«Поезд блокчейн-проектов точно еще не ушел»

Людмила Чумак
Людмила Чумак

Редактор рубрик «Возможности», «Календарь» и «Образование»

Расскажите друзьям
Людмила Чумак

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил про то, как критовалюта меняет сферу кредитования с Дмитрием Михайловым — операционным директором Cereal Finance.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

«Рынок криптокредитований — огромный океан, в котором еще очень много места под новые проекты»

Владимир: Дмитрий, привет!

Дмитрий: Добрый день!

Владимир: Кредиты под залог крипты, для чего они нужны, в каких случаях они могут потребоваться, что? Если ты купил биткоин в прошлом декабре за $17 тысяч, и вдруг тебе срочно потребовались наличные средства, продавать его за $6,5 не очень приятно. Для этого вы и появляетесь, верно?

Дмитрий: Абсолютно верно. В первую очередь, наш проект ориентирован на людей, которые хотят по-новому использовать криптовалюту, и если они приобретали эту криптовалюту в золотые времена, то сейчас не все готовы фиксировать убытки. Также наш проект ориентирован на людей, которые уверены, что крипта вырастет, но при этом и сейчас уже нужны какие-то средства для того, чтобы, например, развивать свой бизнес, платить за офис, платить зарплаты людям и так далее.

Владимир: То есть, инвесторы не хотят продавать крипту или им нужны какие-то операционные средства, и тут приходит Cereal Finance? Но на самом деле, проекты подобного рода уже появлялись?

Дмитрий: Да, абсолютно верно.

Владимир: В чем принципиальное отличие? Почему вы считаете, что есть емкость рынка, на которой можно продолжать расти?

Дмитрий: По оценкам наших коллег, рынок просто огромный, и рынок кредитований под залог криптоактивов варьируется от $1,5 до 20 млрд. Те проекты, которые на сегодняшний день уже вышли, выдают кредиты пока, к сожалению, ограниченными суммами в $20, 30, 50 млн. Поэтому мы тоже видим огромные перспективы. Это огромный океан, в котором еще очень много места под новые проекты.

Владимир: Но с другой стороны, есть проблема того, что, как ты говоришь, емкость маленькая. Каким образом можно расширить тот пул финансов, который раздается на кредиты, и как вы эту проблему будете решать?

Дмитрий: Совместно с компанией Giga Watt (это крупнейшая майнинговая ферма в США) мы разработали новый продукт, который позволяет клиентам майнинговой фермы приобретать оборудование в рассрочку. Для этого им нужно будет заплатить всего лишь 50% от его стоимости. Вторые 50% мы, как кредитное плечо, как кредитная организация, выдадим. Таким образом, люди могут себе позволить купить в несколько раз больше оборудования, а это очень важно в тех случаях, когда выходит новая майнинговая машинка, то есть, когда сложность майнинга еще не слишком большая и люди могут заработать в разы больше.

Владимир: Это как раз о том, что сложность возрастает с количеством машин, которые находятся в сети. То есть, когда машин в сети мало, награда распределяется между ними.

Дмитрий: Да, все верно.

Владимир: Это одно из ваших партнерств?

Дмитрий: Да.

«Криптоанархисты были важны вначале. Благодаря им появился рынок»

Владимир: Что будет с рынком? Понятно, что можно какие-то операционные средства у вас получить, если они нужны срочно, под залог своей крипты и не продавать ее. Но все-таки, будет ли биткоин так быстро и мощно расти, как оно это делал в прошлом году? Или что сейчас, на твой взгляд, с рынком происходит?

Дмитрий: Я думаю, что рынок зреет и продолжает развиваться. То количество людей, которое обращается к нам за продуктом, те люди, которые верят, что крипту нельзя сейчас продавать и поэтому ее нужно использовать в новом русле, нас убеждают в том, что этот рынок точно будет расти и развиваться, особенно учитывая ту степень интеграции, которая сейчас происходит с криптой, как сейчас появляются и стремительно развиваются все новые и новые проекты. И даже та регуляция, которую сейчас производит государство, независимо от юрисдикции, связана с тем, чтобы просто привести в порядок этот рынок и поддерживать его на уровне государства.

Дмитрий Михайлов

Дмитрий Михайлов. Фото: Facebook

Владимир: Давай разберемся. В прошлом году было много так называемого хайпа, ажиотажа вокруг крипты. В этом году посещаемость крипторесурсов и общий интерес людей к крипте в мире упали, потому что нет этого моментального бычьего роста. Как ты считаешь, третий, четвертый, седьмой, десятый заход на новые высоты, в принципе, возможен? И возможен ли он только благодаря так называемым «хомячкам», или все-таки благодаря серьезным профессиональным инвесторам, институционалам, банкам, развитию регуляции? Благодаря чему может быть большой импульс?

Дмитрий: Я поддерживаю позицию, что рынок будет развиваться за счет профессионалов. Безусловно, все мы сейчас видим количество институционалов, которые заходят в этот рынок. 2018 — это год, который ознаменован большим количеством новых институциональных игроков на рынке криптовалют. Поэтому он точно будет развиваться в более регулируемом русле, он точно будет расти. Я в этом уверен на 100%.

Владимир: Про регуляцию. Казалось бы, есть два больших лагеря, которые разделяются. Первые — это криптоанархисты, которые говорят, что мы создали надгосударственную финансовую систему, которая никому не подчиняется, которая гораздо более честная, понятная эмиссия, не как доллар, нельзя печатать, все программным кодом обеспечено. С другой стороны, есть криптореалисты, как мы с тобой. Криптоанархистическая идея того, что мы над государством, что доллар устаревает, что это доллар падает, а не биткоин растет, насколько это имеет место быть? Или все-таки это такие слоганы громкие, просто призывы?

Дмитрий: Я думаю, что эта прослойка людей, эти игроки, они были важны в начале. Сейчас, поскольку это новый этап в развитии криптобизнеса, криптоиндустрии, все важнее будет способность проектов подстраиваться и встраиваться в те или иные регулятивные нормы государства. Поэтому хорошо, что были игроки, благодаря которым рынок вообще появился, но, как и любое направление, он развивается сейчас благодаря тем людям, которые приводят его в более управляемое русло, чтобы как можно меньше людей страдало от неосмотрительности фаундеров проектов.

Владимир: Расскажи, пожалуйста, про рынок криптозаймов. Вообще, он существует или это надуманный рынок? Понятно, что проекты какие-то уже появлялись, уже было несколько ICO в этой сфере, и вы сейчас строите новую систему.

Дмитрий: Рынок, безусловно, существует, и то количество проектов, которое появляется на нем, еще раз подтверждает этот факт. Проекты, которые предлагают сегодня подобные услуги в основном концентрируются на выдаче займов под залог криптовалют, наиболее ликвидных из них. Это биткоин и эфир. Мы, безусловно, делаем то же самое, только к этому мы еще предлагаем в виде обеспечения принимать также и майнинговое оборудование. В частности, с компанией Giga Watt мы подготовили продукт, который позволяет майнерам использовать нас как кредитное плечо, покупать большее количество майнингового оборудования и постепенно расплачиваться за него не только фиатными средствами.

Владимир: Вы это видите достаточно большим куском своего бизнеса или дополнительной возможностью?

Дмитрий: Это достаточно большой кусок. Только за счет анонса этого продукта мы уже получили предзаказ на $3 млн.

Владимир: А кто эти люди, конечные клиенты, которые берут займ? Это большие, средние, маленькие компании? Кому это может понадобиться и сколько вообще это может стоить?

Дмитрий: На сегодняшний день мы видим порядка трех или четырех групп клиентов. Во-первых, это криптоинвесторы, криптомайнеры (люди, которые инвестируют в майнинговое оборудование и в майнинг). Это могут быть биржи и, что самое интересное, успешные ICO-проекты, которые часть своих средств еще не направили на развитие проекта, и эти средства лежат у них мертвым грузом. Стоит отметить, что этим ICO-проектам не всегда выгодно продавать в моменте валюты. Они точно также нуждаются в каких-то операционных расходах на офисы, на зарплаты, на развитие проекта.

Владимир: Непонятно, что делать ICO-шникам. Если отдать большую часть денег в управление трейдерам, то получаются неоправданные риски, а если продавать в моменте, то всегда момент может быть непредсказуемым и не совсем наилучшим. И получается, что за небольшие деньги они получают возможность фиатной ликвидности.

Дмитрий: Да. Мы буквально неделю назад вернулись с большой серии конференций в Китае, где масса проектов обращалась к нам с вопросами, каким образом уже сейчас они могут конвертировать средства в фиатные деньги для того, чтобы покрыть свои операционные нужды.

Владимир: Вы сейчас уже готовы это делать, или вы допиливаете что-то?

Димитрий: Мы допиливаем, нам осталось буквально в течение одного месяца закрыть вопросы по технической стороне. Остальные вопросы мы закрыли. И мы готовы

Владимир: Что вы даете своим клиентам? Сколько это стоит? Например, у меня есть один биткоин, и я хочу получить финансы.

Дмитрий: Если у вас есть один биткоин, мы готовы выдать вам займ под залог этого биткоина в размере половины его текущей стоимости. Срок будет зависеть от размера займа. В случае с одним биткоином, этот срок может варьироваться от трех месяцев до года. Эффективная ставка также будет варьироваться, но в данном случае она будет в районе 15–20% годовых.

«Инвестору очень важно убедиться в том, что проект надежный»

Владимир: Пресса кишит информацией о том, что большое количество проектов, которые собирают ICO, которые занимаются финансами в области блокчейн-технологий, крипты и так далее — это мошенники. Мы все знаем, что это правда. Все мы видели, когда ICO заканчивались белым листом и названием мужского детородного органа на страничке или фотографией человека в аэропорту с плотно набитым рюкзаком. Почему так много скамеров в индустрии, как не наткнуться на них и почему, например, к вам может быть доверие?

Дмитрий: Если отвечать на первую часть вопроса, то, к сожалению, особенно в 2015–2016 годах, многие основатели проектов грешили тем, что не доводили их до конца и, по сути, не испытывали никакой ответственности перед своими инвесторами, просто бросали их или изначально даже не собирались доводить дело до логического завершения. Сейчас мы видим достаточно качественные изменения в этом направлении. Люди поняли и научились отбирать проекты, которые действительно способны и намереваются реализовать поставленные цели и задачи.

Касательно второй части вопроса, почему мы, то здесь все очень просто: зайдя на наш сайт или из других источников, можно четко проследить нашу историю. Мы компания, которая десять лет занимается кредитным бизнесом в России и имеет один из лучших показателей в этом направлении — мы одна из крупнейших компаний в этом бизнесе. То, что касается самой структуры бизнеса, то мы постарались закрыть все вопросы, связанные с безопасностью обеспечения нашего клиента.

Владимир: Ну да, важно вообще, где хранятся те залоговые средства, которые человек дал вам.

Дмитрий: Мы используем внешние хранилища, так называемые кастодианы, которые позволяют в безопасности, вдалеке от нас, хранить обеспечение, которое мы принимаем у клиентов. В частности, это мультисим «холодные» кошельки, где каждая из подписей передана одной из сторон. Также есть эскроу, который контролирует обеспечение условий контракта.

Владимир: У вас все будет автоматизировано внутри или все-таки большое количество человеческого фактора?

Дмитрий: Нет, конечно, мы все постарались автоматизировать — что касается процесса согласования и выдачи займа.

Владимир: Скажи, пожалуйста, многие не понимают, как волатильность криптовалют работает в сфере кредитования. Например, сегодня вы дали залог человеку, когда биткоин стоит $6,5 тысяч, а завтра он вдруг eпал до 2 тысяч. Что вы будете делать с этими рисками?

Дмитрий: Все достаточно просто. Подписывая контракт, наш клиент соглашается на то, что в случае, если его залог подешевеет более, чем на 40%, то ему будет необходимо либо доложить в этот залог какой-то дополнительный эфир ли биткоин, либо будет нужно вернуть ту часть займа, которая им еще не выплачена, таким образом вернув соотношение займа и залога.

Владимир: Дим, расскажи, пожалуйста, токенизация, блокчейнизация — часто люди притягивают эти термины за уши в свои проекты только для того, чтобы собрать какие-то финансы. Правильно ли так делать? Если можно обойтись без блокчейна, если можно обойтись без токена, стоит ли делать проекты? Почему люди пошли в эту сферу?

Дмитрий: Да, есть проекты, которые просто откровенно притягивают за уши блокчейн. Мы не приветствуем такое поведение. Это несколько странно. С другой стороны, есть проекты, которые находятся на пограничной зоне, и блокчейн довольно удачно вписывается в эти проекты, и избежать его появления тут фактически невозможно. Так же, как невозможно в нашем бизнесе отказаться от эфира и биткоина, поскольку это центральные темы нашего проекта.

Говоря уже о нас, потому как вопрос и нас тоже касается, мы используем блокчейн для построения смарт-контрактов, которые автоматически, либо в одну, либо в другую сторону, направляют залог и выданные средства. Эта автоматизация происходит за счет смарт-контрактов, которые, в свою очередь, обеспечивают безопасность и безошибочность всего процесса выдачи займов.

Владимир: А токенизация?

Дмитрий: Токенизация — достаточно интересная вещь. Я знаю несколько проектов, которые очень удачно построили процесс токенизации каких-то физических активов. Мы за ними очень активно следим, поскольку видим здесь тоже место для какого-то сотрудничества с ними. Пока я не вижу реальных кейсов, которые вот уже сейчас можно потрогать руками, но то направление и та динамика, с которыми двигаются проекты, говорят о том, что у них все получится. Это хорошая вещь.

Владимир: Скажи, пожалуйста, насколько важна юридическая часть? Насколько она защищает инвесторов, которые инвестируют в ICO, от потери средств? Или все-таки сейчас рынок молодой и огромная доходность, которая была показана в 2017 году, сопряжена с огромным количеством рисков потери средств?

Дмитрий: Очень важно любому инвестору перед тем, как направлять средства в какой-то проект, убедиться, что проект состоит из сильной команды, что у него есть бэкграунд, что есть, возможно, MVP уже у проекта.

Владимир: У вас токен-сейл вот-вот начнется. Сейчас, я так понимаю, у вас приватные раунды какие-то?

Дмитрий: Да, все верно. Мы в конце июля–начале августа уже планируем запустить публичный сэйл.

«Банки больше всех заинтересованы в новых финтех-решениях»

Владимир: Давай поговорим немного про будущее. Про то, вырастет ли или уже вырос блокчейн-андеграунд из маленькой песочницы и когда он станет взрослым серьезным парнем. Не всегда взрослость — это хорошо. Маленькие дети зимой с гор несутся сломя голову, так же как биткоин в прошлом году несся, сломя голову, наверх, рос и, поскольку был молод, рынок был совсем свеж. Вырос ли уж блокчейн в серьезного игрока, к которому прислушиваются, который работает с серьезными взрослыми дядями, или пока он еще развивающийся подросток?

Дмитрий: Очень хороший вопрос. В этом году четко прослеживается тренд серьезного взросления всех участников ICO блокчейн-сообщества. Это касается как взросления инвесторов, так и взросления проектов. В частности, могу рассказать о том, как несколько достаточно крупных банков в этом году изъявили желание участвовать как партнеры в нашем финтех-проекте. Это еще один мощный сигнал того, что рынок готов к следующему этапу развития, когда крупные банки заинтересованы в интеграции со стартапами на блокчейне.

Владимир: То есть, большие игроки хотят очень быстрорастущий кусочек себе получить или реально еще и технологию как-то использовать? Или все-таки это про высокодоходные инвестиции?

Дмитрий: Однозначно технология, поскольку тренд очень сильно сместился в сторону блокчейн-стартапов, и банки понимают, что именно в этой сфере сейчас происходят инновации, а учитывая, что банки — первые, кто заинтересован в новых финтех решениях, то это 100% их тема.

Владимир: Давай в завершение поговорим про ходлеров. Ходлеры, все-таки, рано или поздно должны выходить из темы. Ты общаешься с серьезными партнерами. Они, на твой взгляд, когда будут готовы выходить? Это же будет страшно, на самом деле, ведь если много больших ходлеров выходит, значит, рынок падает. Чего ждать? Сейчас время инвестировать в блокчейн-проекты, покупать крипту, вообще начинать этим заниматься? Или уже поезд ушел?

Дмитрий: Поезд точно не ушел. Мы видим огромное количество и институциональных, и крупных частных инвесторов, которые с огромным интересом изучают тему. Это касается не только российских или европейских инвесторов. Очень много азиатских инвесторов сейчас выходит и на российские, и на международные проекты. Поэтому ходлеры — это нормальная реакция рынка на изменения, но однозначно они тоже будут менять стратегию, как только это будет целесообразным.


Материалы по теме:

«Надеюсь, что у наших людей хватит мудрости, чтобы научиться правильно договариваться с представителями бизнеса и зарегулировать сферу майнинга»

Что стало с российскими стартапами после десятков миллионов долларов на ICO

Как проходит рабочий день блокчейн-разработчика?

Участники рынка блокчейна попросили предоставить майнерам статус самозанятых

Как власти Москвы внедряют блокчейн в городские проекты


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
EMERGE
31 мая 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase