Долго, дорого и перспективно: почему вам нужно инвестировать в науку?

Андрей Синогейкин
Андрей Синогейкин

CEO Wonder Technologies

Расскажите друзьям
Полина Константинова

Андрей Синогейкин, CEO Wonder Technologies, уверен, что российским венчурным инвесторам стоит обратить внимание на отечественные разработки и начать вкладывать средства в них. Почему? Читайте его мнение в этой колонке.

Почему венчуру стоит обратить внимание на научные проекты

Российский венчур сегодня в большей степени ориентирован на краткосрочное инвестирование. Он идет туда, где есть конкретный потребитель и прогнозируемый спрос. Это довольно понятные и простые рынки: e-commerce, маркетплейсы, фудсервисы, финтех и так далее.

Они привлекательны для российского инвестора возможностью быстрого возврата средств и отсутствием длительного планирования. Поэтому на текущий момент венчур интересуют IT-технологии, связанные с рынками, где не ведутся масштабные научные исследования и разработки. Однако о том, что российская наука сегодня — по сути, настоящий клондайк для бизнеса и венчура, никто не догадывается.

Инвестиции в технологические стартапы подразумевают более длительный период ожидания (запуск проекта, внедрение, реализация), но гораздо большую отдачу. Мировой частный капитал давно ориентируется на разработки молодых команд ученых в области новых технологий и материалов.

В России же венчурное инвестирование в науку и в разработки новых материалов пока что отсутствует.

И сейчас как раз самое время определиться: так ли интересно инвестировать в привычные IT-проекты или, может быть, стоит присмотреться к проектам, занимающимся серьезными научными разработками?



Куда инвестировать?

Россия во всем мире известна своей мощной инженерной и технической школой и фантастическими людьми, которые способны изобретать, придумывать и двигать науку вперед. Вот только некоторые из изобретений российских ученых.

  • В прошлом году ребята с Дальнего Востока изобрели материал, который превращает стекла в солнечные батареи, а также новую систему управления робототехникой в космосе.

  • Именно у нас была создана технология, с помощью которой можно получить самое мощное световое излучение на Земле.

  • А гигантское 4,1-метровое зеркало сделанное однажды в подмосковном Лыткарино, легло в основу крупнейшего в мире ИК-телескопа VISTA, который находится в чилийских Андах.

Вся проблема российской науки — в том, что у нас есть разработки, но примеров их внедрения мы не видим, так как несмотря на достаточное финансирование в науку сложно привлекать инвесторов на создание готовых решений для рынка. И финансирование в науку получается очень фрагментарным.

В России есть отличная база, есть наука, есть научные институты, а также молодые амбициозные коллективы, которые совершают открытия. Но, к сожалению, они здесь редко получают дальнейшее развитие, а их разработки не внедряются в промышленность. И те, кто не сломались, уезжают за рубеж, и находят инвестиции там.

За рубежом в них инвестируют такие гиганты, как Alibaba и другие венчурные инвесторы. Очень хочется, чтобы подобные проекты оставались внутри страны и здесь находили инвестиции. В этом основная проблема.

Доставка обедов vs SpaceX: почему второе выгоднее?

Наука выгодна для бизнеса тогда, когда новые разработки внедряются в промышленность. В советское время в экономике была четкая и налаженная цепочка внедрения технологий. И выглядела она так:

  • Академические институты. Ученый или группа ученых проводят теоретическое исследование продукта или технологии, которое можно было бы внедрить в промышленность.

  • Практические исследования и воплощение теории в жизнь. На данном этапе проверяется, реально ли воплотить в жизнь новую разработку: создается прототип или тестируется новая технология.

  • Прикладная наука. Здесь идет получение готового устройства или материала и взаимодействие с промышленным предприятием. Технолог начинает заниматься внедрением разработки на промышленном предприятии или строительством нового, которое будет специализироваться на новом продукте или технологии.

Начиная с 90-х, цепочка была разрушена, а вся российская экономика была ориентирована на эксплуатацию природных ресурсов, а также на бизнес, который не имеет отношения к научным разработкам (недвижимость, торговля, финансовый сектор). Но этот сегмент экономики все больше и больше теряет свою инвестиционную привлекательность и рентабельность, нежели 10-15 лет назад.

Новой цепочки внедрения пока что просто-напросто нет. И до недавнего времени в стране не было экономической базы для ее развития. Чтобы такая цепочка функционировала слаженно и бесперебойно, у нее должен быть двигатель. В советское время двигателем был госплан и огромные госпрограммы, благодаря которым вся схема работала (программы СОИ, космоса, мирного атома). Последние три десятилетия двигатель был сломан, и цепочка перестала работать.

Сейчас двигателем как раз и может стать наука. А создать и запустить этот двигатель, может помочь не только государство, но и венчур со своим эффективным управлением. Хороший пример синергии «венчур-наука» — это компания WayRay. Они реализуют свой проект за рубежом, и в него инвестирует Alibaba. Хорошо бы, чтобы в наши компании инвестировали не только зарубежные, но и российские инвесторы.

Интерес инвестора к науке здесь очевиден: источник действительно большой капитализации на сегодняшний день — это инновации. Отличный пример этому — Tesla, SpaceX, Apple. Новые технологии и научные разработки — это то, что уже меняет мир, рынок и экономику. Это огромная сфера влияния.

И крупные корпорации это понимают: компания Apple постоянно выделяет порядка 30% своей прибыли на финансирование новых технологий. Годовой бюджет компании Samsung, выделяемый на исследовательскую деятельность, составляет около 500 миллионов долларов. Причем компания инвестирует не только в свой институт, но и в другие институты по всему миру в поисках технологий, которые они могли бы внедрить.

Конечно, такие проекты не обходятся без государственного финансирования, но благодаря сочетанию взаимодействия государства и эффективного управления и получается результат. Поэтому если вы планируете стратегию развития компании не на 1-3 года, а хотя бы на 5-10 лет, сегодня лучший момент, чтобы задуматься над инвестициями в высокие технологии, присмотреться к рынку и начать его изучать.



Если инвестировать в науку, то сейчас. И вот почему

В российском венчуре, как и в системе внедрения технологий, есть определенные проблемы: разрозненность и неструктурированность процессов, льгот и грантов. Но пока рынок развивается и не так требователен, самое время присмотреться к проектам и разработкам.

Индустрия высоких технологий, как и цепочка внедрения, в ближайшие 10-15 лет будет очень активно развиваться:

  • Развитие венчурной культуры неизбежно в любом случае. 

    На рынке есть деньги и есть ресурс. Пока что в России нет венчурной культуры, как таковой, венчурного права и вообще венчурного типа мышления. Но рынок учится и развивается. Поэтому инвесторы будут обращать внимание на проекты, которые уже максимально готовы к выходу из-под научной крыши.
  • Построение новой цепочки внедрения разработок неизбежно. Этот процесс закономерен. Уже сейчас государство выделяет для этого большое финансирование. Однако чем сильнее и прочнее будет связка «бизнес-наука», тем быстрее и эффективнее цепочка начнет функционировать. Пока она, к сожалению, очень фрагментарна.

  • У индустрии есть сильная господдержка. Это можно видеть на примере различных грантов, а также строительства Иннополиса и развития Сколково. Сегодня на любой инвестиционный доллар всегда можно получить доллар со стороны государства в виде субсидий или грантов. Только при условии, что результатом будут не деньги, а капитализация того, что должно получится. Поэтому тем, кто привыкли использовать госкапитал для своего обогащения, им здесь не место.

  • Российский венчур всегда повторяет западную модель: бизнес ориентируется на западную культуру предпринимательства и венчура. Постепенно, как раз через 5-10 лет, российский венчур придет к тому, что ему будет необходимо акцентировать внимание на науке. Он все равно возьмет в основу венчурную культуру уже давно созданную и внедренную на Западе, и это неизбежный процесс.

Я уверен, что будущее российского венчура — в высоких технологиях. Если фонды и частные инвесторы, взаимодействуя с мерами господдержки, перефокусируются на крупные технологические разработки, велика вероятность того, что вся экономика в целом сможет, наконец, сместить вектор с эксплуатации природных ресурсов на разработку и внедрение новых изобретений и технологий.

Сейчас в отрасли есть немало проблем, и она находится в стадии формирования. Поэтому именно здесь, на старте, и нужно входить на рынок. Дальше это будет сделать гораздо сложнее.


Материалы по теме:

Новый прорыв в науке: в скором времени можно будет создавать материю из воздуха

Шесть бесплатных онлайн-сервисов для ученых

«Я оставил науку, чтобы зарабатывать на грязных кроссовках»

Как мы за три года науку популяризовали – история про бум научных сообществ

10 российских учёных и просветителей, за которыми стоит следить


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Innovate or Die
13 ноября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase