блокчейна, это понимают.

Страны, где жив настрой на развитие блокчейна:

  • В Великобритании Финансовый регулятор The Financial Conduct Authority (FCA) отобрал девять блокчейн-стартапов, для которых создал «песочницу» (regulatory sandbox) со специальными «тепличными» условиями.
  • Австралийский регулятор The Australian Securities and Investments Commission (ASIC) пошел дальше, не только создав regulatory sandbox, но и разрешив иностранным инициаторам проектов проводить краудфандинг в Австралии, испытывать здесь новые финансовые технологии, и работать до двух лет без лицензирования.
  • Можно ожидать подобных инициатив и в Швейцарии, где The Swiss Federal Council активно включился в мировую гонку по привлечению блокчейн-стартапов в страну.

Все это хорошие новости для команд, имеющих на выходе интересные блокчейн-проекты, однако, нужно иметь в виду, что перспективы финансирование проектов зависят не только (и не столько) от «хороших» или «плохих» регуляторов, но и от качеств самих проектов, а также подготовленности инициаторов проектов к их финансированию в условиях мирового тотального регулирования.

Эксперты видят три принципиальные схемы финансирования блокчейн-проектов:

  1. Выпустить некоторое количество цифровых токенов и распространить их в среде крипто-энтузиастов (практически повторяя модель Kickstarter и других интернет-платформ краудфандинга). Развив проект на первоначально собранные деньги, обратиться к источникам венчурного капитала для финансирования проекта в полной мере.
  2. Использовать средства венчурных инвесторов для запуска проекта, а затем провести ICO для полного финансирования (стратегия, противоположная первой).
  3. Проводить ICO по одноэтапной схеме, но выпускать токены, обеспеченные реальными активами (теперь, ICO действительно становятся похожими на IPO).

Кто будет финансировать блокчейн?

Нетрудно заметить общую черту всех трех стратегий финансирования блокчейн-проектов — начинается борьба за доверие инвесторов. Каких именно инвесторов?

Хороший вопрос – большинство успешных ICO были адресованы к сетевому сообществу криптоэнтузиастов, а идеи проектов лежали в сфере простых и всем понятным человеческих интересов – распределенные социальные сети, тотализаторы.

FinTech развивается под крылом консорциума банков, а «вольные» игроки, сделавшие что-либо стоящее, будут скуплены «на корню», так что нет смысла обуждать проблему финансирования их проектов.

Если верить экспертам, утверждающим, что в ближайшее время появятся тысячи блокчейн-проектов в различных сферах мировой экономики, то возникает вопрос о модели их финансирования. Часть из них будут востребованы министерствами и ведомствами, но большинству инициаторов проектов придется выйти на свободный рынок.

Возможна принципиально иная, пока не опробованная на практике модель финансирования блокчейн-проектов с «отраслевыми» сферами применения. Эти проекты будут инициироваться «отраслевыми» специалистами и разрабатываться в сетевом распределенном режиме до состояния действующего образца или рабочей модели.

Интересы всех участников-разработчиков проекта на старте будут защищены должным образом благодаря использованию акционерной формы владения совместной интеллектуальной собственностью.

Капитализированный таким образом проект становится привлекательным для венчурных инвесторов (нужно иметь в виду, что акционерная модель годится не для всех юрисдикций, но об этом в другой раз).


Пятеро слепых, слон и аналогия с блокчейном

Продолжая тему развития реалистического взгляда на природу блокчейна, попробуем взглянуть, что понимается под самим термином. Оказывается, что специалисты разных профессий понимают блокчейн по-своему. Как в известной притче про пятерых слепых и слона.

Когда в деревню привели слона, слепые решили его потрогать, чтобы понять как он выглядит:

  1. Первый слепой нащупал живот слона и сказал, что слон – это большая бочка (криптотехнология, дающая возможность выпуска универсальной цифровой валюты).
  2. Второй, потрогавший слоновью ногу, заявил, что это незыблимая колонна (распределенный реестр, позволяющий хранить и передавать данные, надежно защищая их от постороннего доступа).
  3. Третий уткнулся в массивный бок слона и решил, что это стена (технология «умных контрактов, за стеной которых будет создан «интернет вещей» — идеальная экономика, не требующая участия людей).
  4. Четвертый коснулся хобота слона и объявил, что слон — это канат, ведущий на небо (новые, неизвестные раньше возможности, отменяющие банки и даже правительства).
  5. Пятый слепой взялся за бивень и решил, что это копье, которое может все разрушить (полная трансформация бизнесов, порождающая систему принципиально новых деловых отношений).

Все пятеро слепых были правы, хотя каждый из них видел только одну деталь слона (один аспект блокчейна).

Для полного представления о слоне-блокчейне нужно интегрировать все его аспекты в рамках бизнес-проекта, открывающего принципиально новую возможность или дающее новое решение старой проблемы – существенно дешевле, быстрее или надежнее.

Причем по оценке компании Gartner Inc., признанного авторитета в исследовании блокчейна, в любом новом проекте, доля собственно блокчейна не превышает 5%. Остальные 95% работ по проекту связаны с решением давно известных правовых, организационных и финансовых проблем.

Другой известный эксперт, Paul Bessems, представляющий платформу Monax, заявляет, что технические решения блокчейна достаточно просты, а для их программной реализации сегодня имеются все необходимые инструментальные средства.

Еще недавно СМИ муссировали идею, что переход всех бизнесов в мире в блокчейн будет легким и непринужденным, а краудфандинг станет простым и доступным методом финансирования любых проектов. К сожалению, это не так.

Эксперты Gartner Inc. утверждают, что девять из десяти стартовавших блокчейн проектов не содержат жизнеспособной бизнес-идеи (не делали feasibility study?), а 80% уже профинансированных проектов закроются в 2018 году из-за отсутствия необходимых организационных механизмов.


Перспективы блокчейн-проектов

Превалирование IT-реализации над деловым содержанием блокчейн-проектов (поставили телегу впереди лошади?) похоронит уже профинансированные проекты. Что же можно сказать о перспективах финансирования новых проектов? Этому нелегкому (нынче) делу еще предстоит учиться всем, кто планирует прийти к инвесторам за деньгами.

Учиться не в смысле одурманивания инвесторов немыслимыми по новизне (и часто неисполнимыми в реализации) обещаниями, а в режиме освоения всех аспектов запуска и реализации проекта – не только Proof of Concept, который вместе с IT-реализацией составляет 5% решения проблемы, но и остальных 95% бизнес-сценария.

В чем состоит проблема развития практических приложений блокчейна? Она заложена в самой идее блокчейна – инновационной и направленной на разрушение основ многих бизнесов, сложившихся еще до «сетевой революции». Решения блокчейна ориентированы не на частичное совершенствование бизнеса, а на его полную трансформацию в другой бизнес, соответствующий текущему моменту.

Примерно так же, как во времена предыдущей индустриальной революции не шла речь об улучшении работы фабрики по производству упряжи для лошадей – на этом месте возникло паровозное депо.

Paul Bessems считает, что сетевая экономика требует нового мышления, новых форм реализации, и, возможно, новых теорий. Он называет вновь созданную структуру «блокчейн-организацией».

Принципиальная новизна блокчейн-организации порождает принципиальные трудности в обучении блокчейну с позиций бизнес-подхода (а не IT), усугубляемые тем, что сама сфера обучения (как бизнес) была порождена предыдущей экономикой и только начинает проникаться идеями и принципами блокчейна.


Чему и как можно научиться?

Не нужно думать, что университеты проспали «сетевую революцию». Нет, Stanford, MIT и Berkeley уловили волну спроса и еще в 2014 году начали учебные программы по криптовалютам.

На сегодня более половины обучения дисциплинам, имеющим отношение к блокчейну, сосредоточено в США. На втором месте Великобритания, а затем идут Швейцария, Германия, Австралия и другие страны.

Что касается содержания курсов, то они преимущественно ориентированы на IT-специалистов. Только в 2016 году начали раздаваться робкие голоса, спрашивающие, где же обучение блокчейну не программистов.

Такую десятинедельную программу предложил Оксфорд, а за ним еще ряд университетов. Все они сделаны для одного направления бизнеса – FinTech. Это вполне естественно – доля FinTech составляет более 80% от общего объема всех практических приложений блокчейн-технологий.

Перекос в сторону FinTech возник исторически, «классические» банки стали заметно отставать от требований сетевой экономики в части морально устаревшей системы международной системы переводов SWIFT, трудоемкого комплаенса (отягощенного требованиями FATF) и неэффективного клиринга. Однако, в не меньшей степени отстали и другие бизнесы.

Их собственникам и топ-менеджерам нужно задуматься о завтрашнем дне, как и представителям государственных служб и активистам некоммерческих организаций, развивающих социальные проекты. Кризис жанра заметен в оффшорной индустрии, которая неизбежно перейдет на рельсы блокчейна со сменой состава – большая часть старых игроков покинет поле.

Бизнес-консультанты начинают осваивать тему, но спрос будет существенно отставать от предложения – им самим придется учиться экономике и менеджменту блокчейна. Это относится и к IT-специалистам и девелоперам, инициирующим проекты практического приложения технологий блокчейна.

Сетевая экономика диктует свои требования и к самому процессу обучения. Он должен быть:

  • Демократичен,
  • Децентрализован (дистанционный режим онлайн-обучения не требует физического присутствия участников в одной точке),
  • Должен предусматривать возможность P2P–обмена информацией, базироваться на проектном подходе (когда обучаемые развивают свои проекты в процессе обучения).

Этим требованиям соответствует новая эффективная методика трансформационного обучения (Transformative Learning), развиваемая в последние годы в университетах США (в том числе, University of Central Oklahoma), Великобритатании (University of Edinburgh), Австралии (University of Adelaide).

Где учиться на русском

Инновационные идеи, развиваемые в форме блокчейн-проектов необходимо коммерциализировать, что ставит во главе угла вопрос финансирования, поэтому наиболее актуальными являются программы интенсивного обучения коммерциализации блокчейн-инноваций с выраженным акцентом на финансирование проектов.

Такой программой является Blockchain Transformative Program, разработанная Global Blockchain Institute. Основные модули восьминедельной программы помогут решать наиболее важные (и наименее известные аудитории) вопросы финансирования блокчейн-проектов.

Программа имеет еще одну особенность – есть ее русскоязычная версия «Блокчейн-проект – Привлечение финансирования». Предусмотрены передача know-how и инструментов для работы над блокчейн-проектами, а также и международная сертификация выпускников. Лучшие проекты будут переведены в консалтинговый режим для финансирования.


Материалы по теме:

Что такое децентрализованный хедж-фонд?

Почему венчурные фонды инвестируют в блокчейн миллионы долларов

Авторы лучших блокчейн-проектов для стран третьего мира отправятся в Кению

Блокчейн в реальном бизнесе: три сферы, где это точно сработает

Рекордсмены ICO: кто и как привлекает сотни миллионов долларов


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase