«Конституция гарантирует нам равный доступ к объектам культуры, но не билеты из Хабаровска в Москву»

Светлана Зыкова

Главный редактор Rusbase

Расскажите друзьям
Светлана Зыкова
Светлана Зыкова

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил об интерактивных технологиях музеев с куратором проекта «Артефакт» Тимуром Алейниковым и разработчиком технологии Максимом Яковлевым.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

Что такое «Артефакт»?

Интерактивный гид по музеям Artefact был разработан Министерством культуры РФ и проектом «Культура.РФ». Разработчики делают продукт, который в перспективе смогут использовать все российские музеи без привлечения дополнительных ресурсов. Интересно, что контент для преобразования в формат AR музеи смогут добавлять самостоятельно, даже если в команде нет свободных программистов.

Artefact работает с использованием технологий AR и системы распознавания изображений на основе ИИ, что позволяет пользователю быстро получить информацию о нужном объекте после наведения на него смартфона. Если музейный экспонат прошел реставрацию, Artefact покажет его состояние до и в процессе работы. Кроме того, приложение сообщает о расположенных рядом с пользователем музеях и выставках, если они используют такую же технологию, говорится на сайте Министерства культуры РФ.


Владимир Смеркис: Сегодня мы говорим про дополненную реальность в музеях Москвы и России в целом. У меня в гостях Тимур Алейников, куратор проекта «Артефакт», и Максим Яковлев, генеральный директор компании-разработчика технологии.

Расскажите, как связана дополненная реальность, новые технологии и культура?

Тимур Алейников: Музей, охраняя культурное наследие, должен развиваться вместе с обществом и коммуницировать с ним на понятном языке. Соответственно, дополненная реальность (как технология) приносит что-то новое в музейное дело, во взаимодействие посетителя с музеем.

Ключевой особенностью является то, что дополненная реальность смогла ответить на вопрос: как мультимедиа объединить с музейным экспонатом, при этом не затмевая сам экспонат. Ведь, когда мы выводим изображение картины на мультимедийный экран, человек начинает взаимодействовать с красивой сенсорной панелью, а не с самим предметом искусства.


Слева направо: Тимур Алейников, Владимир Смеркис, Максим Яковлев


Я впервые увидел аудиогиды достаточно давно, когда ездил в Рим. Сейчас появились новые методы взаимодействия, мультимедийные выставки, но почему мы продолжаем двигаться дальше? Хотим захватить молодую аудиторию?

Тимур Алейников: Мы хотим, чтобы молодой аудитории было так же интересно в музее, как и аудитории традиционной. Все помнят ту общественную дискуссию, которую спровоцировало приложение Pokemon GO. Сама технология невинная, вопрос в том, как её применять.

Дополненная музейная реальность в созданном Министерством культуры приложении «Артефакт» позволяет рассказать об экспонатах больше.


Какой функционал в приложении? 

Тимур Алейников: Основной сценарий использования приложения — непосредственно когда мы пришли в музей. К сожалению, не в каждом музее есть Wi-Fi, поэтому в его зоне доступа посетитель может скачать всю информацию о выставке и дальше перемещаться по экспозиции совершенно свободно. Скачал, подошел к экспонату, навел камеру своего смартфона.

Приложение распознает предметы искусства без QR-кодов или ввода номеров, как в традиционных аудиогидах. Технологии компьютерного зрения идентифицируют сам экспонат.

Поверх изображения появляется несколько вариантов контента дополненной реальности. Это может быть классический для искусствоведения сбор картины в деталях, когда при нажатии на выделенные области «всплывают» справочные материалы. Например, мы рассказываем о том, кто изображен на картине, с кого автор списал тот или иной образ и так далее.


Часто картины писались поверх других. Об этом можно узнать с помощью приложения?

Тимур Алейников: Именно. Это отдельный пласт функционала, который позволяет заменить изображение самого экспоната альтернативными версиями. Например, изображением, полученным в момент исследования картины.

Можно взглянуть на предмет искусства в рентгеновских лучах, в ультрафиолетовом диапазоне. Для двустороннего экспоната, который не всегда реально увидеть с обеих сторон, показано оборотное изображение. Иногда там находятся другие картины.


Сейчас приложение работает только с картинами?

Тимур Алейников: Пока приложение сфокусировано на двухмерных объектах — это и графика, и всевозможные предметы. Мы говорим о плоскостных объектах.

Однако технологии не стоят на месте. Планируем развиваться в 3D-направлении. Сейчас разработчики проводят различные тесты. Классическая скульптура оказалась не самым простым объектом для распознавания. Конечно, мы хотим, чтобы наш продукт работал абсолютно стабильно. Это, на самом деле, ключевой момент. В сфере культуры и искусства требования к качеству более высокие по сравнение с индустрией развлечений. Например, если вы спокойно можете смотреть концерт какой-то группы в плюс-минус хорошем качестве, то концерт классической музыки в низком битрейте не имеет смысла.


Какие ещё есть варианты использования приложения?

Тимур Алейников: Человек может запустить приложение не только когда находится в музее. Соответственно, второй режим — ознакомление с экспозицией дома, в дороге и так далее. В этом режиме пользователю доступен каталог экспонатов, а объем информации полностью соответствует тому, что он получил бы при походе в музей.


Инициатива по разработке приложения исходила от Министерства культуры?

Тимур Алейников: Инициатива шла от музеев. Мы обратили внимание на заявки музеев: они экспериментировали в этой области, но, к сожалению, нас не удовлетворили результаты. Продукты получались заточенными под конкретный музей, а не масштабируемыми на всю отрасль.

Идея возникла в музеях, а мы отрабатывали её с 2015 года вместе с Центром имени Грабаря.

Начинали с демонстрации результатов реставрации. Был сделан небольшой прототип, пилотное приложение, которое содержало всего десять экспонатов. На нем проверялись основные гипотезы о том, что допреальность — это интересно, аудитория воспримет такой формат представления информации.

Приложение имело успех в первую очередь в профессиональной среде. Центр Грабаря победил с этим прототипом на «Интермузее — 2016». Идея получила своё подтверждение: соответственно, это можно было делать отраслевым решением. «Артефакт» получился платформенным и инфраструктурным проектом.


Как идет разработка приложения?

Максим Яковлев: Первый прототип создавался на движке Unity, но был слегка тяжеловесным. Unity используется в музеях для создания трехмерных объектов (в том числе и виртуальных музеев), но нам показалось, что этот подход слишком неудобный для пользователя. Там часто получаются нестандартные интерфейсы, поэтому мы решили писать нативное приложение и туда уже встраивать дополненную реальность.

Потом мы использовали Sketch — очень популярную систему, которая помогает разработчикам увидеть ошибки на первых этапах проектирования. Это позволило нам проработать пользовательское поведение. В дальнейшем работа шла быстрее за счёт того, что нам не приходилось переписывать несколько раз одно и то же.



Музеи, чьи экспонаты уже представлены в Artefact

  • Государственный музей-усадьба «Архангельское»;
  • Государственный историко-культурный и природный музей-заповедник А.С. Грибоедова «Хмелита»; 
  • Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник:
  • Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера»;
  • Кировское областное государственное бюджетное учреждение культуры «Вятский художественный музей имени В. М. и А. М. Васнецовых»;
  • Государственный музей керамики и «Усадьба Кусково XVIII века»; 
  • Нижегородский государственный художественный музей;
  • Новочеркасский музей истории донского казачества;
  • Самарский областной художественный музей;
  • Ярославский художественный музей;
  • Тотемское музейное объединение;
  • Музей-усадьба «Останкино» (Москва).

Как обещают разработчики, летом этого года в Artefact появятся выставки Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.


С какими ещё проблемами вы столкнулись?

Максим Яковлев: Решив проблему с пользователем, мы перешли к решению проблем с музеями. Ведь это платформенный проект, мы должны были привлечь огромное количество музеев по всей России. Нужно сделать систему добавления контента настолько простой, насколько это возможно. Для того, чтобы любой сотрудник музея мог самостоятельно добавлять контент. Раньше это было серьезной проблемой.


А как сейчас это будет работать? Допустим, вы подключаете новый музей в Нижнем Новгороде. Что происходит?

Максим Яковлев: Музей получает доступ в нашу панель администратора. Загружает свои картинки, размечает блоками статьи, накладывает специальные стили. Здесь не требуется специальных знаний программиста.

Сотрудники музеев даже могут кастомизировать страничку и перенести фирменный стиль. Мы старались обезличить в каком-то смысле приложение, чтобы искусство говорило само за себя, но лица музей не потеряет.


Как вы собираетесь привлекать аудиторию в это приложение?

Тимур Алейников: Есть два канала. «Артефакт» — это проект портала «Культура. РФ». Сам по себе портал является центральным проектом в этой сфере, содержит информацию обо всем многообразии культурного наследия, обладает неплохим ядром аудитории.

Но для нас ключевой канал — партнерство с музеями. Там мы планируем размещать информационные материалы, которые будут стимулировать посетителей музея скачивать приложение. Воспользовавшись «Артефактом», человек, естественно, вспомнит о приложении в следующий раз, на какой-нибудь другой выставке.


Как вы будете оценивать успех приложения? Какими метриками собираетесь пользоваться?

Тимур Алейников: С концептуальной точки зрения мы хотим, чтобы приложение стало частью сценария взаимодействия посетитель-музей.

Как это измерить? У нас в стране две с половиной тысячи государственных музеев. Если посчитать количество галерей, площадок всевозможных, то всего музеев получится около 4 тысяч. Появление «Артефакта» на 500 площадках в течение двух лет мы считаем хорошим результатом.

Внедрение проекта начинается с ключевых музеев РФ. Уже достигнута договоренность с Третьяковской галереей и с Пушкинским музеем.


Тимур, я так понимаю, что вы в Министерстве культуры курируете технологические проекты? Насколько важно их развивать для Министерства?

Тимур Алейников: Министр культуры уделяет внимание технологической поддержке отрасли для популяризации культурного наследия и привлечения аудитории.

Недавно мы подписали соглашение с Mail.Ru Group, наши партнеры в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники» тоже будут помогать.

Сфера культуры неоднородна, как и технологическая среда. Часть институтов культуры уже прошли этап digital-информации, выбрали стратегию продвижения и использования интернет-каналов. Часть учреждений не подходит к этому вопросу пока никак — по разным причинам.

Наша задача — не столько выровнять, сколько поддержать всех. Министерство культуры инициировала проект «Единое информационное пространство в сфере культуры». Это специализированная система личных кабинетов учреждений культуры, которая позволяет им вносить информацию о себе, своих мероприятиях, площадках, на которых они работают с аудиторией.


Artefact на выставке «Искусство реставрации. Веера»


Это всё для пользователя будет отображаться на «Культуре. РФ» или на разных площадках?

Тимур Алейников: Система распространяет информацию (в виде открытых государственных данных). На ее основе работает «Яндекс. Афиша», 2do2go и так далее. В перспективе это будет не только система маркетинга в сфере культуры, но и платформа внутриотраслевых коммуникаций. Крайне важно обеспечить возможность небольшим краеведческим музеям использовать опыт, накопленный федеральными музеями, у которых больше ресурсов.


Как дела с социальными сетями?

Тимур Алейников: За последние два года всё очень изменилось. Мы зарегистрировали огромное количество учреждений культуры. Поставили в повестку дня этот вопрос перед учреждениями и сделали его важным для сотрудников, а также обеспечили поддержку со стороны администрации социальных сетей. В «Одноклассниках» и «ВКонтакте» созданы специализированные разделы, где концентрируются все группы учреждений культуры. Это позволяет им делиться аудиторией друг с другом.

Человек, который ходит на филармонические концерты, гораздо ближе к посещению театров и музея, чем тот, кто просто сидит дома на диване.


Тем не менее важно прививать культуру тем слоям населения, которые пока не знакомы с ней. В этом направлении что-то предпринимается?

Тимур Алейников: Социальные сети — отличный инструмент, потому что мы затрагиваем огромное количество людей. Например, мы сейчас ведем трансляции из Третьяковской галереи. Количество просмотров достигает нескольких миллионов. Это аудитория, которая никогда бы не пришла просто так в Третьяковскую галерею.


Расскажите, как будут развиваться технологические проекты? Каких новинок стоит ждать?

Тимур Алейников: Абсолютного знания нет ни у кого, но можно предположить. Мы понимаем, что есть технологические тренды, в которые вкладывается огромное количество денег и ресурсов. Их применение в сфере культуры открывает большие перспективы.

Сегодня мы много говорили о дополненной реальности, я уверен, что будут появляться новые продукты. «Артефакт» делает платформу, то есть закрывает 80% потребностей, используя 20% функционала.


Вы говорили, что добавятся 3D-объекты...

Тимур Алейников: Да, это перспектива. Но всегда есть возможности для развития собственных проектов, глубоко интегрированных в инфраструктуру музея. Это мы будем поощрять. Что касается других направлений, тренд — использование технологий виртуальной реальности. Здесь Министерство культуры тоже экспериментирует, мы в этом направлении двигаемся.


Кому это нужно? Тем, у кого нет доступа к московским или петербургским площадкам?

Тимур Алейников: Да, это одно из ключевых применений, вопрос выравнивания доступа.

Конституция РФ гарантирует нам равный доступ к объектам культуры и искусства, но не гарантирует билеты из Хабаровска в Москву.

Решение вопроса с доступом открывает возможность для тиражирования культурного наследия, в этом смысл виртуальных музеев. Кроме того, Московская филармония транслирует свои концерты в HD абсолютно бесплатно на сайте филармонии, на портале «Культуры. РФ», в перспективе планируем перенести и в соцсети.

Есть проект виртуального музея архитектуры в виде мобильного приложения для iOS и Android. В формате виртуальной реальности можно прогуляться по нереализованным или утраченным шедеврам архитектурного наследия — увидеть Вознесенский монастырь, неосуществленный проект Дворца Советов и так далее.

Ещё одним проектом 2016 года стало приложение «Оружие героев», которое уже имеет порядка 700 тысяч скачиваний. Это приложение Тульского музея оружия: рассказывает об истории, позволяет виртуально пострелять, замедлить время, включить режим рентгена и увидеть, как гильза отскакивает. Это завораживающее зрелище.


Кстати, вы ещё говорили о биг дате, больших данных. Активно работаете в этом направлении?

Тимур Алейников: Министерство культуры открывает свои данные, чтобы как можно больше дата-аналитиков проводило экспериментов в этой области. Мы опубликовали данные о 5 или 6 миллионах предметов государственного музейного фонда с описаниями, изображениями. Это открывает возможности для создания таких проектов.

Мы считаем, что структурирование информации в отрасли культуры позволит создать (бизнесу в первую очередь) сервисы, которые помогут привести аудиторию в культурные учреждения. Мы специально открыли данные обо всех мероприятиях в этой сфере, чтобы развивались рекомендательные сервисы, мобильные приложения, боты.




Материалы по теме:

«Самый дорогой звонок на моей памяти — 125 тысяч рублей по запросу "военная ипотека"»

VR для застройщиков: как заставить консерваторов перейти на новый маркетинг

Google запустил бесплатные онлайн-туры по крупнейшим музеям естественной истории

«А напечатай мне еду!» – на что способны технологии печати XXI века

11 трендов, которые будут определять развитие технологий в 2017 году



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase