Колонки

Госдума приняла закон о цифровых правах. Как это повлияет на рынок? Мнение эксперта

Колонки
Дарья Носова
Дарья Носова

Руководитель практики «ФинТех» O2 Consulting

Полина Константинова

Вчера, 12 марта, Госдума приняла в третьем чтении законопроект о цифровых правах. Изменения вступят в силу 1 октября этого года. Также ранее стало известно о намерениях ЦБ ограничить возможность покупки криптоактивов для неквалифицированных инвесторов. Что все это значит и как может повлиять на рынок и обычных граждан? Своим мнением поделилась Дарья Носова, руководитель практики «ФинТех» O2 Consulting.

Госдума приняла закон о цифровых правах. Как это повлияет на рынок? Мнение эксперта

Законопроект о ЦФА удивил своей слабостью

Недавно произошла активизация российского законодательного процесса в сфере цифровых активов. С момента первых редакций законопроектов в этом направлении прошел год. Далее последовали бурные обсуждения, где юристы и профильные специалисты в сфере криптоактивов преимущественно критически высказывались о качестве проработки матчасти.

О необходимости более серьезного, а главное, системного подхода высказались также и правительство, и комитеты в своих заключениях, представленных в Думу.

Чтобы вы не ошиблись при выборе, Rusbase рекомендует своим читателям надежных юристов и адвокатов.

Действительно, законопроект «О цифровых финансовых активах» неприятно удивил слабостью юридической техники и, самое главное, абсолютной сумбурностью текста и контекста.

Если профессионально смотреть на закон как на внятную систему правил, на инструментарий правоприменителя, то таковым законопроект о ЦФА считать, конечно же, было нельзя. Кроме того, в Думу был внесен закон о краудфандинге от той же группы разработчиков, что и закон о ЦФА, с тем же неудовлетворительным качеством.

Фото: Unsplash

На этом фоне другой законопроект, фактически, альтернативный, предложенный другой рабочей группой, выглядел намного пристойнее. Речь идет о проекте закона об изменениях в Гражданский кодекс РФ, который встраивал в базовые нормы, по которым живут и бизнес, и простые граждане, новые объекты: цифровые права и цифровые деньги.

Это было важно с той точки зрения, что криптоактивы, например, уже фактически стали частью оборота (криптовалюты покупали и продавали, размещали токены, привлекая под это реальные деньги и прочее), а четкого понимания их юридического статуса не было.

Более того, технологическая специфика, цифровая сущность и особенности распределенного реестра в данном случае вызывали серьезные затруднения в плане применения каких-либо аналогий к уже существующим объектам гражданских прав — ни к деньгам, ни к акциям, ни к чему-либо еще привычному без каких-либо серьезных оговорок привязаться было нельзя.

В итоге год назад стало понятно, что все три законопроекта концептуально должны по крайней мере строиться на единой концепции, не противоречить друг другу, а наоборот гармонично и недвусмысленно устанавливать статус и правила оборота цифровых активов. Иными словами, требовалась кардинальная переработка первоначального материала.

Что же получилось?

Пока получилось то, что 12 марта в третьем чтении Государственная дума приняла федеральный закон «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса РФ» (так называемый Закон о цифровых правах).

По сравнению с первой версией, он довольно много потерял: например, полностью — статью о цифровых деньгах, а что касается цифровых прав, то осталась лишь отсылка, что цифровые права (определены как вид имущественных прав, а также как «обязательственные и иные права») будут регулироваться отдельным законом.

Точнее, «содержание и условия осуществления цифровых прав определяются правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам».

Также сказано, что по общему обладателем цифрового права признается тот, кто по правилам «информационной системы» имеет возможность распоряжаться этим правом. Если взять пример криптовалюты, то, судя по всему, это означает: тот, у кого есть приватный ключ, тот и собственник содержимого кошелька. С другой стороны, в документе прямо оговаривается — законом может быть предусмотрено иное.

Фото: Unsplash

Итак, изменения в ГК РФ, признавая цифровые права в общем виде, отправляют нас в специальный закон, где должны быть все самые интересные и важные подробности. Казалось бы, гармония наступила, ведь есть законопроект о ЦФА. Но, судя по информации о его движении в Госдуме мы видим, что:

  1. во-первых, закон о ЦФА, скорее всего, будет принят уже 19 марта 2019 года;
  2. во-вторых, он не претерпел изменений, несмотря на многочисленные и конструктивные замечания о доработках, которые были даны Думе, в том числе со стороны правительства.
  3. Более того, забавно, что закон о ЦФА вообще ничего не говорит о цифровых правах (там совсем иная терминология), то есть, строго говоря, никак не соотносится с принятым Госдумой законом.

Что мы имеем в итоге?

Закон о цифровых правах принят, он вступит в силу 1 октября 2019 года и будет применяться к правоотношениям, возникшим после 1 октября 2019 года.

На практике это означает, что если у вас уже сейчас есть криптовалюта или токены, то сделки, которые в связи с этим заключались до 1 октября по действие ГК подпадать не будут.

А вот если вы будете заключать сделки после этой даты — нормы ГК о цифровых правах будут к ним применяться. Однако пока нет адекватного положениям ГК специализированного закона, полноценно эта юридическая система не заработает.

О намерении ЦБ ограничить покупку криптоактивов

Отдельно хочу прокомментировать ажиотаж, который вызвало появление проекта указания ЦБ, которое якобы вводит ограничения по сумме 600 тысяч рублей для покупки криптоактивов. Текст документа не опубликован, поэтому можно только догадываться, что речь идет о том, что ЦБ установит предельную сумму на покупку токенов одного выпуска при их эмиссии.

Фото: Unsplash

По крайней мере, в законопроекте о ЦФА именно это предусматривается. Отмечу, что это затрагивает неквалифицированных инвесторов, то есть простых граждан, и касается только токенов (то есть ICO и подобные виды розничного «инвестирования» при первичном размещении).

Однако, как говорится, это не точно. Потому что в этот же день председатель комитета ГД РФ по финрынку г-н Аксаков в интервью ТАСС не исключил, что «ограничения могут коснуться и криптовалют».

И еще...

Напоследок в качестве сравнения и примера для наших законодателей хотелось бы отметить фундаментальный подход мальтийских властей, которые смогли в рекордные сроки создать целую систему гармонично взаимосвязанных нормативных актов о виртуальных финансовых активах, их обороте, выпуске, регуляторном контроле.

Выпущены подробные разъяснения по применению, проведен льготный переходный период, налажено взаимодействие с регулятором.

То есть они реально создали работающую нормативную инфраструктуру для криптобизнеса, интегрированную в систему национального права и учитывающую европейское регулирование. Это пример хорошей работы, а главное, понимания – что даже строгие правила и дополнительная регуляторная нагрузка будут восприняты рынком позитивно, если они логичны, понятны и работоспособны.


Материалы по теме:

«Поезд блокчейн-проектов точно еще не ушел»

«Искусственный интеллект давно стал осязаемым настоящим». Управляющий директор Google Россия — о трендах ​больших данных и биткоине

Как власти Москвы внедряют блокчейн в городские проекты

Криптокошельки, смартфоны и компьютеры на блокчейне: обзор девайсов будущего

Стратегии инвестирования в крипту: какую выбрать, чтобы заработать как можно больше

Фото на обложке: VLADJ55 / Фотобанк Фотодженика

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

Комментарии

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

17 сентября — 12 ноября 2019

Digital PR & SMM

17 — 20 сентября 2019

Product nights B2B

20 — 21 сентября 2019

AIRF: Apache AirFlow