YOUNG

«Не каждый день удаётся управлять людьми, тем более взрослыми». Как проходила онлайн-олимпиада, где школьники руководили лаборантами

YOUNG
Екатерина Баяндина
Екатерина Баяндина

Руководитель отдела информации Олимпиады Кружкового движения...

Анна Меликян

В период, когда весь мир адаптируется к новым условиям работы и жизни, особенно ценным оказывается опыт тех, кто сумел перейти из полностью очных форматов в удаленные без потери качества. Олимпиада Кружкового движения НТИ — первая олимпиада в России, которой удалось переформатироваться за неделю. Расскажем, как нам это удалось и что по этому поводу думают наши участники-школьники.

«Не каждый день удаётся управлять людьми, тем более взрослыми». Как проходила онлайн-олимпиада, где школьники руководили лаборантами

До середины марта все шло, как обычно: после заочных отборочных этапов наступило время финалов, которые традиционно проводятся на площадках в вузах и центрах технического творчества по всей стране, от Сочи до Владивостока. В привычном режиме прошли финалы школьного и студенческого треков по 18 направлениям — ровно половина из запланированного. 

Огня добавляло то, что для решения большинства задач надо было выезжать на полигоны с запуском беспилотников, работать в лабораториях, конструировать спутники, роботов, — в общем, предполагалось много сложной практической работы, которую должны были выполнять школьники и студенты. 

Оказалось, что за несколько дней реально организовать работу в лаборатории руками «аватаров» — лаборантов. Финалисты должны были производить расчеты и давать «аватарам» указания, например, перелить реагент из пробирки А в пробирку В. На самих «аватарах» были закреплены видеокамеры, с которых шла постоянная трансляция, чтобы участник мог видеть, как выполняются его инструкции.

Роботов также оказалось возможно запускать с помощью операторов. На одном из финалов операторы даже подключали необходимые компоненты, указанные финалистами, и проводили испытания разработанных финалистами образцов и ПО для спутника формата CubeSat.

Другая существенная проблема заключалась в контроле соревнований на индивидуальном предметном туре. Участники решают задачи из дома, и поставить рядом с каждым наблюдающего невозможно. Чтобы никто не получал преимуществ, списывая и находя подсказки в поисковиках, каждый финалист был обязан установить систему прокторинга, которая позволяет фиксировать экран участника, его рабочее место, лицо и комнату.

Система помогает следить, какие сайты, кроме разрешенных открывались на компьютере, разговаривал ли участник с другими людьми, выходил ли он куда-то. Видео всегда возможно посмотреть в случае нарушений, которых, кстати, было очень мало.

Еще одна особенность олимпиады — командный формат. Часто в одной команде объединяются ребята из разных городов. На этот раз требовала выстроить расписание ребят, находящихся во Владивостоке и Калининграде, Москве и Якутии таким образом, чтобы огромная разница часовых поясов не свела работу на нет, чтобы люди, иногда незнакомые друг с другом в принципе, стали одной командой. 

Тут помогали модераторы — специалисты, каждый день соревнований работающие с конкретными командами. Ни на один вечер не прекращалась рефлексия с участниками — организаторы олимпиады анализировали ее ночью, а утром предлагали решение проблем. Вечерняя программа, которая раньше проводилась в формате игр, лекций, TED-ов и экскурсий, стала культурной. Например, лекции проводятся в формате прямых трансляций в паблике олимпиады. О том, что развлекаться и отдыхать необходимо, тоже не забывали: с участниками проводились сеансы совместных онлайн-игр по выбору финалистов и просмотры фильмов с обсуждением.

Церемонии открытия и закрытия, которые прежде проходили в актовых залах университетов и образовательных центров, также перешли в онлайн. Организаторы олимпиады, разработчики профилей, партнеры собирались на видеоконференции и поздравляли победителей, не скрывая того, насколько непросто дался переход в новую жизнь и как сильно они гордятся тем, что финалисты решились поддержать смену формата.

Впечатлениями от олимпиады в новом формате делятся не только те, кому удалось не упасть духом, но и те, кто смог победить в новой реальности.

Полина Гаврилова, призёр направления «Наносистемы и наноинженения», Ковров.

Когда я узнала о смене формата, эта идея мне сразу очень понравилась. Нам предстояло синтезировать квантовые точки руками аватаров! А ведь не каждый день представляется возможность управлять людьми, тем более взрослыми. 

Интересно, что мы не могли относиться к ним как к роботам, хотя изначально идея аватара предполагает, что человек не высказывает своего мнения и должен просто четко выполнять указания. Вроде бы нет поля для эмоций, но нам этих людей было очень жалко. Я обычно попадала в вечерний поток, когда они уже отрабатывали несколько смен, видела, как они устали, как стараются, и сочувствовала. 

Были сложности, к которым мы относились с юмором. Например, нам требовалось получить зеленый цвет люминесценции, а он был то ближе к желтому, то ближе к синему, и аватары использовали шкалу на упаковке тестовых полосок, и тогда нам становилось ясно какой же цвет в итоге получился. 

Несмотря на то, что такой формат кажется мне очень прикольным и он имеет плюсы, например, для людей с инвалидностью, которые физически не могут что-то делать, но могут думать и руководить, я очень жду, когда наша онлайн-жизнь снова станет обычной. Я мечтаю стать биоинформатиком или материаловедом, для этих профессий важно уметь работать руками. Именно своими, как бы ни были прекрасны аватары в дистанционной лаборатории.

 

Леонид Ким, победитель направления «Анализ космических снимков» в командном и личном зачёте, Кемерово

Когда я думал, что финал могут отменить, я был в шоке где-то неделю. Я собирался в Москву из Кемерово, хотел познакомиться с ребятами. В этой возможности узнать новых людей я и вижу очень важный плюс очных финалов. Из-за того, что мы соревновались в распределенном формате, я почти никого не узнал, кроме своей команды. Все в ней, кроме меня, были из Якутии. 

Разница в часовых поясах относительно небольшая – два часа друг с другом и шесть часов с Москвой, где находились наши модераторы. Но если бы мы приехали в Москву, приспосабливаться к разнице во времени физически было бы тяжелее. 

Для того, чтобы показать хорошие результаты, надо было очень четко спланировать свое время. С одной стороны, дома это сделать проще, потому что никто не отвлекает, с другой стороны — сложнее, потому что весь контроль за своим расписанием лежит полностью на тебе.

Конечно, мне и раньше надо было организовывать время разумно, но на протяжении нескольких дней ежедневно жить по четкому расписанию и не нарушать его пришлось впервые. Это ценный опыт. 

Сейчас я думаю о том, что, возможно, поступлю на кафедру геоинформатики. С помощью компьютерных снимков можно делать массу полезных вещей: мониторить лесные пожары, вычислять случаи браконьерства и других правонарушений, да даже предлагать изменение маршрута ледокола, чтобы он не убил бельков на льдине. Я занимаюсь разработкой программ, с которыми уже могут работать картографы. И очень бы хотел заниматься этим в будущем.

 

Мария Тряпицына, призёр направления «Большие данные и машинное обучение», финалист профиля «Искусственный интеллект», Москва

Я ожидала, что распределенный формат будет ужасным, но мои ожидания абсолютно не оправдались. Я поражена тем, как быстро, практически моментально огромную практическую олимпиаду удалось перевести в распределенный формат, отдельные впечатления от системы прокторинга. Не то чтобы я когда-то стремилась списывать, но работая с ней, сделать это просто не-воз-мож-но. 

Знаю, что у некоторых ребят она изначально вызывала смущение, а мне было очень легко, не возникало никакого чувства, что за тобой следят. Только моей семье это доставляло небольшие неудобства, нельзя было шуметь, заходить в комнату, где я работала. Еще я осознала для себя, что принадлежу к тому типу людей, которые легко могут заменить очное общение онлайном и наоборот. 

Думаю, что в будущем и олимпиады и все образование в целом будут представлять из себя микс, можно будет учиться и дома за компьютером, и посещать лекции в вузе. Это хорошо, потому что более человекоориентированно. 

Единственным минусом такого формата, который усложнил жизнь лично мне, было то, что окружающие не понимали, что если я сижу дома, это не значит, что я ничего не делаю. Если ты уезжаешь куда-то на пять дней, всем понятно, что ты занят и можешь общаться меньше, а «на удаленке» такого понимания нет.

Но и это хороший опыт, потому что работа с большими данными часто строится в дистанциионном формате, а именно в нем нам предстоит работать в будущем. На профиле по работе с большими данными нам предстояло спрогнозировать какие оценки получат студенты новгородского университета, основываясь на тех оценках, которые у них уже были. 

Интересно, что в работе над профилем с искусственным интеллектом прогнозировать клиентские траты было в каком-то смысле проще. Например, было понятно, что 8 марта люди потратят больше денег на цветы и конфеты. А когда студенты будут учиться лучше или хуже было неясно, мы же еще школьники. Нам помогло то, что в нашей команде был мальчик, у которого был старший брат-студент. Знание его привычек помогло нам в прогнозах!

 

Викентий Копытков, финалист направления Автоматизация бизнес-процессов, Москва

Я всегда стеснялся участвовать в олимпиадах, поэтому, когда узнал, что теперь мы будем соревноваться или из дома, или в крошечных группах на площадке, даже обрадовался. Мне кажется, что для первого опыта такой формат именно то, что нужно.

Очень многие ошибки cовершаешь из-за волнения, а его практически не было, потому что не было тяжелого соревновательного духа, когда огромное количество сил надо потратить на то, чтобы справиться с нервами, а не с задачей. 

Задача на моем профиле была очень интересной, по-настоящему программистской. Я считаю, что мне очень повезло, ведь я попал на олимпиаду при помощи дополнительного конкурса, а мог не попасть. Повезло, потому что наш финал в теории могли отменить или перенести, а на деле получилось, что его сделали интереснее и удобнее. 

Единственное, что смущало меня, это система прокторинга – наблюдения за участниками, чтобы они не списывали. Мне не хотелось, чтобы за мной следили. По понятным причинам, во-первых, а во-вторых, потому, что, если бы мне стало плохо на площадке проведения, это бы увидели взрослые, а если бы дома, ко мне могли быть вопросы. 

Я думаю, что вся ситуация с карантином будет способствовать развитию онлайн и дистанционных форматов образования. Это не та волна, которая сейчас сильна, а потом сойдет на нет.

Но и ситуации, когда онлайн форматы полностью заменят очное обучение – не случится. Все-таки очень важно видеть учителя, общаться, и не только с ним, но и с другими людьми. Хотя, если измерять общение количеством, а не качеством связи, в онлайне его больше. В очном формате я познакомился бы только с своими сокомандниками, а так я знаю всех ребят со своего направления. 

Уныния у нашего поколения нет. Жалко, что были люди, которые хотели приехать на соревнования в Москву из маленьких городов, но это не случилось. Жалко, что тренировка нервной системы прошла в облегченной форме: тем, кому скоро сдавать ЕГЭ, возможно, нужны более жесткие условия. Но это все мои сожаления, а в остальном, я счастлив, что это состоялось, а не отменилось или перенеслось на неизвестный срок.

Фото: Кружковое движение НТИ

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase