Быть продуктивным опасно, и вот почему

Алексей Зеньков
Расскажите друзьям
Алексей Зеньков

Современное общество слишком помешано на продуктивности, считает журналист Винсент Бевинс (Vincent Bevins). В своей колонке для Outline он пишет о том, что стремление больше успевать не всегда приводит к хорошим последствиям.

Мое личное правило таково: если ты до конца не уверен, что определенное действие принесет тебе и всему миру пользу, не стоит за это браться. Можно ничего не делать – скорее всего, это будет приятно, и вряд ли кто-то пострадает. Редко когда непоправимые ошибки совершали люди, лежащие в постели, в то время потребность что-то делать не раз приводила к серьезным катастрофам. Продуктивность крайне опасна.

В любой произвольный момент времени вы мчитесь сквозь космос со скоростью больше 100 тысяч километров в час, одновременно с этим вращаясь вместе со всей поверхностью Земли со скоростью больше 1500 км/ч. Вы снова и снова наполняете свои легкие кислородом, и, коль скоро вы не так давно ели, кровь доставляет питательные вещества к каждой клетке вашего организма, который раз за разом обновляется. Даже во сне ваш разум постоянно занят. Вам все-таки кажется, что нужно делать еще больше, чем вы делаете сейчас?

Из-за собственной лени я так и не удалил свой аккаунт в LinkedIn и не отписался от ежедневной рассылки Medium. Поэтому каждое утро я получаю письма со ссылками на статьи вроде «Как я оптимизировал свое утро так, чтобы успевать больше чем когда-либо – до 8 часов!» Люди, распространяющие такие ссылки, больны, и нам нужно остановить их, пока это не вышло из-под контроля. Конечно, если вы вдруг решите взглянуть на эту ерунду, вас удивит то, что вы там увидите. Какой-то бедняга хвалится тем, что принес в жертву свою социальную жизнь, но зато уже к 30 годам выпустил в мир четыре новых, опасных для рассудка приложения. Или вы увидите там что-то вроде «поздравьте Лизу с получением новой должности – директор по рекламе Nestlé в Африке».

А как вам такой совет по повышению продуктивности: просто не делать никому не нужных приложений, не заниматься рекламой для Nestlé, и вообще ничего такого не делать? Я часто вижу заголовки вроде: «Десять привычек, от которых я отказался, чтобы больше успевать». В такие моменты я думаю: «Вот еще одна привычка, от которой тебе стоит отказаться – писать такие посты». Если вы просыпаетесь в четыре часа утра, чтобы написать тысячу слов о том, что каждый день пишете по тысяче слов, есть ли в этом вообще смысл? Просто поспите подольше.

Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.

Каждый раз, когда я снова приезжаю в один из центров современного капитализма (Нью-Йорк, Лондон и прочие), становится особенно странно оттого, что мы привыкли считать постоянную занятость благом.

Вам все-таки кажется, что нужно делать еще больше, чем вы делаете сейчас?

Знаете, кто еще был продуктивным? Самые кровожадные убийцы в истории. Да, даже они. Можете решить, что я не всерьез, но смысл не изменится. Реальный фашизм снова вошел в нашу культуру настолько, что о Законе Годвина уже можно не вспоминать, и мы официально можем использовать такие экстремальные примеры. Подумайте обо всех «заслугах» худших людей в истории – их действия потребовали огромных усилий. Миллионы людей в какой-то момент проснулись, вышли на улицу и что-то сделали, хотя могли попросту и не делать. Даже не сомневайтесь – многие из них в тот день хотели поспать подольше. Нужно было всего лишь чуть лучше подумать, прежде чем идти на поводу у этого культа действия. Если бы вместо содеянного те люди решили просто лежать, читать книги, слушать музыку, выпивать и расслабляться, мир был бы намного лучше.

Конечно, всем нужны деньги, но речь не об этом. Когда вы работаете, чтобы выжить, в этом есть смысл помимо первобытного страха бездействия. Даже самые обеспеченные люди чувствуют необходимость Делать Что-то. Если бы самые страшные исторические фигуры остались дома, их отвратительную идеологию все равно стоило бы уничтожить, но это можно было сделать по-другому.

И давайте будем честными – возможно, мы тоже ужасные люди, и наши проекты отвратительны. Не так плохи, как проекты тех людей, но все равно нуждаются в серьезных изменениях.

Не сомневаюсь, что каждый может придумать себе действительно достойное задание. Чтение, занятие спортом, шутки с друзьями – все это отлично подходит большинству ситуаций. Еще неплохие варианты – помощь ближним, благотворительность, политический активизм (только очень хорошо подумайте, на какой вы стороне и как это на вас повлияет). Если ни одна из этих идей вам не понравилась, можете не делать ничего. Жизнь от этого не остановится. 

Фото: pax ziaozhen

По большому счету, никому нет дела до того, чем вы заняты. Вам 28 лет, вы получили высшее образование и нацелены на улучшение своего социального статуса? Таких людей особенно ценят рекламодатели на этом сайте? Задумайтесь вот о чем. Вам предстоит работать еще несколько десятков лет. Если сейчас вы возьмете перерыв на один-два года на то, чтобы провести время с удовольствием, вы сможете вернуться к делам без ущерба для своей карьеры. Когда в будущем кто-то захочет оценить, какой вклад вы внесли за всю свою жизнь, этот крошечный промежуток даже не будет иметь значение. Однако он будет иметь значение, если за это время вы совершите что-то ужасное.

Макс Вебер (Max Weber), родоначальник науки о продуктивности, выдвинул теорию о том, что кальвинисты – которые верили и до сих пор верят, что каждому человеку независимо от его поступков предначертано попасть в рай или в ад – фанатично трудились, чтобы доказать себе и окружающим, что они принадлежат к избранному меньшинству (тем, кто будет спасен Богом и станет жить вместе с ним в раю), а не к более многочисленной группе распутников, или проклятых.

«Избранный человек активен, а не пассивен; его действия – проявление интеллекта, а не привычки или чувств; его внимание и энергия продолжительны, а не краткосрочны; его активность постоянна, а не прерывиста, – пишет социолог Джанфранко Погги (Gianfranco Poggi). – Такой человек пытается подчинить порядку и контролю вещи и людей вокруг».

LinkedIn – это культ смерти

Книга Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» до сих пор считается основополагающим трудом по социологии, однако некоторые историки и экономисты также видят в ней достойное объяснение взлета капитализма. Тем не менее в своих попытках связать нынешнюю отчаянную продуктивность с нашими неуемными предками-пуританами, я наткнулся на еще более пугающее объяснение. В 2010 году в книге «О времени, пунктуальности и дисциплине в раннем современном кальвинизме» (On Time, Punctuality and Discipline in Early Modern Calvinism) исследователь реформации Макс Энгаммар (Max Engammare) утверждает, что кальвинисты в корне изменили наши представления о времени. Они заменили концепцию, существовавшую в средневековом католицизме – цикличную и основанную на повторе сезонов и праздников – линейным видением, в котором время было исчерпаемым ресурсом. Отсюда появилась необходимость заканчивать дела вовремя, которой, по мнению ученого, ранее не существовало.

«Кальвин постоянно напоминал своим последователям о том, что Бог каждую минуту наблюдает за нами. Когда наступит Судный день, эти минуты зачтутся верующим», – написано в этом изложении. В трактовке исследователя реформизма Джона Балсерака (Jon Balserak) это звучит таким образом: «Европейские кальвинисты, которые отказались от литургического календаря и до сих пор не празднуют Рождество и Пасху как религиозные праздники, в 16-17 веках ввели концепцию линейного и конечного времени. Вместе с этим пришло понимание времени как драгоценного ресурса. Люди научились вовремя приходить на встречи, хотя раньше это не было так важно».

Таким образом, если винить в распространении капитализма кальвинистов было бы преувеличением, то им можно предъявить нечто гораздо более серьезное: эта религиозное течение виновно в том, что мы постоянно чувствуем, как время утекает и каждый день приближает нас к смерти.

Фото: Loic Djim

Предположу, что это ощущение известно как минимум каждому, кто вырос в обеспеченной протестантской стране. Именно в этом причина нашего извращенного стремления к самобичеванию и ответу на вопрос «Чего я достиг за этот год?», и именно поэтому мы чувствуем зависть каждый раз, когда очередной успешный человек оказывается моложе нас. В США, к примеру, вы можете быть католиком, иудаистом, буддистом, но где-то глубоко внутри вы также и кальвинист. И если учитывать, как американский капитализм разошелся во всему миру, то же самое можно сказать и о других странах. В этом причина тех фанатичных статей на LinkedIn и Medium.

Именно так. LinkedIn – это культ смерти. Публиковать такие материалы – все равно что присоединиться к группе религиозных экстремистов, разве что это для обеспеченных людей, прошедших обучение в Стэнфорде. Вы потеряны, вы не знаете, что делать – и тут появляется доминантная идеология, и вы с готовностью жертвуете ради нее своей жизнью. Где-нибудь в другой стране вас с тем же успехом увлек бы радикальный ислам или воинственный буддизм, но так как вы работаете специалистом по продажам в сфере digital, ваш культ – публиковать сотни статей о том, как получить повышение.

Где-нибудь в другой стране вас с тем же успехом увлек бы радикальный ислам или воинственный буддизм, но так как вы работаете специалистом по продажам в сфере digital, ваш культ – публиковать сотни статей о том, как получить повышение

Мне всегда казалось, что Вебер писал о «протестантском духе» с критической точки зрения, то есть мирскому социологу казалась безумной идея о том, что человек только усердной работой может доказать, что ему предначертано попасть в рай. Однако в реальности Вебер хотел сказать, что его родной Германии нужно больше походить на пост-пуританские Соединенные Штаты, чтобы добиться мирового лидерства.

По мнению Вебера, «современному миру не суждено было увидеть воцарение здравого смысла или христианского сочувствия. Вместо этого будущее сулило непрерывную и повсеместную борьбу за материальные ресурсы и альтернативный уклад жизни. Шансы стать – и остаться – великой державой и великой культурой были только у стран с самой развитой промышленностью, динамичной политикой и практичным подходом к жизни», пишут Петер Баэр (Peter Baehr) и Гордон Уэллс (Gordon C. Wells) о взглядах Вебера перед публикацией его книги, которая впервые вышла незадолго до Первой мировой войны. Его страна должна была учиться у религиозных и помешанных на действиях американцев, в противном случае «Германия рисковала стать посмешищем».

Думаю, для всего мира было бы лучше, если Германия все-таки стала посмешищем. Что до меня, я пойду обратно в кровать.

Источник


Материалы по теме:

20 лайфхаков, которые помогут сделать жизнь в новом году лучше

Каково это – быть последним поколением, которое помнит мир до интернета?

Вечный цейтнот: сервисы, которые экономят вам около пяти часов ежедневно

Расставляйте приоритеты как миллиардер

Фото на обложке: Curtis MacNewton


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
OpenTalks.AI
14 февраля 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase