Аналитика

«Плюсов в этой ситуации не вижу вообще»: что говорят предприниматели в России

Аналитика
Варвара Краснова
Варвара Краснова

Журналист и автор RB.RU

Елена Черкас

Действия на Украине начались две недели назад. Сам по себе факт и последовавшие за ним санкции (тут Россия стала мировым рекордсменом) обвалили рубль, нарушили логистику, спровоцировали отток кадров — фактически отрезали страну от западного мира. 

Как результат, предприниматели столкнулись с беспрецедентными — даже по сравнению с пандемией — экономическими и моральными трудностями. Так, опрос RB.RU показывает, что непосредственное влияние событий уже ощутили 60% компаний. 

Обстоятельства толкают в том числе на уход с локального рынка. По данным того же опроса, релокация предстоит примерно половине бизнеса: на переезд решились 30% фаундеров, еще 25% всерьез об этом думают. Также Россию покинули более 330 зарубежных игроков, подсчитала Йельская школа менеджмента. 

Тем не менее, жизнь продолжается — и у многих предприятий осталось если не «окно», то хотя бы «форточка» возможностей.

В качестве слепка сегодняшних реалий RB.RU предлагает мнения предпринимателей из разных отраслей, а в качестве напоминания — базовые антикризисные рекомендации.

«Плюсов в этой ситуации не вижу вообще»: что говорят предприниматели в России

 

Никакого «счастливого» контента

 

Коммуникации, программы лояльности, НИОКР — в неспокойные периоды бизнес зачастую экономит на статьях расходов, которые можно просто и быстро «урезать».

Однако статистика показывает, что это далеко не всегда верный шаг. К примеру, во время экономических спадов проактивный маркетинг помогает не только выжить, но и вырасти, убеждены американские ученые. Впрочем, сегодняшнее положение российского рынка выходит далеко за рамки рецессии.

«За один день мы лишились клиентов и поставщиков, — делится Илья Цигельницкий, генеральный директор «Вики Восток Сувенир». — В момент неопределенности бюджет на промопродукцию страдает первым. А примерно половина нашего товара — из импортного сырья, которое еще вроде бы есть, но по факту уже не продается, поскольку все ждут, когда устаканится цена.

Плюс в России отказались работать Messe Frankfurt и Messe Duesseldorf — крупнейшие организаторы ярмарок, выставок и конференций. В условиях наполовину закрытых границ это значит, что наша работа просто становится ненужной.

Знаешь все изменения, которые затронули твой бизнес? Пройди тест по ссылке и получи полезный подарок

Можно выбрасывать на помойку оборудование, которое еще месяц назад стоило миллионы долларов

В помощь государства тоже не верится — ведь мы не про нефтегаз и не про металл».

Более оптимистично настроена основательница коммуникационного агентства PR Partner Инна Анисимова: «Предприятия, особенно те, кто занимается импортозамещением, неизбежно будут вкладываться в маркетинг. Поэтому на данный момент я не планирую закрывать бизнес в России, тем более что надеюсь на стабилизацию.

Хотя и сейчас многие не отказываются от коммуникаций. Правда, всем клиентам мы обозначили табу на инфоповоды из серии “мы хорошо заработали” или “посмотрите на наш новый продукт”. Рекомендуем работать по повестке, оперировать фактами, избегать резких оценок и комментировать только то, в чем есть экспертиза».

И все же предпринимательница констатирует частичное схлопывание рынка: «Наша компания на рынке 15 лет, даже в пандемию мы остались на достойном уровне по выручке. В этом году в планах был рост на 30%, но в итоге на середину марта потеряли 20% оборота. Это неудивительно, учитывая, что 40% наших клиентов — зарубежные. После введения первого пакета санкций они стали замораживать проекты, а десять компаний вовсе прекратили сотрудничество. 

Нам же, к сожалению, пришлось приостановить наем новых сотрудников, передать аутсорсные задачи “недозагруженным” сотрудникам, а также рассмотреть сокращение тех, кто на испытательном сроке. И, конечно, после всего случившегося нам будет нереально вести самостоятельно PR-кампании на Украине, как раньше».

Анастасия Загорская, руководитель маркетингового агентства «Оранжери», тоже отмечает, что с 24 февраля многие клиенты отказались от «счастливого» контента: «Рекламные кампании целиком не прекратили, но масштабные промоакции и развлекательные мероприятия пока на стопе. 

А так планов было много, конечно, от выступлений на форумах до запуска курса по маркетинговым исследованиям. Раньше март знаменовал начало активного делового сезона для моего бизнеса. Теперь же долгосрочные стратегии не работают и что будет дальше — никто не знает».

«Плюсов в этой ситуации не вижу вообще. А все уроки бизнес извлек еще из марта 2020 года — не класть все яйца в одну корзину. Например, помимо агентства я преподаю маркетинг и PR в двух университетах. Да, там маленькая зарплата, но хоть какая-то рабочая нагрузка есть. 

Еще приходится отказываться хоть и от любимых, но низкомаржинальных проектов — например, я продала кофейню», — уточняет предпринимательница. 

«Но, по крайней мере, коммуникация с партнерами и коллегами осталась такой же теплой и дружелюбной, даже несмотря на то, что почти все зарубежные клиенты перенесли оплату на неопределенный период. Все понимают, что ситуация более чем нестандартная, и верят, что это все когда-нибудь закончится». 

Как подчеркивает Анастасия, сейчас крайне важна целевая господдержка — реальные, а не номинальные субсидии. Но в любом случае она планирует и дальше строить бизнес в России: «Это моя страна, я ее люблю и никуда не хочу уезжать». 

Коучинговая компания ICU Group также стала заложником ситуации. «У нас шесть представительств на Украине, команда тренеров состоит из россиян, украинцев и белорусов, вся наша аудитория — украинцы, — перечисляет продюсер Юлия Васнецова. — Но при всей любви и уважении к украинцам, находящимся сейчас в страшном положении, мы остаемся гражданами страны, из-за которой они в такое положение и попали.

Довольно сложно объяснить, почему не всегда возможно проявить гражданскую активность

Что касается финансов, только за первые дни мы потеряли около миллиона рублей. И продолжаем терять. Но когда гибнут люди, цифры уходят на задний план. Каждый день проводим перекличку, кто жив, кто как. Это очень тяжело психологически и физически. Хотя не сравнится и близко с тем, что чувствуют люди в соседней стране. 

Что дальше делать, мы пока не понимаем. Надеемся на скорейшее завершение боевых действий, чтобы открылась возможность какого-то прогнозирования».

 

Разобраться с поездками «здесь и сейчас»

 

Для операторов путешествий последние несколько лет стали своеобразной «великой депрессией». С локдаунами 2020 года не справилось каждое пятое туристическое агентство, а выручка выживших упала в среднем на 40%. И все же индустрия смогла частично восстановиться — благодаря господдержке и смещению акцента на внутренние поездки.

События последних недель снова ударили по отрасли: наполовину закрытое небо, отзыв зарубежных самолетов, проблемы со страховками, отключение от международных систем бронирования. В первые же дни прогноз был неутешительным: как минимум половина выездного турпотока перейдет во «внутреннее русло». С тех пор на российский бизнес наложили — и продолжают накладывать — новые запреты.

Про положение делового туризма рассказывает Анна Коваль, руководитель отдела деловых поездок агентства Starliner: «В постпандемийный период 80% оформляемых через наше агентство поездок совершаются внутри страны.

Большая часть из них — это авиаперелеты. И, конечно, введенные против гражданской авиации санкции могут значительно повлиять на транспортную доступность даже внутренних регионов, по крайней мере, пока Россия не решит вопросы с авиафлотом в части страхования и технического обслуживания. На данный момент есть информация, что уже несколько сотен самолетов отечественных авиакомпаний переведены в российский реестр.

По имеющимся у нас данным, в относительно штатном режиме полеты продолжатся до 28 марта 2022 года, дальше — по обстоятельствам

И мы настоятельно рекомендуем своим партнерам и клиентам использовать этот период для решения бизнес-задач “здесь и сейчас”. Такую рассылку сделали 3 марта и сразу же после зафиксировали максимальный объем продаж за день с начала пандемии. Заметен всплеск интереса и к передвижению на железнодорожном транспорте. Скорее всего, в ближайшее время эта тенденция коснется и автобусных перевозок». 

«Постоянно меняющиеся условия работы заставляют принимать решения с ходу. В таких обстоятельствах считаем жизненно важным не пропадать с радаров, не поддаваться панике и продолжать выполнять обещания, — уверенна Анна.  — Сейчас как никогда нужны сигналы, что деловая активность жива — будь то личная встреча, телефонный звонок или сообщение. Мы оповестили всех своих клиентов, что продолжаем работу в штатном режиме, вырабатываем решения, как минимизировать риски, и корректируем маршруты с учетом новых ограничений».

 

«Мы должны оставаться островком спокойствия»

 

За последние дни февраля продуктовые ритейлеры, рестораторы и сервисы доставки еды не успели ощутить последствий. В марте все изменилось: поставщики стали серьезно повышать цены, ужесточили условия оплаты или вовсе отказались от продления контрактов.

Дополнительная сложность в том, что ФАС продолжает сдерживать публичные комментарии — направляет предостережения предпринимателям, высказавшимся о кризисе и повышении цен на конкретные товары.

Регулятор считает, что такие высказывания в СМИ «являются недопустимыми, так как способствуют ажиотажному спросу на продукцию и необоснованному росту цен». Впрочем, рынок не согласен: к примеру, в Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров уверены, что ценник не зависит от публичных заявлений.

Единственная позитивная новость — отмена QR-кодов для посещения заведений. Директор по развитию и владелец бренда «Якитория» Александр Муратов считает, что отсутствие коронавирусных ограничений позволит рестораторам хотя бы в перспективе компенсировать нынешние потери.

«Последние две недели были очень трудными в целом для российского бизнеса, в том числе для ресторанной отрасли. Столкнулись с ожидаемым оттоком клиентов — в среднем объем заказов в залах и на доставку сократился на 60%, со сложностями с закупкой продукции — из-за колебания курсов валют многие поставщики либо приостановили отгрузки полностью, либо стали сокращать или вовсе отменять отсрочки по платежам. 

Также за несколько дней заметно выросла стоимость импортной продукции, в частности алкоголя, подорожали даже материалы для упаковки товаров, — перечисляет Александр. — Сейчас необходимо первым делом найти альтернативных поставщиков и пересобрать меню, ведь ситуация может измениться в любой момент.

Помимо оптимизации бизнес-процессов, главное, что мы можем в нынешней ситуации — это поддерживать коммуникацию с клиентами, улучшать качество сервиса, вести уместные маркетинговые активности. Делать все, чтобы сохранять лояльность гостей даже в такой экономической ситуации». 

С ним соглашается Сергей Жуков, певец и владелец сети «Руки ВВерх! Бар»: «Пришло время бороться за каждого клиента. И речь не о заработке — у наших гостей доходы тоже не растут. Речь о том, чтобы сохранить прежние условия работы, дать людям возможность хотя бы на время отвлечься от проблем, не переживая за собственный кошелек.

Поэтому, считаю, на короткий период мы должны пожертвовать своей маржой и прибылью. В частности, до конца марта сохраним цены на все меню напитков и кухни — несмотря на неопределенность и рост закупочных цен. Эти меры касаются не только столичных баров, но каждого нашего заведения от Сочи до Владивостока. К этому призываем и других рестораторов».

Своей историей поделилась и Дарья Сонькина, основательница кафе «Овсянки», интернет-магазинов «Дашины пирожки» и «Банч»: «В начале 2020 года я подумала “как хорошо начался год”. В марте наступил локдаун, пирожки стали заказывать меньше — и тогда придумала продавать заготовки и соусы. Проекты росли, решилась открыть маленькое кафе с завтраками.

Январь 2022 года был успешным, рынок практически отошел от пандемийного кризиса — и я снова подумала “вот теперь заживем”

Но сейчас экономика рухнула, общество раскололось — о нормальном функционировании бизнеса речь не идет. Нам еще повезло: поставщики не перевели на предоплату, да и посетители пока что есть. Тем не менее приходится очень туго. Счета за аренду, оплата сотрудникам, кредиты, обязательства перед партнерами... В условиях тотальной неопределенности это давит. Плюс некоторые партнеры изменили условия. “Озон”, например, повысил комиссию по гибким выплатам с 0,9% до 3,9%, и деньги не приходят с 28 февраля.

Отдельная ирония в том, что мы последние полгода вели переговоры с “Самокатом” и в итоге получили большой заказ на соусы. Это было за два дня до начала открытого конфликта с Украиной и всем миром. И, конечно, согласованные цены уже неактуальные. И хотя сотрудничество продолжаем, заработать мы уже не сможем. Еще мы искали инвесторов — этот труд тоже пошел в топку.

Думаем, как пережить кассовый разрыв, как перестроить производство. Закрывать проекты не собираюсь, как и понижать качество или уменьшать порции. Мы должны оставаться островком спокойствия, где можно выдохнуть и выпить любимый кофе по привычной цене. Это и есть наша миссия, наша борьба с происходящим ужасом».

Службам доставки, специализирующимся на еде, пока что приходится проще. Так, Роман Копнин, сооснователь единого сервиса заказа еды Chibbis, рапортует о том, что у его компании явных проблем нет: «Сокращение штата не планируем, наоборот, продолжаем нанимать новых сотрудников. Но будем реалистами: санкции вводятся, финансовое положение людей ухудшается, плюс впереди плановый сезонный спад.

Пока что в экономическом плане не произошло того, что нельзя было бы исправить или компенсировать. Однако, если ситуация не выровняется в ближайшее время, придется ждать уже не кусочного, а общего роста цен и, как следствие, снижения покупательной способности — мы пока закладываем ее падение в 10-15%. 

Возможны проблемы с оплатами от ресторанов. Придется искать альтернативный софт, другие пути онлайн-оплат и переводов зарубежным подрядчикам и сотрудникам. Отдельная боль — отключение рекламного трафика в Google Ads и Facebook. У нас, например, 65% заказов делают старые юзеры и этого хватит “на жизнь” — но вот рестораторам, с которыми мы тесно связаны, придется туго».

 

«Как ковид в легкой форме» 

 

Если кто-то и «выигрывает» от происходящего, то это отечественные производители ПО и финтех-компании. Как метко выразился один из собеседников RB.RU: «Говорить о плюсах сейчас моветон. Но, конечно, у софтверных компаний ситуация попроще, как ковид в более легкой форме. Вроде слабость, температура, потеря нюха — но, по крайней мере, не ИВЛ и не морг». 

На фоне массового ухода крупнейших иностранных разработчиков и отключения страны от финансовых систем спрос на отечественные решения вырос на 300%.

Стоимость российского ПО также увеличилась — пока что на 10-20%

Андрей Тян, генеральный директор инвесткомпании Amethyst Capital, уверен в том, что у перспективных российских ИТ-проектов есть хороший шанс занять освободившиеся ниши, окрепнуть и предложить свой продукт.

И действительно, непосредственные участники программы импортозамещения отмечают, что к ним чуть ли не впервые обратились предприятия негосударственного сектора — в первую очередь, банковского. Михаил Филиппенко, генеральный директор разработчика ПО для отчетностей Fast Reports, так прокомментировал ситуацию: «Я не могу сказать, что происходящее нас радует или хоть сколько-то нам нравится. Разве что утешает тот факт, что можем предложить конкурентные решения, поддержать бизнес. Только за прошлую неделю к нам синхронно пришли десять крупных новых клиентов — такого не было никогда».

Как резюмирует Семен Теняев, основатель финансового маркетплейса ВБЦ и социальной сети TenChat, «ИТ-рынок испытывает состояние шока, но в очередной раз приходит понимание, что он выживет при любых условиях».

Впрочем, тут есть и риски. О них предупреждает Александр Иванников, директор по развитию провайдера облачной инфраструктуры mClouds.ru: «Мы также фиксируем массовую миграцию, в том числе частного сектора, из зарубежных сервисов.

Большинство российских облачных провайдеров имеют резерв вычислительных мощностей, но мы уже ощущаем предпосылки дефицита оборудования. На это влияет и значительное изменение курсов валют, и увеличение сроков поставок».

На вопрос о том, можно ли уже смоделировать последствия, Александр Бочкин, генеральный директор разработчика корпоративного ПО «Инфомаксимум», отвечает так: «Давать прогнозы — дело неблагодарное, да и малоэффективное сейчас. Ситуация меняется каждый час. В полной мере мы прочувствуем последствия ухода с рынка крупнейших поставщиков софта и техники, когда системам понадобятся обновления или возникнут технические баги. То есть в ближайшие месяцы».

Михаил Попов, банкир, создатель финтех-платформы TalkBank, настроен еще более критично: «Это трагические события для всего мира и России. На ИТ-индустрии они сказываются особенно сильно, так как здесь очень развиты международные связи. В целом одна из главных составляющих ИТ-бизнеса — мировая связанность на базе глобальной сети интернет. И тут разрывы и ограничения, конечно, недопустимы».

О том, как события отразятся на отраслевом рынке труда, рассуждает Владимир Завертайлов, основатель scrum-студии «Сибирикс»: «На какое-то время бурный рост зарплат в ИТ, который мы наблюдали последние два года, остановится, поскольку у команд, которые целиком работали на зарубеж, сейчас возникнут серьезные проблемы с оборотными средствами, а курс рубля сильно упал. 

Однако в течение полугода-года цены на отечественные ИТ-услуги ощутимо вырастут — и тогда на фоне оттока мозгов подскочат и зарплаты разработчиков. Это приведет к тому, что на рынке останутся очень дорогие и не очень лояльные, но все же готовые кадры. Несмотря на нехватку рук, джуниорам будет сложнее устроиться — для ИТ-компаний они и раньше были рискованной инвестицией».

Практически все собеседники RB.RU упоминают о том, как своевременны официальные меры поддержки ИТ-компаний и их сотрудников. В частности, Елена Волотовская, вице-президент по инвестициям Softline и руководитель комитета «Опоры России» по информационным технологиям, называет их беспрецедентными: «Освобождение от уплаты НДФЛ сотрудников и от налога на прибыль работодателей, льготная ипотека, упрощенное получение вида на жительство для айтишников из других стран, возмещение затрат на разработку цифровых платформ — все это серьезная заявка на качественные перемены в российской ИТ-индустрии».

Однако прошлый опыт реализации таких мер вызывает у предпринимателей некоторый скепсис. «Если посмотреть на опыт организации правительственной поддержки ИТ-компаний — например, на господдержку электронных торговых площадок для проведения закупок в рамках № 44-ФЗ и № 223-ФЗ, — можно сделать вывод, что поддержка превратилась скорее в регулирование. 

Тогда помогли отдельно взятым проектам, отобранным на основании довольно странных критериев. Остальные, в том числе и ключевые игроки рынка, остались за бортом без объяснения причин. В нынешних условиях очень хочется надеяться, что экономическое стимулирование коснется всех игроков и что понятие “ограничение рынка” будет ассоциироваться исключительно с западными санкциями», — конкретизирует Сергей Сердюков, директор по спецпроектам группы электронных торговых площадок OTC.ru.

По словам Елены Волотовской, чтобы сегодняшняя госинициатива принесла плоды, важно соблюсти три основных условия. Первое — прозрачно регламентировать правила участия в программе поддержки. Второе — стартовать максимально быстро. Третье — непрестанно собирать обратную связь от бизнеса и корректировать под нее стратегию. 

«Работой надо ошибками» занимается не только государство — самоорганизовывается и бизнес. В частности, вопросом «ультрабыстрого импортозамещения» занялись представители Альянса UC 3.0, объединения российских разработчиков решений для корпоративной коммуникации (входят компании Vinteo, eXpress, CommuniGate Systems и Neutronix). 

«С момента выбора новых ИТ-решений до начала стабильной эксплуатации может пройти много месяцев. Такую паузу себе не может позволить никто, и многие предприниматели сейчас в растерянности. Поэтому мы решили объединить экспертизу, синхронизировать продукты — и теперь стартовое развертывание видеосвязи, телефонии и прочего софта для рабочей коммуникации займет примерно неделю».

 

«Эмоционировать — все равно что парализовать бизнес»

 

Идеальной защиты от идеального шторма не существует. Но это не означает, что ничего нельзя предпринять. Вот что советуют собеседники RB.RU:

  • Сосредоточиться на core-продукте 

«Политические конфликты рано или поздно останутся в прошлом. И тогда можно будет говорить о дальнейшем развитии. Но сейчас, в период хаоса, мы отказались от всех исследовательских проектов и переводим сотрудников в те направления, где возможны осязаемые результаты на горизонте двух-трех месяцев», — оценивает положение Иван Труфанов, СЕО сервиса доставки еды и товаров Broniboy. 

  • Адаптировать предложение под ситуацию

Михаил Беляндинов, сооснователь медицинской компании BestDoctor, рассказывает, что в условиях всеобщего стресса сделали упор на поддержку ментального здоровья: «Мы создали продукт с горячей линией психологов, масштабировали направление индивидуальных психологических консультаций — это сейчас как никогда необходимо.

Также видим, что многие сотрудники сейчас уезжают за рубеж, а некоторые организации релоцируются полным составом. Поэтому в качестве отдельного продукта запустили программу долгосрочного страхования выезда за рубеж. Думаем, это поможет людям чувствовать себя защищеннее даже в такой нестабильности».

  • Диверсифицировать

«Мы работали с предпринимателями и инвесторами по всему миру, а наш коллектив в принципе не был привязан к конкретной локации. Теперь мир разделился на "до" и "после". Придется искать дополнительные точки опоры, создавать другие рабочие конструкции — особенно в части приема денег, каналов привлечения и взаимодействия с аудиторией, даже ценностей и формулировок, транслируемых вовне. Даже изучаем варианты с созданием нового бизнеса или нескольких», — делится планами Полина Русяева, основатель маркетингового и PR-агентства The Pencil.

  • Не концентрироваться на эмоциях

«В моменте нам пришлось принять решение о закрытии текущего бизнеса и пивоте на других рынках. В таких напряженных условиях стараюсь сильно не рефлексировать, потому что беспрестанное проживание эмоций — это паралич деятельности, а предприниматель никогда не может останавливаться, он несет ответственность за сотрудников и клиентов.

Реагировать оперативно, сохранять открытость, не паниковать, быть гибким — эта мантра с нами с пандемии», — размышляет Виктория Рахимова, соосновательница платформы для экспорта российских товаров B2B-Export. 

  •  Помнить о человечности

«Последние недели мы плотно общаемся с клиентами. У нас традиционно достаточно дружеская коммуникация, но сейчас особенно важно быть на связи, — подчеркивает исполнительный директор платформы для управления данными HFLabs Константин Степанов. — Больше стали общаться на личные темы и с сотрудниками: поддерживаем друг друга и честно рассказываем, что у кого происходит.

Предложили помощь тем, у кого друзья или родственники оказались в тяжелой ситуации. Первые недели кризиса — самое страшное время, и тут важно сохранять человеческий контакт, это высшая ценность для бизнеса».

  •  Не останавливаться

Максим Натапов, основатель сети частных школ и детских садов ONE! International School, призывает помнить, что дорогу осилит идущий: «Россия останется большим рынком, выстроятся новые цепочки, расширятся выходы на ближние и дальние восточные страны. Сейчас время настоящих предпринимателей, то есть людей безусловной веры в возможности. На фоне таких коллапсов и создаются самые сильные продукты».


 Обложка: Unsplash

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Резидент «Сколково» запустил первое в России производство протезов колена
  2. 2 Ученые придумали рыбу-робота для очистки морей от пластика
  3. 3 Почему центры обработки данных перемещаются в города
  4. 4 «Яндекс» выложил в открытый доступ нейросеть для генерации текстов на русском и английском
  5. 5 VK Play снизила комиссию для всех разработчиков игр до 5%
UDS CAPITAL
Фонд UDS Capital инвестирует в стартапы по теме FinTech
Подробнее