Лонгриды

Люксовые апартаменты, няни и фейковые аккаунты: за что фонды подают в суд на стартапы

Лонгриды
Ксения Славина
Ксения Славина

Журналист

Лариса Ступина

За последние несколько лет RB.RU насчитал значительное число исков к стартапам со стороны инвесторов и партнеров. В суды поступают претензии о необоснованных тратах, невыполнении денежных соглашений и даже о накрутке пользовательских аккаунтов. 

Редакция разбиралась, в чем обвиняют развивающийся бизнес в России и за рубежом, а также какие риски и преимущества такие суды несут для всех сторон конфликта.

Люксовые апартаменты, няни и фейковые аккаунты: за что фонды подают в суд на стартапы

Содержание:

Новые крупные иски

Похожие кейсы за последние годы

Случайность или тенденция

Зарубежный опыт

Что иски значат для фондов и стартапов

 

Новые крупные иски 

 

LegionFarm

Июнь 2023 года запомнится российскому венчурному бизнесу иском фонда TMT Investments к основателю стартапа LegionFarm Алексею Белянкину и его супруге. 

Инвесторы обвиняют фаундеров платформы поддержки геймеров в растрате $700 тысяч в личных целях, включая покупку автомобиля за $82 тысячи, двухлетнюю аренду апартаментов почти за $200 тысяч и кредитную карту для личных семейных трат. 

С 2019 по 2022 год TMT Investments вложил в стартап $1,65 млн, а общая сумма привлеченных инвестиций от фондов и бизнес-ангелов составила около $17 млн. 

В июле 2023 года в суд на LegionFarm подал также боец MMA Хабиб Нурмагомедов. Он обвиняет сервис в том, что тот недоплатил ему $1,8 млн за рекламу запуска метавселенной для геймеров.

И это не единственный случай исковых заявлений к стартапам даже за текущий год.

 

Brandquad

В феврале инвестиционная платформа Skolkovo Ventures подала в суд на IT-стартап Brandquad, требуя взыскать почти 165 млн рублей. Brandquad — разработчик SaaS-платформы для онлайн-торговли, которая помогает в сборе и анализе информации, а также в автоматизации размещения товаров.

Руководство Brandquad обвиняют в том, что компания не выполнила условия для конвертации займа в 1,5 млн евро, предоставленного Skolkovo Ventures стартапу, в капитал. Сейчас иск находится в процессе рассмотрения. 

 

GigAnt

Похожая сумма фигурирует в групповом иске к стартапу GigAnt. 

В 2020 году сервис объявлений «Авито» вложил в этот сервис для организации подработок сотни миллионов рублей. А в начале 2023 года вместе с председателем наблюдательного совета X5 Петром Демченковым и сооснователем Hoff Михаилом Кучментом подал в суд на основателей сервиса за доведение компании до предбанкротного состояния, требуя вернуть почти 169 млн рублей. 

Бизнесмены обвинили руководителей GigAnt в растрате средств на личные нужды: такси, услуги няни и премиальный бизнес-клуб. Через несколько месяцев после подачи иска суд утвердил мировое соглашение между основателями стартапа и группой инвесторов.

 

«Румбери» 

В свою очередь, один из сервисов, принадлежащих ранее «Авито», также стал участником судебного разбирательства. Фонд развития интернет-инициатив подал иск к основателю и бывшему владельцу платформы по поиску квартир «Румбери» Михаилу Хайкину, подозревая его в обмане. 

Во ФРИИ утверждали, что в июне 2022 года Михаил направил им письмо, в котором говорилось, что «Румбери» планирует завершить свою деятельность по итогам 2022 года. После этого письма в августе 2022 года фонд решил «продать свою долю в 7% в «Румбери» за 1,5 млн рублей, хотя в 2018 году купил ее за 2,5 млн рублей.

В феврале 2023 года стало известно, что «Авито» купил 100% «Румбери» у Хайкина и его партнера Валентина Бочкова (39,52%). ФРИИ также выяснил, что в январе 2020 года Хайкин учредил в Москве еще одно юрлицо с названием «Румбери». 

Представитель фонда полагает, что на эту компанию перевели часть бизнес-процессов и, если бы этого не произошло, выручка тульского — основного — юрлица могла бы быть в два раза больше. В ФРИИ не исключали, что в «Румбери» провели «многоходовую подготовку к выводу “ФРИИ Инвест” из состава учредителей с минимальными затратами со стороны фаундера». 

В июле 2023 года стороны подписали мирное соглашение и, по словам представителей фонда, все претензии были удовлетворены.

Но претензии к стартапам — история не новая.

 

Похожие кейсы за последние годы

В январе 2017 года управляющий партнер фонда Starta Capital Алексей Гирин, глава Qiwi Сергей Солонин и другие инвесторы подали в суд на сервис-конструктор мобильных приложений iBuildApp

Проект был запущен в 2010 году, а в 2014 году получил в совокупности более $1,5 млн инвестиций от различных российских бизнесменов. 

Весной 2016 года часть инвесторов потребовали вернуть заем или снизить оценку iBuildApp в несколько раз, чтобы фактически получить полный контроль над компанией. Инвесторы вкладывали средства на условиях конвертируемого займа и решили вернуть инвестиции, так как не получали регулярной отчетности и заметили остановку генерации выручки компанией.

Постановление Верховного суда Сан-Матео от 2020 года обязывает iBuildApp Inc выплатить инвесторам около $1,3 млн. На момент публикации текста инвесторы, с которыми связался RB.RU, не ответили на запрос о том, получили ли они компенсацию.

В конце 2021 года Фонд содействия инновациям заподозрил десятки стартапов в неосновательном обогащении и подал в суд как минимум 70 исков о расторжении договоров и взыскании. 

Фонд судится с теми, кого финансировал в более ранние периоды, и требует вернуть гранты от 1 до 20 млн рублей. Основная причина для исков — отсутствие отчетности по деятельности компаний в установленные фондом сроки.

Чаще всего исход судебных разбирательств между инвесторами и стартапами в России зависит от трактовки рисков, связанных с предпринимательской деятельностью. 

По закону риск — один из признаков предпринимательской деятельности, но универсального определения в законодательстве пока не существует. Поэтому суды вынуждены самостоятельно выносить решения, действовал ли фаундер в пределах разумного предпринимательского риска или нет.

 

Случайность или тенденция 

Партнер корпоративной практики/M&A юридической фирмы ALUMNI Partners Антон Панченков не замечает тенденции увеличения исков к стартапам в последние годы. 

 

Панченков
Антон Панченков

 

Также эксперт отмечает, что иски обычно не связаны с предпринимательскими рисками: «Если посмотреть на публично доступную информацию о делах, это не иски к фаундерам из-за невыполненных прогнозов прибыльности или недостижения KPI проекта, что действительно подвергало бы существенному риску саму концепцию венчурной инвестиции. 

Это иски к фаундерам и менеджерам о нецелевом использовании средств либо убытках, причиненных банальным манипулированием цифрами в отчетности».

 

Рената Джордж венчурный инвестор IZBA VC
Рената Джордж

 

Рената Джордж, управляющий партнер венчурной платформы IZBA, напротив, тенденцию видит и считает, что увеличение количества исков к стартапам — это определенный цикл развития индустрии.

«Я думаю, что в России это как раз такой виток. Все поняли правила игры и могут обратиться в суд. 

Любой участник стартапа, необязательно инвестор, может подать иск к фаундеру с претензией. Это нормальное легальное право, если мы видим, что основатель израсходовал бюджет на личные нужды. 

Другой вопрос, что инвесторы просмотрели, когда нецелевое расходование происходило. Значит, они не уделяли достаточно внимания компании, не использовали свои права на раскрытие корпоративной информации о расходах. По сути, это их ошибка. И есть риск, что такие иски могут превратиться в попытку хоть что-то получить от вложений в стартап, если инвестор видит, что бизнес не выживет. 

Я надеюсь, что у тех, кто подает иск, нет такой мотивации».

 

Зарубежный опыт

В США, например, рынок венчурных инвестиций уже сложился, и система стартапов намного более развита. Финансовые партнеры стараются не доводить проблемы до судебных разбирательств, если это не касается многомиллионных потерь: это наносит ущерб репутации как стартапа, так и инвестора, отмечают собеседники RB.RU. 

Однако и в зарубежной практике нередко происходят громкие судебные процессы.

 

IRL

В июне 2023 года произошел скандал вокруг стартапа IRL. Расследование совета директоров компании подтвердило, что 95% пользователей сервиса по обмену сообщениями были ботами. 

IRL был основан в 2016 году и разрабатывал приложение группового чата, которое побуждало пользователей встречаться в реальной жизни. В 2021 году SoftBank Vision Fund 2 возглавил раунд финансирования в размере $170 млн, в результате чего оценка компании превысила отметку в $1 млрд. 

После признания в обмане основатель и генеральный директор IRL Абрахам Шафи был отстранен от должности за неправомерные действия, стартап закрылся по решению совета директоров, а SoftBank подал иск в надежде вернуть вложенные средства.

 

Frank

В накрутке пользователей обвиняются и другие стартапы. В прошлом году банк JPMorgan Chase подал иск против основательницы стартапа Frank Чарли Джевис. Сервис был основан в 2016 году и помогал молодым американцам подавать заявки для кредита на обучение. 

JPMorgan купил Frank в 2021 году за $175 млн, а в конце 2022 года обвинил Джевис в использовании ложных аккаунтов для завышения количества клиентов. Банк заявляет, что у Frank меньше 300 тысяч клиентов, хотя основательница сервиса утверждала, что аккаунтов больше 4 млн. 

Джевис подала ответный иск, в котором утверждает, что банк неправильно проверил активы и обратился в суд, чтобы не выплачивать ей многомиллионный бонус.

 

Theranos

Одно из самых резонансных судебных дел, завершившееся в 2022 году, — история стартапа Theranos. В 2003 году 19-летняя Элизабет Холмс создала медтех-стартап, который разрабатывал инновационное портативное устройство для быстрого анализа крови с возможностью использовать его прямо в аптеках. 

Основательницу стартапа поддерживали бывшие госсекретари, медиамагнаты и министр образования США, а ее состояние оценивалось в $4,5 млрд. За 15-летнее существование Theranos привлек около $750 млн от венчурных и частных инвесторов, достиг оценочной стоимости в $9 млрд, но устройство так и не показало обещанных результатов. 

Холмс обвинили в заговоре, мошенничестве, обмане инвесторов и приговорили к 11 годам заключения, а стартап признали банкротом.

 

Что иски значат для фондов и стартапов

«Венчур — в принципе рискованное предприятие. Нет никаких моделей, которые могут обезопасить от убытков при вложении в стартап, — говорит Рената Джордж. — Но можно защитить себя от расходов или нелегальных действий фаундера. Для этого есть корпоративные документы, и в России достаточно развиты механизмы защиты инвесторов, нужно просто разбираться в этом. 

Также необходимо исполнять свои права как участника общества в части доступа к информации, уделять время этой информации, и тогда будет видно, что что-то в стартапе идет не так».

 

Алексей Мосолов, Baza VC
Алексей Мосолов

 

«Общие меры по защите прав инвесторов и основателей от недопонимания и обмана реализуются через инкорпорацию в юрисдикции с развитым правом, например, английским, а также корпоративным договором, составленным с учетом возникновения спорных ситуаций», — говорит основатель базы данных венчурной индустрии СНГ Baza VC Алексей Мосолов. 

Он также отмечает, что сегодня портфельные управляющие фондов, возможно, внимательнее следят за жизнью портфельных компаний, потому что не находятся в активной инвестиционной фазе — и исков становится больше.

 

Рустем Рафиков
Рустем Рафиков

 

По мнению международного юриста, управляющего партнера Rafikov&Partners Рустама Рафикова, если руководитель стартапа все же получил иск по причине растраты средств, необходимо «доказать, что все траты разумны, а фаундер соблюдал добросовестность, должную степень заботливости и осмотрительности в осуществлении функции руководителя».

«Иск для стартапа — это очень плохо. Даже если этот иск разрешится, он будет черным пятном на репутации компании, после которого привлечь следующий раунд инвестиций практически невозможно. 

В Америке инвесторы стараются не играть в судебные разборки, если это возможно, потому что это составит негативный имидж для стартапа и для самого инвестора. Прежде чем подавать иск, инвесторы должны подумать, какие последствия будут для обеих сторон», — говорит Рената Джордж.

Иск к фаундеру — это действительно крайняя мера, отмечает и Антон Панченков, потому что, если он подается без серьезных причин, то к такому инвестору больше никто и никогда не пойдет за деньгами. 

Антон добавляет, что инвесторы обычно не завидуют успехам фаундера, а, напротив, хотят, чтобы основатель хорошо зарабатывал, был счастливым и успешным — потому что это означает, что заработает и сам инвестор. 

«Стартап — это не история про “взять погонять деньги инвестора и пожить красиво”. Это история про то, как можно вместе с инвестором хорошо заработать. Вместе — одно из ключевых слов».

 

Фото на обложке: Salivanchuk Semen / Shutterstock
Фото: предоставлены спикерами

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Deeptech, Healthcare и маркетплейсы: венчурные итоги 4 квартала 2023 года
  2. 2 Как получить грант на инновации. Учимся на опыте IT-компании
  3. 3 SAFE, конверт и варрант: разбираемся в популярных венчурных инструментах
  4. 4 Проверка для вендоров: семь условий, чтобы ваш продукт захотели продавать партнеры
  5. 5 Розничные инвесторы становятся движущей силой рынка. Венчурные итоги 3 квартала 2023 года
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти